||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 сентября 2002 г. N 31-о02-32

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего Журавлева А.А., судей Яковлева В.К. и Семенова Н.В. рассмотрела в судебном заседании от 2 сентября 2002 года уголовное дело по протесту государственного обвинителя Высокова Л.И. на определение Верховного Суда Чувашской Республики от 21 мая 2001 года, которым уголовное дело в отношении

М., <...>, не судимого, по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. "и", 222 ч. 1 УК РФ, -

направлено прокурору Чувашской Республики для дополнительного расследования.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Яковлева В.К., заключение прокурора Мурдалова Т.А., поддержавшего протест, судебная коллегия

 

установила:

 

органами предварительного следствия М. обвиняется в незаконном хранении и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов, также в умышленном причинении смерти около 8 часов 26 мая 2000 года в гор. Чебоксары, с использованием указанного огнестрельного оружия, К., из хулиганских побуждений, при обстоятельствах, подробно изложенных в обвинительном заключении.

Суд первой инстанции, удовлетворяя заявленное адвокатом Кондратьевым Ф.А. ходатайство, возвратил данное уголовное дело для производства дополнительного расследования, указав при этом, что органами предварительного следствия нарушены требования ст. 20 УПК РСФСР, выразившемся в том, что неполно проверены алиби М. о том, что в день совершения убийства К. он находился в г. Москве - был задержан работниками ОВД "Чертаново-Южное". По мнению суда, неполнота следствия не может быть восполнена в судебном заседании и не представляется возможным принять окончательное решение по делу. При этом судом предложено выяснить и определить круг лиц, имевших доступ к книге задержанных в Чертановском ОВД г. Москвы, производивших в ней записи, отобрать у них образцы почерка и провести почерковедческую экспертизу, установить конкретное лицо, учинившее подложную запись и выяснить, с какой целью и в чьих интересах это было сделано, установить кем был уничтожен протокол об административном правонарушении. Также предложено тщательно проверить доводы М. о даче им признательных показаний в результате систематического избиения его работниками Волго-Вятского РУБОПа, выполнить ряд других оперативно-следственных мероприятий, направленных на установление истины по делу и проверку всех доводов подсудимого, рассмотреть приведенные им и его защитником ходатайства о назначении экспертиз, в том числе и стационарной судебно-психиатрической, проверить зрение свидетеля П., опознавшего М. как лицо, совершившее преступление. Также предложено тщательно проверить мотив и цель преступления, учитывая выявленную связь К. со знакомыми М. лицами и явно малозначительный повод к убийству, приведенный следствием.

В протесте государственного обвинителя Высокова Л.И. поставлен вопрос об отмене определения суда и направлении уголовного дела на новое судебное разбирательство. При этом указано, что дело расследовано органами предварительного следствия всесторонне, полно и объективно, все указанные в определении суда при направлении дела на новое расследование предложения, в том числе о необходимости проверки алиби М., выполнены и путем назначения криминалистической экспертизы и истребования сведений об административном задержании М. из автоматизированной базы данных ГУВД г. Москвы установлено, что выдвинутые им алиби являются несостоятельными. Суд не исследовал надлежащим образом собранные по делу доказательства, не оценил их надлежащим образом и необоснованно возвратил дело на дополнительное расследование, не имея для этого достаточных оснований.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в протесте, судебная коллегия находит, что определение суда подлежит отмене, а дело направлению на новое судебное разбирательство в тот же суд, по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 232 УПК РСФСР суд вправе возвратить дело для дополнительного расследования в случае неполноты предварительного следствия, которая не может быть восполнена в судебном заседании.

По мнению Судебной коллегии это требование закона судом первой инстанции не выполнено и дело возвращено на дополнительное расследование в нарушение требований указанного закона.

В протесте правильно указано, что направляя дело на дополнительное расследование, судом не учтено, что в ходе дополнительного расследования алиби М. было проверено и выполнено в полном объеме определение о направлении дела на дополнительное расследование.

Из материалов дела видно, что доводы М. о том, что он утром 26 мая 2001 года вместе со своим другом К.А. на автомашине ВАЗ-2110 с государственным номерным знаком <...>, принадлежащей Ж., поехал в г. Москву, где и был задержан за нарушение паспортного режима в 9 часов утра, проверены следственными органами. При этом установлено, что согласно данных управления ГИБДД МВД ЧР на этот момент автомашина с государственным номерным знаком <...>, принадлежала С., 18 мая 2001 года она была снята с учета, а 26 мая находилась в г. Чебоксары на регистрации за новым владельцем Н.. и на нее в этот день был получен новый государственный регистрационный знак <...>.

Из показаний родителей К.А., К.Г. и К.Р. видно, что в указанное время их сын в г. Москву не ездил.

При указанных обстоятельствах с предложением суда о необходимости проверить алиби М., нельзя согласиться, поскольку следственными органами проверены выдвинутые М. алиби и собранные по делу доказательства суд мог оценить сам, без направления дела на дополнительное расследование.

Следственными органами принимались меры также по установлению подлинности записи в книге учета задержанных и из заключения почерковедческой экспертизы видно, что в изъятой из Чертановского ОВД г. Москвы книге учета лиц, доставленных в ОВД, запись на листе книги о задержании 26 мая 2001 года М., подделана. Этот лист подвергался замене путем отделения "вырывания" ранее имевшихся в документе листов.

Согласно справки ЗИЦ ГУВД г. Москвы сведениями о привлечении М. к административной ответственности не располагает.

Что касается доводов суда о необходимости установить конкретное лицо, учинившее возможную подложную запись и выяснить, с какой целью и в чьих интересах это сделано, то следственными органами уже принимались меры по установлению лица, причастного к исполнению подделанной записи, допрошены все лица, имевшие доступ к этой книге, в частности: инспектор службы А.А., начальник канцелярии М.Т., начальник штаба Х.. и другие. Из их показаний видно, что записи о задержании М. подделаны.

По факту подделки книги учета, доставленных в ОВД Чертаново-Южное возбуждено уголовное дело, которое для расследования направлено в г. Москву.

При таких обстоятельствах суд мог исследовать собранные по делу доказательства и оценить выдвинутые М. алиби в совокупности с другими доказательствами, без направления дела на новое расследование.

Следственными органами, как видно из материалов дела, допрошены также очевидцы преступления: П., И., А.. Они опознали М. как лицо, совершившее убийство К. 26 мая 2001 года на автостоянке "Нива" в г. Чебоксары. Был предъявлен им пистолет, из которого было совершено убийство К., который находился в руках убийцы. Они опознали этот пистолет, а П. кроме этого и на следствии и в суде заявил, что пистолет находился и момент выстрела из него в К. у М. и суду следовало также оценить все эти доказательства в совокупности с другими.

Следственными органами выяснялась также обстоятельства уничтожения протокола об административном правонарушении.

Что касается выдвинутых судом доводов о том, что М. допрашивался без защитника, к нему применялись недозволенные методы ведения следствия, а П. не мог из-за своего зрения опознать М. и орудие убийства, также могли быть проверены судом без направления дела на дополнительное расследование.

Вопрос о проведении фонографической экспертизы по аудиокассете, мог быть разрешен самим судом, также как и проведение судебно-психиатрической экспертизы при возникновении у суда сомнения в психической полноценности того или иного лица участника процесса, поскольку это не связано с проведением оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий.

Таким образом суду следовало всесторонне проверить собранные по делу доказательства, рассмотреть дело в соответствии со ст. 20 УПК РСФСР и решить вопрос по существу.

При таких обстоятельствах данное определение суда нельзя признать законным и обоснованным, поэтому оно подлежит отмене.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 379, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

определение Верховного Суда Чувашской Республики от 21 мая 2001 года в отношении М. отменить и направить дело на новое судебное разбирательство в тот же суд со стадии судебного разбирательства.

Меру пресечения М. оставить прежнюю - содержание под стражей.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"