||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 августа 2002 г. N 86-о02-26

 

Предс.: Журавлев В.Ю.

 

Судебная коллегия по уголовным Верховного Суда РФ в составе

председательствующего - Говорова Ю.В.

судей - Пелевина Н.П., Ворожцова С.А.

рассмотрела в судебном заседании от 26 августа 2002 года в г. Москве кассационную жалобу осужденного Д. на приговор Владимирского областного суда от 26 апреля 2002 года, которым

Д., <...>, русский, со средним образованием, ранее не судимый, -

осужден по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 1 УК РФ к 6 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Пелевина Н.П., мнение прокурора Хомицкой Т.П., возражавшей против удовлетворения жалобы и полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Д. признан виновным в покушении на убийство К.

Преступление совершено 1 января 2002 года в г. Александрове Владимирской области при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании Д. виновным себя признал частично.

В кассационной жалобе и дополнении к ней осужденный Д. указывает, что доказательства на следствии умышленно искажены следователем, экспертиза проведена несвоевременно.

В судебном заседании в качестве вещественного доказательства был предъявлен не тот нож, но суд на его возражения не отреагировал.

Не исследованы отпечатки пальцев на ноже. В момент задержания он был необоснованно избит оперативными работниками, что было скрыто в ходе следствия. Неправомерные действия работников милиции при его задержании вызвали у него состояние аффекта и необходимость защищаться. Именно в ходе защиты он неосознанно применил нож, не отдавая отчета своим действиям, при этом не имел прямого умысла на убийство потерпевшего, а доказательства в обоснование прямого умысла были сфальсифицированы, противоречиям в них оценки не дано.

Судебно-психиатрическая экспертиза в отношении его проведена некачественно и необъективно, ее выводы вызывают сомнение, не было учтено его фактическое состояние здоровья. Прямых свидетелей содеянного не имеется, приговор основан лишь на косвенных доказательствах и показаниях заинтересованных в исходе дела лиц, имеющих существенные противоречия. Просит приговор отменить и дело направить на дополнительное расследование.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности Д. основаны на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах.

Из показаний осужденного Д. в судебном заседании видно, что он пошел к своей матери с целью выяснения обстоятельств ее избиения парнем по имени Сергей, где с братом выпил водки. Затем он взял для самообороны нож и пошел искать Сергея, которого не оказалось дома. В одной из квартир в окне дома он увидел силуэт мужчины и предположил, что он и является Сергеем. Будучи рассерженным за избиение матери, он бросил в окно брусок с гвоздями, разбив стекло в раме, и там раздались крики. Он пошел к мосту и увидел преследовавших его трех человек, которых он в темноте не разглядел. С целью напугать преследователей он вытащил из кармана нож и погрозил им, после чего стал уходить, и они остановились. Последующие события помнит плохо, когда очнулся, увидел сидевшего на нем мужчину, который наносил ему удары. Он сумел вытащить нож и нанес им удары мужчине в бок, считая его одним из преследователей. После этого он получил удар по голове чем-то тяжелым, потерял сознание и уже в милиции узнал, что ударил ножом работника милиции. Допускает, что события происходили так, как рассказывает потерпевший К., убивать которого цели не имел.

Данным показаниям осужденного в приговоре дана надлежащая оценка, и они признаны достоверными в той части, в какой не противоречат другим доказательствам.

Из показаний потерпевшего К. следует, что он находился на дежурстве с другими работниками милиции, были одеты в зимнюю форму сотрудников милиции со знаками различия, патрулировали на автомашине с соответствующими опознавательными знаками. Пока он покупал в магазине сигареты, к С. и Б. подбежали трое ребят и что-то сообщили, после чего Б. с двумя из них побежали через мост, а С. с третьим подростком сели в машину, где С. сообщил, что какой-то мужчина разбил стекло в окне квартиры одного из ребят. С целью задержания этого мужчины он поехали к мосту, при этом уличное освещение было уже выключено. Во время преследования осужденного сидевший в машине парень увидел его и сказал, что именно он угрожал его и сказал, что именно он угрожал ножом. Осужденный пытался уйти от них, он, К., первым выскочил из машины и стал преследовать его. Когда он догнал осужденного, последний повернулся к нему и правой рукой нанес два удар в грудь, после чего хотел нанести ему третий удар. Он в руке у осужденного увидел нож и, предотвращая удар, подставил руку, а второй рукой ударил ему по лицу, и там упал на землю, не выпуская ножа, а он повалился на осужденного, удерживая его руку с ножом. Подоспевшие на помощь С. и Б. помогли отобрать у осужденного нож и надеть на него наручники, при этом он порезался об нож.

Свидетели Б. в судебном заседании и С. на предварительном следствии (л.д. 26 - 27) дали показания, аналогичные показаниям потерпевшего К.

Из показаний свидетеля С.Д. следует, что после того, как осужденный бросил чем-то в окно и разбил стекло, он с друзьями Ш. и М. стали преследовать его. На их требование остановиться осужденный повернулся к ним, достал из кармана нож и пошел на них. Они стали убегать от него, увидели милицейскую машину, сообщили случившемся работникам милиции, после чего с одним из них он сел в машину, а его друзья с другими милиционерами побежали за осужденным, который стал быстро уходить от преследователей. Милиционер-водитель выскочил из машины, догнал осужденного, который резко развернулся и дважды ударил милиционера в грудь ножом. Милиционер повалил осужденного на землю и повалился на него сверху, после чего с другим подбежавшим милиционером отобрали у активно сопротивлявшегося осужденного нож.

Его показания до момента преследования осужденного подтвердили свидетели Ш., М. и С.О.

Согласно протоколу выемки, у К. были изъяты бронежилет, надетый на нем во время происшествия, и отобранный у Д. нож (л.д. 48), который был опознан женой осужденного, как принадлежащий им (л.д. 51).

При осмотре бронежилета на нем обнаружены два повреждения линейной формы в областях груди и живота, свидетельствующих о нанесении ему ударов ножом в жизненно важные части тела (л.д. 50).

Из акта трасологической экспертизы следует, что на защитном жилете потерпевшего К. спереди имеются два колото-резаных повреждения, образованные колюще-режущим предметом - ножом (л.д. 63 - 64).

Из акта судебно-медицинской экспертизы видно, что у К. установлена колото-резаная рана правой кисти руки, не причинившая вреда его здоровью (л.д. 55).

Приведенные выше доказательства в их совокупности, не имеющие каких-либо противоречий, получили надлежащую оценку в приговоре и обоснованно признаны допустимыми и достоверными, достаточными для постановления обвинительного приговора.

Доводы осужденного Д. об избиении его оперативными работниками милиции не только не соответствует действительности, но не свидетельствует о применении недозволенных методов следствия даже при доказанности этого факта. Несостоятельными являются и его доводы в жалобе о состоянии необходимой обороны и аффекта, поскольку осужденный достоверно знал о причинах его задержания и пытался избежать задержания.

Характер совершенных Д. действий свидетельствует о наличии у него прямого умысла на лишение потерпевшего жизни, который не был реализован по причине, не зависящей от осужденного, о чем судом в приговоре приведены мотивированные доводы.

При таких обстоятельствах юридическая квалификация действий Д. по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 1 УК РФ является правильной, законной и обоснованной.

Каких-либо нарушений норм процессуального закона по делу не имеется.

Наказание Д. назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о его личности, смягчающих наказание обстоятельств и не свидетельствует о его чрезмерной суровости и несправедливости.

Оснований для удовлетворения кассационной жалобы осужденного по ее доводам и смягчения ему наказания не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Владимирского областного суда от 26 апреля 2002 года в отношении Д. оставить без изменения, а его кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"