||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 сентября 2002 г. N 51-кпо02-27

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Шурыгина А.П.,

судей Верховного Суда Зырянова А.И., Климова А.Н.,

рассмотрела в судебном заседании от 4 сентября 2002 года кассационный протест государственного обвинителя Сергеевой И.А. и кассационные жалобы осужденных Н. и П.Ю. на приговор Алтайского краевого суда от 8 февраля 2002 года, которым

Н., <...>, ранее судимый:

1). 26 февраля 1998 года по ст. 228 ч. 1; 228 ч. 3 п. "в" УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ, к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожденный 21 июля 2000 года в связи с актом об амнистии.

осужден к лишению свободы: по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" на 15 лет; 162 ч. 3 п. "в" на 12 лет с конфискацией имущества. По совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, окончательное наказание ему определено в виде лишения свободы сроком на 15 (пятнадцать) 6 (шесть) месяцев в исправительной колонии особого режима, с конфискацией имущества.

Я., <...>, ранее не судимый,

осужден по ст. ст. 33 ч. 5 и 161 ч. 2 п. п. "а", "в", "д" УК РФ на 3 (три) года лишения свободы.

Постановлено освободить Я. от назначенного наказания в соответствии с пунктом 7 подпункта 2 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии в отношении несовершеннолетних и женщин" от 30 ноября 2001 года.

П.Ю., <...>, ранее не судимая,

осуждена к лишению свободы: по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" на 8 лет 6 месяцев; 162 ч. 3 п. "в" на 8 лет. По совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, окончательное наказание ей определено в виде лишения свободы сроком на 9 (девять) в воспитательной колонии.

Постановлено взыскать с П.Ю. и Н. в солидарном порядке в пользу Т.С. 26 258 рублей в счет возмещения материального вреда и в счет компенсации за моральный вред в равных долях по 70 000 рублей с каждого. До достижения несовершеннолетней П.Ю. совершеннолетия либо до появления доходов или иного имущества обязанности по возмещению материального и морального вреда возложены на ее законного представителя - П.Т.

По делу также решен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Зырянова А.И., объяснения осужденной П.Ю., по доводам кассационных жалоб и мнение прокурора Козусевой Н.А., протест поддержавшей и полагавшей приговор изменить, судебная коллегия

 

установила:

 

Н. и П.Ю. при обстоятельствах изложенных в приговоре, признаны виновными в том, что 13 августа 2001 года, около 6 часов, незаконно проникли в дом N <...>, где совершили разбойное нападение на Т.П., 1934 года рождения, с причинением значительного ущерба потерпевшему и последующее убийство Т.П. сопряженное с разбоем. После чего завладели имуществом и деньгами потерпевшего на общую сумму 30 258 рублей, а Я. признан виновным в пособничестве этому открытому хищению имущества.

В судебном заседании Н. П.Ю. и Я. виновными себя признали частично.

В кассационном протесте государственного обвинителя ставится вопрос об изменении приговора в отношении Я. в связи с неправильным применением уголовного закона при решении вопроса о его освобождении от наказания и об отмене приговора в отношении всех осужденных в части разрешения гражданского иска.

В кассационных жалобах:

осужденный Н. утверждает о своей непричастности к убийству Т.П. и приводит доводы о том, что данное преступление совершила одна П.Ю. Далее Н. указывает, что в момент задержания ему была причинена черепно-мозговая травма и, что в силу болезненного состояния он не читал первоначальные показания, которые были написаны следователем, поэтому просит разобраться в правильности его осуждения и смягчить ему меру наказания до возможных пределов с учетом наличия на его иждивении несовершеннолетних детей.

Осужденная П.Ю., не приводя каких-либо конкретных доводов, также утверждает о своей непричастности к убийству Т.П., и просит об отмене приговора в части ее осуждения по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ и смягчении меры наказания с учетом того, что разбойное нападение совершила в несовершеннолетнем возрасте.

Потерпевший Т.С. в возражениях на кассационные жалобы, указывает о своем несогласии с ними.

Проверив материалы дела и, обсудив доводы кассационных протеста и жалоб, и возражения на жалобы, судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности осужденных в инкриминируемых им деяниях, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах и, в частности подтверждаются:

данными протокола осмотра места происшествия о следах преступлений; протоколами обнаружения и изъятия телевизора похищенного у Т.П.;

заключениями судебно-медицинских экспертиз о характере, количестве и тяжести телесных повреждений, обнаруженных на трупе Т.П. и, причине наступления смерти последнего от механической асфиксии от сдавления органов шеи петлей при удавлении; что подтверждается наличием одиночной поперечно расположенной хорошо выраженной, равномерно вдавленной, незамкнутой на границе верхней и средней трети шеи странгуляционной борозды, образование которой не исключается от воздействия шнуром электроудлинителя. При этом обнаруженные на трупе Т.П. кровоизлияния в мягкие ткани в затылочной области справа могли образоваться от воздействия тупым, твердым предметом и не исключается от удара бутылкой;

заключением судебно-биологической экспертизы, что на шнуре электроудлинителя найден пот, в большинстве следов принадлежащий Т.П., однако не исключается и примесь пота П.Ю. и Н.;

показаниями свидетелей К., П., К., применительно к обстоятельствам изложенным в приговоре, где они полностью изобличают осужденных Н. и П.Ю. в разбойном нападении и убийстве потерпевшего Т.П.;

показаниями самих осужденных Н., П.Ю. и Я. в той части, в которой суд, признал их достоверными и обоснованно положил в основу приговора, где каждый из них в отдельности полностью изобличает друг друга в инкриминируемых деяниях.

Судом, в частности установлено что, впустив в квартиру Н., П.Ю., продолжая реализацию своего умысла на разбой, а также возникший у нее умысел на убийство Т.П. с целью завладения его имуществом, стала душить потерпевшего, затягивая на его шее шнур электроудлинителя. Увидев происходящее и услышав словесно высказанное П.Ю. намерение убить потерпевшего, Н. присоединился к действиям П.Ю. по затягиванию на шее Т.П. шнура электроудлинителя.

Судом также обоснованно установлено, что осужденные действовали как соисполнители по убийству Т.П., поскольку в процессе лишения жизни потерпевшего осужденные совместно затягивали на шее Т.П. шнур электроудлинителя.

Таким образом, судом обоснованно признано, что осужденные действовали группой лиц с прямым умыслом на лишение жизни потерпевшего Т.П. и от их согласованных действий, потерпевшему были причинены телесные повреждения, от которых и наступила его смерть.

На основании этих, а также других указанных в приговоре доказательств, которым дана надлежащая оценка, суд правильно квалифицировал действия осужденных Н., П.Ю. и Я. в содеянном.

С учетом изложенного, с доводами кассационных жалоб осужденных Н. и П.Ю. о необоснованности приговора и, в частности, о неправильном применении закона к их действиям, согласиться нельзя, поскольку они опровергаются исследованными судом доказательствами.

Не установлено данных, свидетельствующих об исследовании недопустимых доказательств, ошибочного исключения из разбирательства допустимых доказательств или об отказе стороне в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационной жалобы осужденного Н. об использовании в суде недопустимых доказательств, так как данные об этом в материалах дела отсутствуют, протоколы его допросов на предварительном следствии, не признавались судом недопустимыми доказательствами, и оснований к этому не было, выводы об этом мотивированы в приговоре, в частности при допросе осужденного и выполнении следственных действий участвовал адвокат, а недозволенных методов ведения следствия не установлено.

Каких-либо данных об оговоре судом также не установлено, поэтому и в этой части доводы жалоб осужденных Н. и П.Ю., являются надуманными.

Наказание осужденным назначено в соответствии со ст. 60 УК РФ, с учетом степени общественной опасности содеянного, совокупности смягчающих и отягчающих их наказание, а также данных о личности.

Вместе с тем, как правильно указано в протесте и усматривается из материалов дела, суд ошибочно освободил Я. от назначенного наказания в соответствии с пунктом 7 подпункта 2 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии в отношении несовершеннолетних и женщин" от 30 ноября 2001 года, поэтому судебная коллегия считает необходимым приговор в отношении Я. изменить и освободить его от назначенного наказания в соответствии с подпунктом "б" пункта 1, указанного Постановления.

Кроме того, судебная коллегия, соглашаясь с доводами протеста, считает, что суд ошибочно исключил гражданско-правовую ответственность Я. перед потерпевшим, тогда как в соответствии с требованиями закона и ст. 1080 ГК РФ при совершении преступления несколькими лицами они несут солидарную ответственность за причиненный ущерб по эпизодам преступления, в которых установлено их совместное участие. В данном случае, суд первой инстанции обоснованно признал Я. соучастником открытого похищения имущества потерпевшего Т.П., поэтому судебная коллегия считает необходимым, отменить приговор в части разрешения гражданского иска о взыскании материального вреда, признать за гражданским истцом право на удовлетворение иска и дело в этой части направить на новое судебное разбирательство в порядке гражданского судопроизводства.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора по доводам кассационных жалоб, по делу не имеется. Материалы дела исследованы полно, всесторонне и объективно.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Алтайского краевого суда от 8 февраля 2002 года в отношении Н., П.Ю. и Я. отменить в части гражданского иска о взыскании материального вреда, признать за гражданским истцом право на удовлетворение иска и дело в этой части направить на новое судебное разбирательство в порядке гражданского судопроизводства.

Этот же приговор в отношении Я. изменить, освободить его от назначенного наказания в соответствии с подпунктом "б" пункта 1 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии в отношении несовершеннолетних и женщин" от 30 ноября 2001 года.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"