||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 августа 2002 г. N 42-о02-8

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Галиуллина З.Ф.

судей - Борисова В.П. и Бурова А.А.

рассмотрела 27 августа 2002 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденного С. и адвоката Мукукенова В.С. на приговор Верховного Суда Республики Калмыкия от 6 июня 2002 года, по которому

С. <...>, не судимый,

осужден по ст. 30 ч. 3, ст. 105 ч. 1 УК РФ на 6 лет лишения свободы, по ст. 115 УК РФ к штрафу в размере 70 минимальных размеров оплаты труда в сумме 7 000 рублей. На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено С. 6 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима и штраф в размере 70 (семьдесят) минимальных размеров оплаты труда в сумме 7 000 рублей.

Заслушав доклад судьи Борисова В.П., выслушав мнение прокурора Башмакова А.М., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

С. признан виновным в покушении на убийство И. и умышленное причинение легкого вреда здоровью И.Н.

Преступление совершено 31 июля 2001 года в г. Элисте Республики Калмыкия при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный С. вину не признал.

В кассационных жалобах:

осужденный С. считает приговор несправедливым, а наказание чрезмерно суровым. Утверждает, что у него не было причины покушаться на жизнь И., что мотив "зависть" является надуманным. Полагает, что он находился в сильном психическом расстройстве, вызванном уходом с работы, ссорой с родителями. Своих действий у И. не помнит. Считает, что психиатрическая экспертиза проведена формально. Указывает, что на его теле имеются телесные повреждения считает, что нанесены они потерпевшими. Не согласен с квалификацией его действий по ст. 30 ч. 3, 105 ч. 1 УК РФ. Просит разобраться и принять справедливое решение;

адвокат Мукукенов В.С. считает квалификацию действий С. по ст. 30 ч. 3, 105 ч. 1 УК РФ неправильной. Полагает, что мотив покушения на убийство определен судом неправильно. Утверждает, что у С. было болезненное кратковременное расстройство психической деятельности, он своих действий не помнит. Считает действия осужденного по этому эпизоду, должны быть переквалифицированы со ст. 30 ч. 3, 105 ч. 1 УК РФ на ст. 115 УК РФ. Просит приговор отменить, а дело направить на новое расследование.

В письменных возражениях потерпевший И. считает доводы кассационной жалобы осужденного необоснованными и просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, судебная коллегия находит, что вина С. в совершенном преступлении подтверждается показаниями потерпевших, свидетелей и другими материалами дела.

Так, из показаний потерпевшего И. видно, что примерно в 23 часа 31 июля 2001 года к нему в квартиру пришел знакомый С., с которым он учился в Астраханской средней школе милиции, а затем некоторое время работал в Элистинском ГОВД. Его он не видел с того момента, как тот в сентябре 2000 года уволился с работы. Когда С. вошел в квартиру, обратил внимание, что из правого кармана его брюк торчала металлическая рукоятка, как потом подтвердилось - ножа. После ужина, поговорив с ним на разные темы, на его предложение переночевать у них, С. отказался, сказав, что посидит некоторое время и уйдет. В это время супруга вместе с дочерью легли спать в спальне. Он также разделся и лег в зале на диване, а С. сел в кресло у его изголовья, и они вместе смотрели телевизор. Примерно в 00 часов 30 минут он уснул. Проснулся от острой боли и жжения в шее. Перед собой увидел склонившегося над ним С., который вдавливал нож ему в шею. Ему удалось выдернуть нож и оттолкнуть того от себя. Однако С. на его дальнейшие уговоры не реагировал и со словами: "Убью" пытался вновь ударить его ножом в грудь. В руках у С. был их кухонный нож, которым они пользовались во время ужина, но когда и как он взял его, не заметил. Он вынужден был защищаться, уворачиваться и отбивать удары С., но тому удалось нанести ему ножом два удара в грудь. При втором ударе, клинок ножа переломился. Тогда С. достал из правого кармана своих брюк второй нож, чтобы продолжить нападение. В это время на шум из спальной прибежала супруга и стала кричать на С. Последний толкнул жену в кресло и затем нанес ей удар ножом в область плеча. Когда С. снова замахнулся на супругу, он сзади обхватил его, потянув и развернув на себя, ударил рукой по лицу. Супруга в этот момент выхватила у С. нож, выбежала на лестничную площадку и стала звать на помощь. После чего С. убежал из квартиры.

Аналогичные показания дала потерпевшая И.Н., дополнив, что, когда, услышав крик мужа, она прибежала в зал, увидела стоявшего к ней спиной С., напротив него - мужа. Увидев у мужа кровь, она испугалась, и закричала. С. развернулся к ней, вытащил из кармана нож и пошел на нее. Подойдя, он толкнул ее в плечо, когда она упала на кресло, пытался ударить ножом в грудь, но она увернулась и удар пришелся в плечо. В тот момент, когда С. снова замахнулся на нее, она перехватила его руку с ножом, а муж обхватил С. сзади, оттащил от себя и ударил его рукой по лицу. Она же вырвала из руки С. нож, порезав при этом палец, выбежала из квартиры и стала звать на помощь. Считает, что С. завидовал мужу, его благополучию.

Из показаний свидетеля Н. усматривается, что поздно ночью 1 августа 2001 года он проснулся от криков, раздававшихся из соседней с ним квартиры. Выйдя в подъезд на лестничную площадку, через открытую входную дверь увидел супругов И. и И.Н. В это время прибежали работники милиции, подъехала "Скорая помощь". И. был в крови, и он сопроводил его в больницу.

Из показаний свидетеля Ш. видно, что от своей бабушки узнал, что поздно ночью 1 августа 2001 года приходил С., спрашивал его и просил дать ему что-либо из верхней одежды, но она не дала, и он ушел. Утром этого же дня к нему домой приехали работники милиции, рассказали о происшедшем, и спрашивали о возможном местонахождении С. Вечером он с матерью С. нашел осужденного в строящемся доме отца, где С. сдался работникам милиции.

Суд первой инстанции тщательно проверил данные показания и дал им надлежащую оценку.

Судебная коллегия такую оценку, данную судом этим показаниям, находит правильной, поскольку они последовательны и согласуются с другими имеющимися в материалах дела доказательствами, в том числе:

с протоколом осмотра места происшествия;

с актами судебно-медицинского эксперта о том, что у И. имеется одно непроникающее колото-резаное ранение шеи и два непроникающих колото-резаных ранения передней части грудной клетки, осложнившиеся геморрагическим шоком, которые квалифицируются как причинившие легкий вред здоровью. У И.Н. имеется резаная рана на 3-м пальце левой руки, и резаная рана в верхней трети правого плеча, причиненные действием предмета с режущей кромкой, причинившие потерпевшей легкий вред здоровью, вызвавшие его кратковременное расстройство.

Доводы осужденного С. о том, что он не помнит конкретные обстоятельства вмененных ему преступлений, что заключение экспертов о его психическом состоянии необъективно, судом проверялись, расценены как средство защиты, и обоснованно признаны несостоятельными.

Несостоятельными являются и доводы жалоб о недоказанности мотива преступления, поскольку, как обоснованно признал суд в приговоре, конкретные обстоятельства дела, индивидуальные особенности психики осужденного свидетельствуют о том, что мотивом, которым руководствовался он в момент совершения преступления, была зависть благополучию друга.

Что касается утверждения С. о нанесении ему повреждений потерпевшими, то, как установил суд, наличие телесных повреждений у осужденного не влияет на установление фактических обстоятельств по делу и правовую оценку его действий, так как в судебном заседании не установлено каких-либо данных о нанесении этих телесных повреждений С. при установленных по делу обстоятельствах и причастности к ним потерпевших.

Существенных нарушений норм УПК РСФСР, влекущих безусловную отмену или изменение приговора, по делу не выявлено.

Действия С. квалифицированы правильно.

При назначении наказания С. суд учел общественную опасность содеянного, обстоятельства дела, а также данные, характеризующие его личность. Назначенное ему наказание нельзя признать несправедливым вследствие суровости, поэтому судебная коллегия не может согласиться с доводами жалобы осужденного о смягчении ему наказания.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Калмыкии от 6 июня 2002 года в отношении С. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"