||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 сентября 2002 года

 

Дело N 35-Г02-18

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                       Лаврентьевой М.Н.,

    судей                                           Еременко Т.И.,

                                                    Пирожкова В.Н.

 

рассмотрела в открытом судебном заседании от 2 сентября 2002 года дело по заявлению первого заместителя прокурора Тверской области о признании недействующей статьи 16 Закона Тверской области "Об управлении государственным имуществом Тверской области" по кассационному протесту прокурора Тверской области на решение Тверского областного суда от 17 июня 2002 года, которым постановлено: первому заместителю прокурора Тверской области в удовлетворении требования о признании недействующей ст. 16 Закона Тверской области от 28 марта 2002 года "Об управлении государственным имуществом Тверской области" отказать.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Т.И. Еременко, заключение помощника Генерального прокурора Российской Федерации М.М. Гермашевой, полагавшей решение отменить и постановить новое решение об удовлетворении заявления прокурора Тверской области, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

первый заместитель прокурора Тверской области обратился с заявлением в суд о признании недействующей ст. 16 Закона Тверской области "Об управлении государственным имуществом Тверской области".

В обоснование своих требований он указал, что эта норма закона противоречит федеральному законодательству, поэтому не может быть действующей. По тексту статьи 16 администрации Тверской области предоставляется право принимать решения о внесении государственного имущества в качестве вклада в уставные (складочные) капиталы хозяйственных обществ (товариществ), органу по управлению государственным имуществом - выступать учредителем (соучредителем) хозяйственных обществ (товариществ) от имени Тверской области и вносить вклады в уставный капитал хозяйственных обществ. Предоставление такого права не соответствует требованиям пункта 4 ст. 66 ГК РФ, которым предусмотрено, что государственные органы и органы местного самоуправления не вправе выступать участниками хозяйственных обществ и вкладчиками товариществ на вере, если иное не предусмотрено законом. Аналогичные запреты для государственных органов предусмотрены пунктом 1 статьи 10 Федерального закона от 26 декабря 1995 года "Об акционерных обществах" и пунктом 2 статьи 7 Федерального закона от 8 февраля 1998 года "Об обществах с ограниченной ответственностью".

Внесение государственного имущества в качестве вклада в уставные капиталы хозяйственных обществ предусмотрено ст. 23 Федерального закона от 21 июля 1997 года "О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации". Такое внесение возможно лишь в порядке приватизации, установленном программами приватизации субъектов Российской Федерации.

Орган по управлению имуществом названным Законом Тверской области определен как орган исполнительной власти Тверской области, т.е. является государственным органом и по этой причине не вправе участвовать в учреждении хозяйственных товариществ и обществ.

С учетом несоответствия Закона Тверской области федеральному законодательству, в заявлении указывается, что администрация Тверской области не вправе принимать решения о внесении государственного имущества в уставные капиталы хозяйственных обществ (товариществ), а орган по управлению государственным имуществом - выступать учредителем хозяйственных обществ (товариществ) от имени Тверской области и вносить вклады в их уставные капиталы, поэтому норму ст. 16 Закона от 28 марта 2002 года необходимо признать недействующей.

Представитель Законодательного Собрания Тверской области заявленных требований не признал.

По его мнению, Закон Тверской области от 28 марта 2002 года "Об управлении государственным имуществом Тверской области" принят Законодательным Собранием в пределах своей компетенции и с соблюдением предусмотренной процедуры принятия нормативного акта.

Представители администрации Тверской области заявленные требования также не признали.

По делу постановлено указанное выше решение.

Первый заместитель прокурора Тверской области подал кассационный протест, в котором просит решение отменить и принять новое, которым удовлетворить заявление.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит решение подлежащим отмене.

Отказывая в удовлетворении заявления, суд исходил из того, что в соответствии со ст. ст. 5 и 21 Федерального закона от 6 октября 1999 года "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями) высший исполнительный орган государственной власти субъекта, управляет и распоряжается собственностью субъекта Российской Федерации в соответствии с законами субъекта Федерации. Законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта Российской Федерации вправе принять закон, которым установить порядок управления и распоряжения собственностью субъекта Федерации.

Уставом Тверской области (с изменениями и дополнениями от 28 сентября 2000 года и 14 марта 2002 года) администрация Тверской области наделена полномочиями по управлению и распоряжению областной собственностью (ст. 117), а Законодательному Собранию предоставлено полномочие правового регулирования порядка владения, пользования, распоряжения и управления объектами областной собственности (ст. 89). Типовым положением о Комитете по управлению имуществом области, утвержденным Указом Президента РФ от 14 октября 1992 года, предусмотрено, что по вопросам управления и распоряжения имуществом области комитет подотчетен главе администрации области и соответствующему Совету народных депутатов.

Положением о Комитете по управлению имуществом Тверской области от 1 ноября 2000 года на этот орган исполнительной государственной власти, входящий в структуру администрации Тверской области, возложены задачи осуществления в установленном порядке от имени Тверской области прав собственника по владению, пользованию, распоряжению государственным имуществом Тверской области.

Законом Тверской области от 28 февраля 2002 года "О схеме управления Тверской властью" установлено, что Законодательное Собрание Тверской области принимает законы и осуществляет контроль за соблюдением установленного порядка распоряжения собственностью области.

Законом Тверской области от 28 февраля 2002 года "Об администрации Тверской области" предусмотрено, что администрация Тверской области осуществляет управление и распоряжение объектами государственной собственности Тверской области.

Дав оценку указанным нормам, суд пришел к выводу о том, что Законодательное Собрание в пределах своих полномочий приняло закон Тверской области, которым определило представительный орган государственной власти области и администрацию Тверской области как субъектов управления государственным имуществом области. Другие объекты, которые вправе самостоятельно и от своего имени принимать юридически значимые действия в отношении государственного имущества Тверской области Законом Тверской области от 28 марта 2002 года "Об управлении государственным имуществом Тверской области", не предусмотрены.

При этом ссылку прокурора на федеральное законодательство, содержащее нормы, которым не соответствует ст. 16 Закона Тверской области от 28 марта 2002 года, суд признал необоснованной.

Между тем гражданское законодательство находится в исключительном ведении Российской Федерации (п. "о" ст. 71 Конституции РФ). Органы государственной власти субъектов не могут осуществлять собственное правовое регулирование по вопросам, относящимся к ведению РФ. Создание хозяйственных обществ и товариществ урегулировано Гражданским кодексом и федеральными законами, которые прямо ограничивают право государственных органов на участие в коммерческих структурах.

В соответствии со ст. 66 ГК РФ государственные органы и органы местного самоуправления не вправе выступать участниками хозяйственных обществ и вкладчиками в товариществах на вере, если иное не установлено законом.

Статья 124 ГК РФ предоставляет субъекту РФ право участвовать в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, на равных началах с юридическими лицами.

Однако согласно статье 16 Закона Тверской области N 23-ЗО учредителем (соучредителем) хозяйственных обществ (товариществ) выступает не Тверская область, а Комитет по управлению имуществом Тверской области, а статья 10 Закона Тверской области от 28.02.02 "О схеме управления областью" относит Комитет по управлению имуществом к областным исполнительным органам государственной власти.

При таком положении с выводами суда об отказе в удовлетворении заявленного требования согласиться нельзя.

Руководствуясь ст. 305 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Тверского областного суда от 17 июня 2002 года отменить. Постановить новое решение, которым удовлетворить заявление первого заместителя прокурора Тверской области, признать ст. 16 Закона Тверской области "Об управлении государственным имуществом Тверской области" недействующей со дня вступления решения в законную силу.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"