||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 августа 2002 г. N 41-кпо02-91сп

 

28 августа 2002 года Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Шурыгина А.П.,

судей Климова А.Н. и Зырянова А.И.

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационным жалобам осужденного Г., адвокатов Семашко С.Н., Лысенко Л.А. на приговор суда присяжных Ростовского областного суда от 8 апреля 2002 года, которым

Г., <...>, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы с применением ст. ст. 64, 65 УК РФ по п. п. "в", "г", "з" ч. 2 ст. 206 УК РФ на 5 лет 6 месяцев, по п. п. "а", "г" ч. 3 ст. 226 УК РФ с применением ст. 65 ч. 1 УК РФ на 5 лет с конфискацией имущества, по ч. 3 ст. 264 УК РФ на 8 лет с лишением права управлять транспортным средством на 3 года, на основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений - на 12 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима и с лишением права управлять транспортным средством на 3 года, с конфискацией имущества.

Приговором разрешены гражданские иски потерпевших и решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Климова А.Н., объяснения адвоката Лысенко Л.А., полагавшей приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение, заключение прокурора Филимонова А.И., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

вердиктом коллегии присяжных заседателей Г. признан виновным в захвате и удержании в качестве заложника М. в целях понуждения работников налоговой милиции Украины освободить задержанного гр-на П. и вернуть ранее изъятые 176 мешков сахара, с применением оружия и насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, из корыстных побуждений, хищении огнестрельного оружия (автомата АКС-74у) и боеприпасов к нему по предварительному сговору группой лиц, с применением насилия.

Кроме того, он же признан виновным в нарушении Правил дорожного движения при управлении автомобилем АУДИ-100, в результате чего сбил двух пешеходов С.В., 1937 года рождения, и Б.Е., 1964 года рождения, которые от полученных травм скончались.

Данные преступления совершены им 9 и 10 августа 2001 года в районе российско-украинской границы и в гор. Донецке Ростовской области при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах:

осужденный Г. не согласен с приговором, утверждая, что к преступлению в отношении М. он не причастен; дело рассмотрено неполно и необъективно; просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение;

адвокат Семашко в интересах осужденного ссылается на односторонность и неполноту судебного разбирательства; просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение;

адвокат Лысенко в интересах осужденного указывает на нарушение ст. 26 УПК РСФСР при выделении, а затем и соединении разных уголовных дел, в которых Г. сначала был потерпевшим, а затем обвиняемым; по этой причине присяжным заседателям были представлены недопустимые доказательства; отбор присяжных заседателей проведен с нарушением ст. 438 УПК РСФСР и коллегия образована поспешно, без учета особенностей настоящего дела; вопросный лист составлен с нарушением закона; суд не истребовал для установления истины необходимые документы; судья имела все основания для роспуска коллегии присяжных заседателей и направлении дела на новое рассмотрение; не выяснялся вопрос о возможном незаконном воздействии на коллегию присяжных заседателей; просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение.

В возражении государственный обвинитель не согласен с доводами жалоб и просит приговор оставить без изменения.

Изучив материалы дела, проверив и обсудив доводы жалобы, судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению.

Вердикт коллегии присяжных заседателей о виновности Г. в содеянном основан на всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела.

С доводами защиты об использовании в суде недопустимых доказательств согласиться нельзя.

Так, из представленных материалов усматривается, что в ходе расследования уголовного дела N 0124799, возбужденного по факту незаконного проникновения на территорию домовладения Г. и похищения у него 280 мешков сахара, на основании указаний прокурора от 6 ноября 2001 года следователь К. вынес постановление о выделении материалов дела в отдельное производство по факту захвата и удержания в качестве заложника М. и возбудил уголовное дело по признакам ст. 206 ч. 2 п. "а" УК РФ, присвоив ему номер 0196085 (т. 2 л.д. 20 - 21, 25 - 27).

В тот же день (6 ноября 2001 г.) следователь П., входивший в следственную группу (т. 1 л.д. 141), в рамках расследования уголовного дела N 0124799 вынес постановление о назначении судебно-медицинской экспертизы в отношении М. (т. 2 л.д. 48). Впоследствии 10 ноября 2001 года данное уголовное дело было прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР (т. 2 л.д. 28 - 29). Следовательно, заключение этой экспертизы законно было допущено к исследованию. Причем, объективность ее исходных данных и правомочность ее выводов подтвердил в суде судебно-медицинский эксперт Т. (т. 4 л.д. 217 - 218).

В ходе расследования требования ст. ст. 184 и 185 УПК РСФСР при назначении судебно-медицинской экспертизы в отношении М., а также криминалистических экспертиз по вещественным доказательствам нарушены не были. В частности, перечисленные экспертизы были назначены до предъявления Г. обвинения. Впоследствии Г. с данными постановлениями был ознакомлен и каких-либо ходатайств по ним не заявлял.

Безосновательны ссылки жалоб на то, что прекращение уголовного дела по факту незаконного проникновения на территорию домовладения Г. было проведено с нарушением закона и прав Г. В частности, в процессе судебного разбирательства сам Г. и его адвокат подобных заявлений не делали. Не заявлялось ходатайство и об исследовании подлинника постановления о прекращении названного выше уголовного дела. Кроме того, указанный документ, исходя из положения ст. 254 УПК РСФСР, являлся не относимым к настоящему делу, и его исследование не могло повлиять на вердикт присяжных заседателей.

В силу требований ст. 435 УПК РСФСР не могло исследоваться в суде присяжных и постановление об отказе в удовлетворении ходатайства адвоката о прекращении уголовного дела в отношении Г. (т. 2 л.д. 39), законность которого оспаривается в жалобе адвоката Лысенко. Кроме того, следователь П. к моменту вынесения данного документа уже принял дело N 0196085 к своему производству (т. 2 л.д. 30), и именно в рамках его расследования он вынес постановление по ходатайству адвоката, что подтверждается содержанием названных документов.

Протокол осмотра вещественных доказательств (т. 2 л.д. 41 - 47), оспариваемый адвокатом Лысенко, в процессе судебного разбирательства не исследовался.

Законным является постановление следователя от 8 ноября 2001 года о соединении уголовных дел (т. 2 л.д. 53). Необходимость указаний прокурора в этих случаях, о чем утверждается в жалобе защиты, ст. 26 УПК РСФСР не предусматривается.

Протоколы осмотра места происшествия от 10 августа 2001 года исследовались в суде с учетом мнения сторон, и защита не оспаривала законность этих доказательств (т. 4 л.д. 203). Не ходатайствовали стороны на исследовании в отсутствие присяжных заседателей рапорта дежурного по ОВД гор. Донецка и в допросе понятых.

Судебное следствие проведено с соблюдением принципа состязательности и равенства сторон. Во время допроса свидетелей права последних не нарушались, и сторона защиты не заявляла ходатайств о разъяснении свидетелям содержания Примечаний к ст. 307 УК РФ, на что обращает внимание адвокат Лысенко в своей жалобе.

Формирование коллегии присяжных заседателей проведено в соответствии с требованиями ст. ст. 438 - 440 УПК РСФСР. Отвод коллегии присяжных заседателей не заявлялись (т. 4 л.д. 124 - 128).

Вопросный лист и вердикт коллегии присяжных заседателей соответствуют требованиям ст. ст. 254, 449, 454 УПК РСФСР. При формировании вопросного листа замечаний и предложений от сторон не поступило (т. 4 л.д. 239).

К обстоятельствам, как они установлены вердиктом присяжных заседателей, уголовный закон применен правильно.

Доводы об ошибочности вердикта и недоказанности вины Г. не могут быть приняты во внимание, поскольку, согласно ст. 465 УПК РСФСР, они не являются кассационными поводами.

В деле отсутствуют данные, которые могли бы свидетельствовать о незаконном воздействии на коллегию присяжных заседателей.

Гражданские иски потерпевших С. и Б. разрешены в установленном законом порядке.

Наказание Г. за конкретные преступления назначено с учетом содеянного, данных о его личности и соразмерно содеянному. Вместе с тем, наказание, назначенное ему по совокупности преступлений, судебная коллегия находит чрезмерно суровым. Г. является инвалидом второй группы и, исходя из вердикта присяжных заседателей, согласно которому за захват заложника и похищение автомата с боеприпасами признан соответственно заслуживающим особого снисхождения и снисхождения, судебная коллегия находит возможным смягчить ему окончательное наказание. По этому основанию постановленный приговор подлежит изменению.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор суда присяжных Ростовского областного суда от 8 апреля 2002 года в отношении Г. изменить: наказание, назначенное ему в силу ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, смягчить до 9 лет лишения свободы с конфискацией имущества и с лишением права управлять транспортным средством на 3 года.

В остальном приговор оставить без изменения, жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"