||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 августа 2002 г. N 80-кпо02-36сп

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Шурыгина А.П.

судей - Степалина В.П. и Климова А.Н.

рассмотрела в судебном заседании от 21 августа 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных П., Г., Б. и П.С., адвокатов Горина А.И., Полякова А.Н. и Лайковой В.А. на приговор суда присяжных Ульяновского областного суда от 16 мая 2002 года, которым

П., <...>, судимый 22 ноября 2001 года по ст. 213 ч. 2 п. "а", ч. 3 УК РФ на 4 года 1 месяц лишения свободы,

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на 15 лет, ст. 112 ч. 1 УК РФ на 2 года, ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 11 лет с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 16 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения с наказанием по приговору суда от 22 ноября 2001 года окончательно назначено 17 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Г., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на 14 лет; ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 11 лет с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Б., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы с применением ст. 65 ч. 1 УК РФ: по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на 10 лет; ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 9 лет с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 11 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

П.С., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы с применением ст. 65 ч. 1 УК РФ: по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на 9 лет; ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 8 лет с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 10 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Степалина В.П., объяснения адвокатов Горина А.И. и Полякова А.Н. по доводам жалоб в интересах осужденных Г. и Б., заключение прокурора Лущиковой В.С., полагавшей приговор суда присяжных оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

судом присяжных, при обстоятельствах, изложенных в приговоре, признаны виновными в совершении в ночь с 8 на 9 сентября 2001 года, точное время не установлено, в селе Криуши, Ульяновского района, Ульяновской области:

П. причинении вреда здоровью средней тяжести Л., которому во время ссоры нанес 4 удара ногами в грудную клетку, и удар стеклянной бутылкой по голове;

П., Г., Б. и П.С. разбойного нападения на Л. по предварительному сговору, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, здоровью, в процессе чего завладели автомобилем ВАЗ-21074 с находящимся в нем имуществом на общую сумму 41 531 рубль 42 копейки;

П. и Г. по предварительному сговору сопряженного с данным разбоем убийства Л., которого утопили в реке Тушонка, в 2,5 км от села Криуши, опустили голову потерпевшего в воду и удерживали до тех пор, пока он перестал подавать признаки жизни;

Б. и П.С. пособничества данного убийств, которые своими заранее обусловленными с П. и Г. действиями, направленными на лишение жизни Л., выразившимися в применении к потерпевшему насилия, сокрытия следов преступления.

В кассационных жалобах:

осужденный П. просит справедливо разобраться в деле. Указывает, что на предварительном следствии было нарушено его право на защиту, на суде исследовались недопустимые доказательства - протоколы допросов в качестве подозреваемого, следственного эксперимента. Утверждает, что убийство совершил без сговора во время ссоры, после чего, опасаясь наказания, вовлек других осужденных в сокрытие преступления, с которыми также угнали машину потерпевшего от безысходности положения. Наказание назначено несоразмерное;

осужденный Г. просит приговор суда изменить, утверждает о своей невиновности, указывает, что убийства и разбойного нападения не совершал, поэтому не должен возмещать ущерб по гражданскому иску;

адвокат Горин А.И., в защиту Г., просит приговор суда отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение. Указывает, что с участием присяжных заседателей исследовались доказательства, которые следовало признать недопустимыми - показания П. в качестве подозреваемого от 4 октября 2001 года, протоколы следственных экспериментов с участием П. от 4 и 10 октября 2001 года, поскольку следственные действия проведены без адвоката. Председательствующим на предварительном слушании и дважды в судебном заседании отказано в удовлетворении ходатайства о проведении П. стационарной судебно-психиатрической экспертизы. На основании указанных обстоятельств у присяжных заседателей сложилось мнение о виновности Г. Кроме этого в судебном заседании оглашалась комиссионная судебно-медицинская экспертиза N 47, где также были изложены показания П. в качестве подозреваемого и на следственном эксперименте. Судом дана неправильная квалификация действия Г. по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", 162 ч. 3 п. "в" УК РФ, так как в материалах дела нет никаких сведений о предварительном сговоре, Г. никаких действий по лишению жизни потерпевшего не совершал, а испугавшись П., делал вид, что подходит к нему, на самом деле ничего не делал. После убийства П. приказал сжечь одежду, чтобы скрыть следы преступления, поэтому действия Г. необходимо квалифицировать по ст. 316 УК РФ. Нет данных и о том, что осужденные договорились о совершении разбойного нападения на потерпевшего, поэтому действия Г. необходимо было квалифицировать по ст. 158 ч. 2 УК РФ, как кража после убийства. Наказание Г. назначено несоразмерно содеянному;

осужденный Б. просит приговор суда отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение. Указывает, что в судебном заседании исследовались протоколы допросов на предварительном следствии в качестве подозреваемых осужденных, полученные с нарушением закона, в частности его допрашивали в ночное время, он был лишен возможности пользоваться услугами адвоката, аналогично допрашивались П.С., П., проводился следственный эксперимент, суд проявил обвинительный уклон, не исключил из разбирательства дела незаконные доказательства, не удовлетворил ходатайства подсудимых и защиты. Утверждает об отсутствии сговора, о своей невиновности в убийстве и разбое, полагает, что суд неправильно квалифицировал его действия, которые должны быть квалифицированы по ст. ст. 175 ч. 2 п. п. "а", "б", 316 УК РФ. Государственный обвинитель в своем выступлении оказал воздействие на присяжных заседателей;

адвокат Поляков А.Н., в защиту Б., просит приговор суда отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение. Указывает, что в судебном заседании исследовались недопустимые доказательства, имеющие существенное значение для исхода дела - показания Б. при допросе в качестве подозреваемого, проведенного в ночное время с 22 часов 40 минут 3 октября до 00 часов 35 минут 4 октября 2001 года, Б. был лишен возможности пользоваться услугами адвоката, протокол допроса в качестве подозреваемого П.С. от 14 октября 2001 года без адвоката, протокол допроса П. в качестве подозреваемого от 4 октября 2001 года, протокол следственных экспериментов с участием П. от 4 *** 2001 года. Действия Б. судом квалифицированы неправильно, он пособничества в убийстве, разбойного нападения не совершал, его действия подлежат квалификации по ст. ст. 175 ч. 2 п. п. "а", "б", 316 УК РФ. При назначении наказания суд не учел данные о личности Б., активное способствование раскрытию преступления;

осужденный П.С. просит приговор суда отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение. Утверждает о своей невиновности, о том, что убийства и разбоя не совершал. Указывает, что был допрошен в качестве подозреваемого с нарушением закона, так как не было обеспечено участие адвоката, аналогично с нарушением закона был допрошен П., судом не был решен вопрос об исключении из разбирательства дела незаконных доказательств, суд неправильно квалифицировал его действия, а при назначении наказания суд не учел, что он стал невольным участником преступления, данные о его личности. Государственный обвинитель в своем выступлении оказал воздействие на присяжных заседателей, по формированию их мнения в своих интересах адвокат Ланкова В.А., в интересах П.С., просит об отмене приговора. Указывает, что вердикт присяжных заседателей основан на доказательствах, добытых с нарушением закона - протоколов допросов осужденных на предварительном следствии в качестве подозреваемых, на следственном эксперименте, проведенных без адвокатов. Вердикт присяжных заседателей противоречивый, поскольку исключив слова о том, что П.С. и Б. не принимали участие в погрузке потерпевшего в багажник автомашины, дают основание суду сделать вывод о том, что они не вступали в сговор с другими осужденными на разбойное нападение. При назначении наказания суд не учел данные о личности П.С., его роль в совершении преступления, что дает основание применить ст. 64 УК РФ.

Представитель потерпевшего И. просит приговор суда оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений, судебная коллегия находит, что приговор суда постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности П., Г., Б. и П.С., основанном на всестороннем и полном исследовании материалов дела.

Доводы в жалобах об односторонности и неполноте судебного следствия, являются несостоятельными.

Нарушений требований ст. 446 УПК РСФСР, определяющей особенности судебного следствия в суде присяжных, не допущено.

При окончании судебного следствия от участников процесса ходатайств о дополнении не поступило (т. 5, л.д. 95).

Данных о том, что на суде присяжных исследовались недопустимые доказательства, или сторонам было отказано в исследовании доказательств, не установлено.

Оснований для признания недопустимыми доказательствами протоколов допросов в качестве подозреваемых П., Б. и П.С. в совершении преступления, предусмотренного ст. 126 ч. 1 УК РФ, следственных экспериментов с участием П., у председательствующего не было, о чем им вынесено мотивированное постановление.

П., Б. и П.С. были разъяснены права, в том числе право на защиту, положения ст. 51 Конституции Российской Федерации. Каждый из них сделал собственноручные записи о том, что в услугах адвоката не нуждаются. Б. был допрошен в качестве подозреваемого в ночное время с 22 часов 40 минут 3 октября до 00 часов 35 минут 4 октября 2001 года в соответствии с требованиями ст. 123 ч. 3 УПК РСФСР. Г. был объявлен в розыск, а после задержания ему также были разъяснены права, он был допрошен с участием адвоката. При этом, вопреки доводам в жалобах, при проведении следственного эксперимента 10 октября 2001 года с участием П. участвовала адвокат Майорова Л.П., о чем свидетельствуют ордер адвоката, ее подписи в протоколе этого следственного действия (т. 1, л.д. 47 - 53, 58 - 62, 63 - 67, 82 - 88, 136 - 139, 215 - 217, т. 2, л.д. 28 - 46, т. 5, л.д. 14, 15).

С учетом этих обстоятельств, судом присяжных обоснованно исследовалось и заключение комиссионной судебно-медицинской экспертизы N 47, на которое ссылается в жалобе адвокат Горин А.И., где изложены показания П. в качестве подозреваемого и на следственном эксперименте.

Судебные прения проведены в соответствии с требованиями ст. 295 - 296 УПК РСФСР.

Доводы в жалобах Б., П.С. о том, что государственный обвинитель в своем выступлении оказал незаконное воздействие на присяжных заседателей, являются надуманными.

Данных об этом в материалах дела нет. Из протокола судебного заседания следует, что никто из участников процесса, в том числе и подсудимые, не делали каких-либо заявлений при выслушивании судом прений сторон (т. 5, л.д. 96 - 100).

Вопросный лист и вердикт коллегии присяжных заседателей соответствуют требованиям ст. ст. 449, 454 УПК РСФСР.

Вопреки доводам в жалобе адвоката Лайковой В.А., вердикт присяжных заседателей не содержит противоречивый. Присяжные заседатели в отношении Б. и П.С. в основных вопросах соответственно N 10 и N 13 о доказанности совершения деяния подсудимыми, лишь исключили их участие в помещении потерпевшего Л. в багажник автомобиля и закрытии его там.

Постановленный приговор отвечает требованиям ст. ст. 461, 462 УПК РСФСР. В соответствии с вердиктом действия каждого из осужденных председательствующим квалифицированы правильно. Оснований для переквалификации действий кого-либо из осужденных по доводам жалоб, нет.

Не могут быть приняты во внимание доводы в жалобах о неправильности выводов вердикта коллегии присяжных заседателей о виновности осужденных в совершении преступлений, так как по этим основаниям не может быть обжалован и отменен приговор суда присяжных в кассационном порядке.

Из материалов дела следует, что П., Г., Б. и П.С. в установленном законом порядке были ознакомлены с особенностями рассмотрения дела с участием присяжных заседателей (т. 4, л.д. 111, 116, 122, 127, 185 - 192).

Психическое состояние П., на что ссылается в жалобе адвокат Горин А.И., проверено надлежащим образом.

В соответствии с заключением амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы П. обоснованно был признан вменяемым, оснований для назначения повторной стационарной экспертизы не имелось, о чем председательствующим вынесено мотивированное постановление (т. 5, л.д. 18, 19).

Наказание П., Г., Б. и П.С. назначено с учетом характера и степени общественной опасности преступления, данных о личности, всех смягчающих обстоятельств, влияние назначенного наказания на исправление осужденных, условия жизни их семей, вердикта коллегии присяжных заседателей о том, что Б. и П.С. заслуживают снисхождения.

Оснований к смягчению наказания всем осужденным по доводам жалоб, судебная коллегия не находит.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора суда присяжных, не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор суда присяжных Ульяновского областного суда от 16 мая 2002 года в отношении П., Г., Б. и П.С. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"