||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 августа 2002 г. N 19-кпо02-57

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

в составе председательствующего Шурыгина А.П.

судей Шишлянникова В.Ф. и Микрюкова В.В.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осужденных Ж., Б., адвокатов Николаенко И.Н. и Собиевой З.П. на приговор Ставропольского краевого суда от 29 апреля 2002 года, которым

Ж., <...>, судимый 05 марта 2002 г. по ст. ст. 158 ч. 2 п. п. "б", "г", 30 ч. 3 и 166 ч. 2 п. "б", 166 ч. 2 п. "б", 30 ч. 3 и 167 ч. 2 УК РФ к лишению свободы сроком на 3 года и 6 месяцев,

осужден к лишению свободы

по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ сроком на 10 лет с конфискацией имущества;

по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ сроком на 14 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено 16 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ присоединено частично наказание, не отбытое по предыдущему приговору и окончательно назначено 17 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

Б., <...>, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы

по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ сроком на 9 лет с конфискацией имущества;

по ст. ст. 33 ч. 5 и 105 ч. 2 п. "з" УК РФ сроком на 10 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 13 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

Постановлено взыскать в пользу Р.В. в счет компенсации морального вреда: с Ж. - 30 000 руб., с Б. - 20 000 руб., с обоих осужденных солидарно в ее пользу в счет возмещения материального ущерба 686 руб. 34 коп.

Заслушав доклад судьи Шишлянникова В.Ф. по обстоятельствам дела и доводам жалоб, мнение прокурора Крюковой Н.С., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Ж. и Б. признаны виновными в разбойном нападении на Р., с незаконным проникновением в ее квартиру, с причинением потерпевшей тяжкого вреда здоровью.

Ж., кроме того, признан виновным в умышленном причинении смерти Р., сопряженном с разбоем, а Б. в пособничестве Ж. в совершении убийства.

Преступления совершены 18 декабря 2001 года в гор. Изобильный Ставропольского края при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В судебном заседании Ж. вину признал частично, а Б. не признал.

В кассационных жалобах:

осужденный Ж., оспаривая приговор, указывает, что предварительное следствие и судебное разбирательство проведены односторонне, с обвинительным уклоном, по делу не собрано достаточных доказательств его вины в совершении разбоя и убийства, явка с повинной получена с нарушением закона, в результате применения недозволенных методов психологического воздействия, допрос в качестве подозреваемого проведен также под психологическим воздействием и без участия адвоката, просит разобраться в деле.

Адвокат Николаенко И.В. в интересах осужденного Ж., не соглашаясь с приговором, считает его незаконным, при этом указывает, что он постановлен на показаниях заинтересованных лиц, каковыми являются мать погибшей Р.В., понятой К., оперативные работники П., П.А., К.Л., а также на доказательствах, полученных с нарушением закона, в том числе и "явке с повинной". В жалобе указывается на то, что Ж. не был ознакомлен с постановлением о создании следственно-оперативной группы, которое, как полагает адвокат, вынесено "задним числом", оспаривается заключение амбулаторной психолого-психиатрической экспертизы в отношении Ж., указывается на то, что убийство Р. Ж. совершил в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, ставится вопрос об отмене приговора в отношении Ж. с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

Осужденный Б. (в основной и дополнительных жалобах), оспаривая приговор, просит его отменить, при этом указывает, что предварительное следствие и судебное разбирательство проведены односторонне, с нарушением уголовно-процессуального закона, в ходе предварительного следствия к нему применялись недозволенные методы расследования, в результате которых были получены признательные показания, в том числе и явка с повинной, которые суд положил в основу приговора, не приняв во внимание его заявление о применении незаконных методов следствия, в приговоре неправильно указан год совершения преступления, утверждает, что разбойного нападения они не совершали, доказательств того, что они завладели 22 долларами США не имеется, считает, что в его действиях содержится состав преступления, предусмотренного ст. 316 УК РФ.

Кроме того, по мнению осужденного Б., при назначении ему наказания суд не учел все смягчающие обстоятельства, а именно то, что он молод, ранее не судим, положительно характеризуется.

Адвокат Собиева З.П. в интересах осужденного Б., не соглашаясь с приговором, считает его незаконным, постановленным на доказательствах, в том числе признательных показаниях осужденных, добытых с нарушением закона в результате применения недозволенных методов расследования. Проверка заявлений осужденных о применении незаконных методов следствия проведена, по мнению адвоката, необъективно, с постановлением о создании следственной группы Б. ознакомлен несвоевременно, в деле нет доказательств виновности Б. в совершении разбойного нападения, считает показания потерпевшей о похищении из ее куртки 22 долларов США необъективными, указание в приговоре о том, что при совершении разбойного нападения Б. душил Р. опровергается заключением судебно-медицинской экспертизы об отсутствии на шее потерпевшей следов от сдавливания либо удушения, просит приговор отменить и дело в отношении Б. производством прекратить.

В возражениях на кассационные жалобы адвокатов потерпевшая Р.В. не соглашается с изложенными в жалобах доводами и просит оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и справедливым.

Вопреки доводам жалоб, вина Ж. и Б. в содеянном при обстоятельствах, указанных в описательной части приговора, материалами дела установлена полностью и подтверждена совокупностью доказательств, в том числе и собственными показаниями осужденных, которые они давали в ходе предварительного следствия, признавая свою вину в совершении инкриминируемых им деяний.

Так, согласно явке с повинной, протоколам допросов Ж. в качестве подозреваемого и обвиняемого и протоколу осмотра места происшествия с участием подозреваемого Ж., Ж. свою вину в совершенных преступлениях признал полностью и сообщил следствию о том, что 18 декабря 2001 года он вместе с Б. и Б.А. распивали спиртные напитки в доме у Х. Когда спиртное закончилось, он с Б. пошел к Р. По пути следования они разработали план разбойного нападения на Р., решив, что если она добровольно не пустит их в квартиру, то Б. ударит ее и, применив физическую силу, они ворвутся в квартиру, где похитят ценные вещи и деньги. В случае если Р. будет оказывать сопротивление, то они решили ее убить, чтобы она не заявила в милицию. Кто будет убивать, они не договаривались. Когда они пришли к Р., то она отказалась пустить их в квартиру. Б., видя, что Р. добровольно их не пускает, ударил ее кулаком в лицо и, повалив на пол, стал душить. Он (Ж.) закрыл дверь и стал удерживать Р., а Б. по его просьбе принес из кухни нож и передал ему. Далее Б. ушел в комнату искать деньги и ценности, а он в это время нанес Р. три удара ножом в грудь, а затем, чтобы подстраховаться не менее 10 ударов ножом в шею, после чего нанес еще один удар ножом в грудь и оставил нож в теле потерпевшей. Затем он прошел в зал и стал выбрасывать содержимое нижнего ящика мебельной стенки, в поисках денег и ценностей. Не найдя ничего ценного, они покинули квартиру. Уходя, он сорвал дверной звонок квартиры (т. 1 л.д. 26, 40 - 47, 65 - 71).

Согласно явке с повинной, протоколам допросов Б. в качестве подозреваемого и обвиняемого и протоколу осмотра места происшествия с участием подозреваемого Б., после распития спиртных напитков, он вместе с Ж. решил пойти к Р., под любым предлогом ворваться к ней в квартиру и похитить у нее деньги и ценности, которые они ранее видели у нее в квартире. Когда Р. открыла им дверь, он ударил ее кулаком в лицо и, повалив на пол, стал душить. Ж. стал помогать ему, удерживая Р. Затем по просьбе Ж. он принес из кухни, нож и передал его Ж., а сам пошел в зал и стал искать деньги и ценности. Через некоторое время к нему присоединился Ж., сообщив, что с Р. все нормально Он понял, что Ж. убил Р. ножом. Не обнаружив ценностей они ушли, при этом уходя, Ж. сорвал дверной звонок. По пути Ж. сообщил ему, что перерезал Р. горло и нанес 4 удара ножом в сердце (т. 1 л.д. 25, 34 - 35, 48 - 52, 78 - 79).

Доводы жалоб осужденных и адвокатов о том, что признательные показания на предварительном следствии Ж. и Б. дали в результате применения к ним недозволенных методов расследования, являются несостоятельными, поскольку они не основаны на материалах дела и опровергаются показаниями свидетелей К.Л., П.А., П., С., К., актами судебно-медицинских освидетельствований Ж. и Б. от 20.12.2001 года, из которых видно, что никаких телесных повреждения на теле осужденных не обнаружено (т. 1 л.д. 124 - 125), а также материалами прокурорской проверки, из которых следует, что в отношении Ж. и Б. на предварительном следствии никакого физического и психического воздействия со стороны работников милиции и следователя прокуратуры не допускалось, в связи с чем, в возбуждении уголовного дела в отношении работников милиции и следователя прокуратуры Д. было отказано.

Кроме этого, как видно из материалов уголовного дела, явки с повинной осужденные написали собственноручно, указали в них, а также в вышеупомянутых протоколах допросов, что данные явки ими написаны добровольно и никакого воздействия на них не оказывалось.

Как видно из протоколов допросов, Ж. и Б. разъяснялись положения ст. 51 Конституции РФ, признательные показания они дали в присутствии своих адвокатов и при этом никаких заявлений о применении к ним недозволенных методов ведения следствия не сделали.

При наличии таких данных, суд, дав оценку показаниям осужденных, обоснованно признал достоверными их признательные показания на предварительном следствии и положил их в основу приговора.

Несостоятельными являются доводы осужденных и о том, что они в квартире Р. 18.12.2001 года распивали спиртные напитки и убийство потерпевшей произошло случайно на почве ревности.

Эти доводы опровергаются протоколом осмотра места происшествия, в ходе которого в кухне квартиры Р.В., Р. каких-либо бутылок и стаканов с остатками спиртного не обнаружено. Следы борьбы и труп Р. обнаружены в коридоре, а не на кухне. На момент осмотра в зале все дверцы мебельной стенки открыты, содержимое полок разбросано по полу (т. 1 л.д. 4 - 12).

Из заключения судебно-медицинского эксперта следует, что в трупе потерпевшей Р. этиловый спирт не обнаружен (т. 1 л.д. 138 - 142).

Данное заключение судебно-медицинского эксперта, как об этом правильно указано в приговоре, подтверждает показания осужденных Ж. и Б., данные ими на предварительном следствии о характере, количестве и локализации нанесенных потерпевшей телесных повреждений, в том числе и ножевых ранений.

Несостоятельными являются доводы жалоб осужденного Б. и адвоката Собиевой о том, что в материалах дела нет доказательств того, что осужденные похитили из квартиры Р. 22 доллара США. Эти доводы опровергаются показаниями представителя потерпевшей Р.В., из которых видно, что в ходе осмотра квартиры, она обнаружила, что пропало 22 доллара США, которые лежали в кармане ее куртки.

Не доверять этим показаниям представителя потерпевшей у суда не было оснований. Нет таких оснований и у кассационной инстанции.

Помимо перечисленных доказательств, вина обоих осужденных в разбойном нападении, Ж. в убийстве, а Б. в соучастии в убийстве, подтверждается другими доказательствами, анализ которых подробно изложен в приговоре.

Все собранные доказательства, которые положены в основу приговора, исследованы судом всесторонне, полно и объективно, им дана надлежащая оценка в совокупности.

Эмоциональное и психическое состояние Ж. и Б. проверялось. Из актов N 442 и N 443 от 19 марта 2002 года первичных амбулаторных комплексных психолого-психиатрических экспертиз следует, что Ж. и Б. хроническими психическими расстройствами не страдали и не страдают в настоящее время, они могли осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Во время совершения ими преступления они не обнаруживали признаков какого-либо временного психического расстройства, а находились в состоянии простого алкогольного опьянения. По своему психическому состоянию они могли осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела и давать о них правильные показания, в отношении инкриминируемых им деяний их следует считать вменяемыми. В стационарном обследовании и принудительных мерах медицинского характера они не нуждается (т. 1 л.д. 175 - 180).

Обсудив данные заключения экспертиз в совокупности с имеющимися материалами уголовного дела, суд обоснованно отверг версию осужденных о том, что убийство потерпевшей было совершено из ревности, в состоянии аффекта.

С учетом добытых доказательств, подтверждающих вину осужденных в совершении ими преступлений в объеме, указанном в описательной части приговора, их действия квалифицированы судом правильно.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами осужденного Б. о том, что его действия следовало квалифицировать не по ст. ст. 33 ч. 5 и 105 ч. 2 п. "з" УК РФ, а по ст. 316 УК РФ.

В судебном заседании было установлено, что осужденный Б. непосредственного участия в лишении жизни потерпевшей Р. не принимал, а только передал Ж. нож для убийства потерпевшей, то есть, содействовал совершению преступления предоставлением орудия преступления.

При таких обстоятельствах суд обоснованно признал Б. виновным в соучастии в форме пособничества в лишении жизни потерпевшей Р. и правильно квалифицировал его действия по ст. 33 ч. 5 и ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ как пособничество в совершении умышленного убийства, сопряженного с разбоем.

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона со стороны органов следствия и суда, по делу не установлено.

Доводы жалоб адвокатов Николаенко и Собиевой о том, что осужденные не были ознакомлены с постановлением о создании следственно-оперативной группы, что данное постановление было изготовлено "задним числом", являются несостоятельными.

Как видно из материалов дела, в том числе из протоколов о предъявлении обвиняемым и их защитникам материалов дела, осужденные, хотя и несвоевременно, однако были ознакомлены с постановлением о создании следственно-оперативной группы, в том числе и при выполнении следователем требований ст. 201 УПК РСФСР, при этом обвиняемые никаких ходатайств и замечаний по составу следственно-оперативной группы не заявили. Не заявили они и отводов никому из оперативно-следственных работников.

При таких обстоятельствах, нет оснований считать, что в данном конкретном случае, несвоевременное ознакомление обвиняемых Ж. и Б. с постановлением о создании следственно-оперативной группы, явилось существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену приговора.

Что касается вынесения вышеназванного постановления "задним числом", то таких данных в материалах дела не имеется.

Не может являться основанием к отмене приговора и то обстоятельство, что в описательной части приговора суд допустил опечатку, указав, что преступление совершено 18 декабря 2002 года, в то время как оно совершено 18 декабря 2001 года.

Наказание обоим осужденным назначено в соответствии с законом, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о личности виновных и всех обстоятельств дела, в том числе и тех, на которые указывает в своей жалобе осужденный Б., оно является справедливым и оснований для его смягчения не имеется.

Гражданский иск судом разрешен правильно, с учетом доказанности вины осужденных, в соответствии с требованиями закона, принципами соразмерности и справедливости.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Ставропольского краевого суда от 29 апреля 2002 года в отношении Ж. и Б. оставить без изменения, а кассационные жалобы, - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"