||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 3 сентября 2002 г. N 51-кпо02-22

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Шурыгина А.П.

судей Шишлянникова В.Ф. и Микрюкова В.В.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе осужденного Ю. на приговор Алтайского краевого суда от 11 февраля 2002 года, которым

Ю., <...>, не имеющий судимости,

осужден к лишению свободы

по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ сроком на 15 лет;

по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "б", "н" УК РФ сроком на 10 лет;

по ст. 166 ч. 1 УК РФ сроком на 2 года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 18 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с Ю. в пользу Б.Л.Н. и Б.Л.П. по 100 000 рублей каждой в счет компенсации морального вреда и 7632 рубля 26 коп. в пользу Б.Л.П. в возмещение материального ущерба.

Заслушав доклад судьи Шишлянникова В.Ф. по обстоятельствам дела и доводам жалобы, объяснения осужденного Ю., поддержавшего свою кассационную жалобу, мнение прокурора Костюченко В.В., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

согласно приговору, Ю. 15 августа 2001 года в р.п. Белоярск Алтайского края из корыстных побуждений совершил умышленное убийство Б.Л.В., после чего неправомерно завладел его автомобилем без цели хищения, а также покушался на убийство Т.Н., выполнявшего свой общественный долг по задержанию Ю.

В судебном заседании Ю. вину признал частично.

В кассационной жалобе осужденный Ю., не соглашаясь с приговором, указывает, что изложенные в нем выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, утверждает, что не наносил ударов кулаком по лицу водителю Б.Л.В., нанес ему один удар ножом в целях самозащиты, после того как потерпевший первый нанес ему ножевое ранение, убивать Б.Л.В. не хотел. Изъятие ножа произведено без участия понятых, к материалам дела в качестве вещественного доказательства приобщен не его нож. Следственный эксперимент проведен в следственной комнате ИВС, а не в автомашине, поэтому воспроизвести свои действия и действия водителя не представилось возможным, просит отменить приговор и дело направить на дополнительное расследование.

В дополнительной жалобе осужденный Ю. приводит аналогичные доводы и, кроме того, указывает, что по делу не проведена дактилоскопическая экспертиза ножа, обнаруженного под трупом Б.Л.В., поэтому выводы органов следствия и суда о том, что Б.Л.В. он (Ю.) убил его ножом не основаны на доказательствах. Утверждает, что у него не было умысла на убийство Б.Л.В., не знает как нож оказался в шее потерпевшего, а затем под его телом на земле. Все последующие поступки в отношении Т.Н. совершал в состоянии сильного душевного волнения. Полагает, что характеристика личности потерпевшего Б.Л.В., данная его родственниками, является необъективной. Просит отменить приговор и дело направить на новое рассмотрение.

В возражениях на кассационные жалобы осужденного, представитель потерпевшего Б.Л.П. опровергает изложенные в них доводы и просит оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений, судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и справедливым.

Вопреки доводам жалобы осужденного Ю., его вина в содеянном при обстоятельствах, указанных в описательной части приговора, материалами дела установлена полностью и подтверждена совокупностью собранных по делу доказательств, анализ которых подробно изложен в приговоре, в том числе и собственными показаниями осужденного, не отрицавшего факты причинения смерти Б.Л.В. и ранения Т.Н.

Так, Ю., допрошенный судом в качестве подсудимого, показал, что за проезд на такси он платить действительно не собирался, намериваясь договориться с водителем об отсрочке оплаты. Когда возвращался обратно в р.п. Белоярск, попросил отвезти его на ул. 3-я Береговая, зная о том, что там имеется тупик и в случае необходимости он сможет убежать, избежав тем самым оплаты за проезд, если не договорится с водителем. Однако, когда он стал говорить Б.Л.В. об отсрочке оплаты, последний стал удерживать его за одежду, взяв в руки какой-то острый предмет. Обороняясь от действий Б.Л.В., который пытался его ударить, он порезал себе левую руку в области запястья, затем, достав из кармана своих брюк складной нож, нанес им удар в шею Б.Л.В. После этого он выскочил из машины и, отбежав чуть в сторону, спрятался в темноте. Когда понял, что никто за ним не гонится, он вернулся обратно к машине и увидел лежащего рядом с машиной мертвого Б.Л.В. Намереваясь как можно быстрее скрыться с места происшествия он попытался уехать на машине потерпевшего, однако, не справившись с управлением автомобиля, врезался в ворота дома Л. Когда на шум вышли хозяева дома и соседи Т.Н., которые его знали ранее, Л. стал угрожать ему ножом, порезав при этом палец на руке, а Т.Н. вытащил из машины и сказал, чтобы он уходил. Когда он стал уходить, к нему кто-то стал подходить сзади. Развернувшись, он увидел Т.Н., которого ударил два раза имеющимся у него складным ножом в область живота, не желая, однако его убивать. Считает, что Т.Н. его не задерживал, а удары ножом Т.Н. он нанес потому, что тот стал подходить к нему со спины. До этого он убийством никому не угрожал, машиной завладел лишь для того, чтобы побыстрее уехать с места преступления. Утверждает, что в салоне автомобиля защищался от действий Б.Л.В., который напал на него с ножом, когда он отказался платить за проезд.

Свидетель К. полностью подтвердила свои показания данные в ходе предварительного следствия (л.д. 177 - 179), где она поясняла, что 15 августа 2001 года, около 23 часов, Ю. пошел провожать их с П. на автобусную остановку, предложив им затем доехать на такси. На их вопрос, где он возьмет деньги для этого, Ю. продемонстрировал имевшийся у него складной нож, пояснив, что денег ему для поездки не нужно и что так он уже делал неоднократно. После этого Ю. стал останавливать такси, агрессивно разговаривая с водителями. В связи с этим первый водитель не согласился их подвозить, однако затем Ю. договорился о поездке с водителем Б.Л.В. до района "Почтовый" г. Новоалтайска и обратно. На каких условиях он договаривался она не слышала, но когда они с П. доехали до нужного им места и вышли из машины, Ю. сел на заднее сиденье и поехал обратно в р.п. Белоярск. Больше они его не видели.

Аналогичные показания в ходе предварительного следствия дала свидетель П. (л.д. 180 - 182). После оглашения своих показаний на предварительном следствии, П. на уточняющие вопросы суда пояснила, что на следствии давала правильные и правдивые показания, без какого-либо давления на нее.

Из показаний потерпевшего Т.Н. следует, что в первом часу ночи 16 августа 2001 года он проснулся от шума на улице. Услышав крики соседей Л., он выбежал на улицу и увидел, что в ворота дома Л. врезался легковой автомобиль - такси. При этом Л. не могли выйти из ограды своего дома, так как этому мешал врезавшийся автомобиль, за рулем которого находился ранее ему знакомый Ю. Руки последнего все были в крови, в связи с чем он решил Ю. задержать, не выпуская его из машины до приезда сотрудников милиции. Однако Ю. удалось выйти из машины, после чего он стал угрожать всех зарезать, показывал свои окровавленные руки, а когда он прижал его к забору, Ю. неожиданно нанес ему два удара в живот ножом, который он у него сразу не заметил. Перед этим, когда его жена отталкивала от Ю., последний взмахивал рукой, как будто пытался раскрыть складной ножик. Когда Ю. причинил ему ножевые ранения, он убежал, так как Л. взял в руки штакетину. После этого они обнаружили труп мужчины лежавший на их улице в конце тупика. Затем его (Т.Н.) доставили в больницу, где прооперировали.

Свидетель Л.В. показал, что когда подошел к врезавшемуся в забор его дома автомобилю "такси", то заметил на крыше машины следы крови с правой стороны. За рулем машины был ранее ему знакомый Ю., руки и одежда которого также были в крови. Когда сосед Т.Н. вытащил Ю. из машины, последний отбежал в сторону, выкрикивая угрозы убийством в их адрес. Подошедший к Ю. Т.Н. закричал, что Ю. его порезал ножом. Перед этим он ножа у Ю. не видел и не заметил в какой момент Ю. мог нанести удары Т.Н.

Свидетель Т.А. пояснила, что 16 августа 2001 года, около 1 часа ночи, проснувшись от шума на улице, она выбежала из дома вместе с мужем, после чего увидела, что в ворота дома Л. врезался легковой автомобиль "такси" за рулем которого находился Ю. Последний вышел из машины и показывая свои окровавленные руки стал кричать, что всех перережет. Когда ее муж прижал Ю. к забору, а она стала его оттаскивать от Ю. в сторону, последний нанес мужу два удара ножом в живот. После этого Ю. продолжал угрожать всем убийством, но когда Л. взял в руки штакетину, убежал с места преступления. Когда Ю. убежал они на улице увидели труп мужчины с ножевым ранением. Ее муж был доставлен в больницу, где ему сделали операцию.

Аналогичные обстоятельства следуют из показаний свидетеля Л.Л.

Вина Ю. в совершении преступлений подтверждается исследованными в судебном заседании письменными доказательствами.

Согласно протоколу осмотра места происшествия, на ул. 3-я Береговая в р.п. Белоярск, между домами N 31 и N 25, посередине дороги, обнаружен труп потерпевшего Б.Л.В. с ножевым ранением в области шеи. Под трупом обнаружен кухонный нож. На этой же улице, на расстоянии 15 метров от трупа, находится врезавшийся в ворота дома N 25 автомобиль ВАЗ-2101 г/н <...> "такси". На заднем капоте автомобиля имеются пятна вещества бурого цвета в виде мазков, заднее левое колесо испачкано веществом бурого цвета, на переднем пассажирском сиденье имеются фрагментарные пятна вещества бурого цвета похожие на кровь, на внутренней части лобового стекла автомобиля имеются пятна вещества бурого цвета похожие на кровь, в виде брызг. В салоне автомобиля обнаружены деньги в сумме 165 рублей 45 коп., пейджер, радиостанция, автомагнитола, паспорт на имя Б.Л.В., водительское удостоверение на его же имя, технический паспорт на автомобиль и доверенность на его управление (т. 1 л.д. 5 - 8).

По заключению биологической экспертизы, в смыве с лобового стекла автомобиля обнаружена кровь, видовая принадлежность которой не установлена ввиду незначительности следов. На кухонном ноже, изъятом под трупом Б.Л.В. на месте преступления, в смыве с багажника автомобиля, соскобе с заднего левого колеса, обнаружена кровь человека которая могла принадлежать потерпевшему Б.Л.В., однако нельзя исключить и примеси крови Ю. (л.д. 53 - 59).

По заключению судебно-медицинской экспертизы у потерпевшего Б.Л.В. имеется рана на передней поверхности шеи слева продолжающаяся раневым каналом идущим в направлении спереди назад, несколько сверху вниз и слева направо, с полным пересечением по его ходу левой наружной яремной вены и частичным повреждением левой подключичной вены, с повреждением верхней доли левого легкого, общей длиной раневого канала 12,5 см. Данное повреждение является прижизненным, причинено незадолго до наступления смерти и относится к тяжким телесным повреждениям по признаку опасности для жизни. Кроме этого, на лице потерпевшего имеются множественные ссадины, которые причинены от воздействия тупого твердого предмета с ограниченной поверхностью, например кулака, которые в причинной связи со смертью не стоят и не повлекли за собой причинение вреда здоровью потерпевшего. Смерть потерпевшего Б.Л.В. наступала от ножевого ранения в шею, в ночь с 15 на 16 августа 2001 года, между 23.00 и первым часом ночи (т. 1 л.д. 38 - 49).

При задержании Ю. у него был изъят складной нож (т. 1 л.д. 17).

Утверждение Ю. в судебном заседании о том, что данный нож не тот, который у него был в день совершенного преступления, судебная коллегия считает надуманными.

Как пояснил сам Ю., данный нож полностью похож по своим размерам и типу изготовления на его нож, и отличается лишь другим рисунком на рукоятке, а также тем, что его нож более легко открывался.

Кроме того, при изъятии ножа Ю. не сделал никаких заявлений по этому поводу. Не заявлял он каких-либо ходатайств и в ходе всего предварительного следствия, в том числе и при ознакомлении с материалами дела.

Изъятый у Ю. нож надлежащим образом упаковывался и опечатывался, приобщен к материалам дела после осмотра в качестве вещественного доказательства (т. 1 л.д. 11 - 12).

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что в судебном заседании осмотрен именно тот нож, который был изъят у Ю. при его задержании.

По заключению медико-криминалистической экспертизы следует, что смертельное ножевое ранение Б.Л.В. с большей вероятностью причинено ножом, обнаруженным под трупом Б.Л.В. и не могло быть причинено клинком ножа, изъятого у Ю. (т. 1 л.д. 85 - 92).

По заключению судебно-медицинской экспертизы следует, что у Ю. имелась резаная рана на левом лучезапястном суставе и на ладонной поверхности левой кисти в проекции 2-го пястно-фалангового сустава, которые образовались от действия твердых предметов, имеющих острый край, причинили легкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства и могли возникнуть 16 августа 2001 года (т. 1 л.д. 99 - 100).

По заключению судебно-медицинской экспертизы потерпевшему Т.Н. причинено проникающее колото-резаное ранение брюшной стенки справа и слева, с наличием колото-резаных ран в левой боковой области живота и в правом подреберье по средней ключичной линии с выпадением сальника, а также ранением правой доли печени. Данные повреждения причинили тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни и образовались от воздействия острого колюще-режущего предмета, возможно при ударах ножом, по давности относятся к 16 августа 2001 года (т. 1 л. д. 104 - 105).

На складном ноже, изъятом у Ю. обнаружена кровь, видовая принадлежность которой не установлена ввиду незначительности следов. На рубашке и брюках Ю. обнаружена кровь человека, которая могла принадлежать как самому Ю., так и Т.Н., а в некоторых следах не исключается примесь крови от потерпевшего Б.Л.В. (т. 1 л.д. 63 - 74).

По заключению физико-технической экспертизы на лицевой стороне рубашки Ю. имеются следы крови в виде мелких и крупных брызг летевших в основном под прямым углом по отношению к поверхности материала рубашки. На спинке справа, на спинке слева, имеются помарки образовавшиеся при контакте с поверхностью материала рубашки с предметами увлажненными кровью. На лицевой стороне правой и левой полочки, левого и правого рукава рубашки имеются следы в виде брызг летевших под прямым и острыми углами, по направлению сверху вниз относительно материала рубашки. Следы крови имеются и на отлете воротника сорочки слева, в виде брызги летевшей под острым углом, в направлении спереди назад. На левой передней половине брюк Ю., с лицевой стороны, имеются следы крови в виде капель, образовавшихся от попадания их на поверхность материала брюк под углом. На задней половине брюк имеются следы крови в виде помарок (т. 1 л.д. 109 - 128).

В ходе проведения следственного эксперимента по проверке показаний Ю., последний подтвердил свои действия в отношении потерпевшего Б.Л.В. (т. 1 л.д. 265 - 266). Нарушений закона при проведении следственного эксперимента допущено не было.

Таким образом, вышеназванными и другими исследованными в судебном заседании доказательствами, вина Ю. в совершенных им преступлениях полностью доказана.

Доводы Ю. о том, что он не нападал на Б.Л.В., не наносил ему ударов руками, а только защищался от действий потерпевшего, который сам нападал на него с ножом, не соответствуют действительности и опровергаются имеющимися в деле доказательствами.

Как, правильно указано в приговоре, отрицание Ю. применения какого-либо насилия к потерпевшему Б.Л.В. с нанесением ему ударов кулаками по лицу, опровергается заключением судебно-медицинской экспертизы, согласно которому на лице Б.Л.В. обнаружены множественные кровоподтеки, которые могли быть причинены от ударов кулаками, незадолго до нанесения потерпевшему смертельного ножевого ранения в шею. Имеющиеся телесные повреждения на левой руке Ю. в виде порезов, также свидетельствуют о том, что между потерпевшим и Ю. была борьба, в ходе которой Б.Л.В. защищался, поскольку каких-либо других телесных повреждений, кроме порезов на левой руке, у Ю. не имеется.

Факт нанесения Ю. именно удара ножом в область шеи потерпевшему Б.Л.В., а не случайного ранения, как об этом указывает в своей жалобе осужденный, подтверждается заключением судебно-медицинской экспертизы, из которого видно, что удар нанесен с большой силой, нож прошел через шею в левое легкое и длина раневого канала составила 12,5 см.

С учетом всех исследованных в судебном заседании доказательств, доводы осужденного о том, что он защищался от действий Б.Л.В., суд обоснованно расценил, как избранную им форму защиты.

О том, что Ю. совершил убийство Б.Л.В. из корыстных побуждений, с целью избежания материальных затрат по оплате за проезд на такси, свидетельствуют фактические обстоятельства дела установленные, как из показаний самого Ю., так и из показаний свидетелей К. и П.

Действия Ю. по факту причинения смерти Б.Л.В. суд обоснованно квалифицировал по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ, как убийство, т.е. умышленное причинение смерти другому человеку, из корыстных побуждений, исключив из обвинения квалифицирующий признак убийства сопряженного с разбоем, так как ни в ходе предварительного, ни в ходе судебного следствия не опровергнуты доводы Ю. о том, что он не имел умысла на убийство Б.Л.В., с целью завладения его автомобилем.

С учетом того, что по делу не доказан умысел Ю. на разбойное нападение и убийство Б.Л.В. с целью завладения его автомобилем, суд обоснованно переквалифицировал действия Ю. со ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на ст. 166 ч. 1 УК РФ.

Неправомерно завладев транспортным средством, Ю. не справился с управлением и совершил столкновение с воротами дома Л., после чего его попытался задержать Т.Н., выполнявшись свой общественный долг. Однако Ю., с целью его умышленного убийства, осознавая общественную опасность своих действий, предвидя возможность наступления смерти Т.Н. и желая ее наступления, стремясь избежать своего задержания, нанес Т.Н. два ножевых удара в жизненно важную область тела - живот.

В приговоре правильно указано, что о прямом умысле Ю. на лишение жизни Т.Н. свидетельствует, как использование Ю. в качестве оружия преступления имевшегося у него складного ножа, обладающего большим поражающим свойством, также нанесение им двух ударов именно в жизненно важную часть тела - живот. Именно в результате умышленных действий Ю. потерпевшему Т.Н. были причинены опасные для жизни телесные повреждения, которые не привели к смерти потерпевшего по независящим от воли Ю. причинам, так как потерпевшему была оказана своевременная медицинская помощь в условиях стационара.

Доводы Ю. о том, что он не преследовал цели убийства Т.Н. не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, так как перед тем как нанести ножевые ранения Т.Н. он высказывал угрозы убийством, а когда Т.Н. стал принимать меры к его задержанию, нанес ему два удара ножом в живот. Свои действия прекратил лишь после того, как находящийся здесь же Л. взял в руки штакетину.

С учетом установленных в судебном заседании обстоятельств действия осужденного в отношении Т.Н. суд правильно квалифицировал по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "б", "н" УК РФ, как покушение на убийство лица в связи с выполнением данным лицом общественного долга, совершенное неоднократно.

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих за собой отмену или изменение приговора, со стороны органов следствия и суда по делу не установлено.

Психическое состояние осужденного Ю. судом проверялось и он обоснованно признан вменяемым.

Согласно заключению комплексной амбулаторной судебной психолого-психологической экспертизы, Ю. во время совершения преступлений не страдал каким-либо хроническим психическим расстройством, у него не было временного психического расстройства, слабоумия, либо иного болезненного состояния психики, которое бы лишало его способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий, либо руководить ими. В момент совершения преступлений Ю. не находился в состоянии физиологического аффекта, а находился в состоянии простого алкогольного опьянения (т. 1 л.д. 138 - 139).

Суд дал надлежащую оценку данному заключению экспертов, признал его обоснованным и не усмотрел оснований для назначения в отношении Ю. стационарной экспертизы.

Не усматривает таких оснований и кассационная инстанция.

Наказание осужденному Ю. назначено судом в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о личности виновного и всех обстоятельств дела, оно соразмерно содеянному и является справедливым.

Оснований для смягчения наказания осужденному, судебная коллегия не усматривает.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Алтайского краевого суда от 11 февраля 2002 года в отношении Ю. оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного, - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"