||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 августа 2002 г. N 4-кпо02-99

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

в составе:

председательствующего - Шурыгина А.П.

судей - Степалина В.П. и Климова А.Н.

рассмотрела в судебном заседании от 21 августа 2002 года дело по кассационным жалобам потерпевшего Т.В., осужденного К. на приговор Московского областного суда от 18 сентября 2001 года, которым

К., <...>, ранее судимый 3 марта 1999 года по ст. 159 ч. 2 п. п. "б", "г" УК РФ на 2 года лишения свободы, освобожден 27 октября 2000 года по отбытии наказания,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "и" УК РФ на 19 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

С., <...>, несудимый,

осужден по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. п. "д", "и" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 4 года лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

На основании ст. ст. 97 ч. 1 п. "г", 99 ч. 2 УК РФ С. назначена принудительная мера медицинского характера в виде лечения от алкоголизма.

Ш., <...>, ранее судимая 23 марта 2001 года по ст. 156 УК РФ на 2 года лишения свободы условно с испытательным сроком на 2 года на основании ст. 73 УК РФ,

осуждена по ст. 316 ч. 2 УК РФ на 2 года лишения свободы условно с испытательным сроком на 2 года на основании ст. 73 УК РФ.

Постановлено приговоры по настоящему делу и от 23 марта 2001 года исполнять самостоятельно.

Взыскано с К. в счет возмещения материального ущерба и компенсации морального вреда в пользу Т. 54 000 рублей, в пользу Т.В. 35 000 рублей в счет компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Степалина В.П., объяснения потерпевшего Т.В. и его представителя адвоката Киреева Д.В., осужденного К. по доводам жалоб, заключение прокурора Костюченко В.В., полагавшего приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда, признаны виновными в совершении 4 декабря 2000 года, около 23 часов, в городе Ликино-Дулево, Орехово-Зуевского района, Московской области:

К. убийства из хулиганских побуждений, с особой жестокостью проходившего мимо Т.Д., которому нанес удары ножом;

С. пособничества, выразившемся в том, что заранее обещал скрыть труп, непосредственно при нем К. совершил убийство Т.Д., затем перенесли труп и сбросили в камеру теплового коллектора;

Ш. заранее не обещанного укрывательства, выразившемся в том, что вместе с К. и С. перенесли и сбросили труп Т.Д. в камеру теплового коллектора.

В судебном заседании К. и С. вину не признали, Ш. вину признала полностью.

В кассационных жалобах:

потерпевший Т.В. указывает о своем несогласии с приговором суда, поскольку он слишком мягкий, особенно в отношении С., являвшегося участником убийства, и Ш., виновной в смерти потерпевшего, отрицательно характеризующейся, при этом действия осужденных судом квалифицированы неправильно. При разбирательстве дела в суде нарушались его права, поскольку ему не разрешали задавать вопросы допрашиваемым лицам. Кроме этого размер взыскания за моральный вред должен быть увеличен до 500 000 рублей;

осужденный К. просит приговор суда отменить, утверждает о своей невиновности. Указывает, что во время совершения преступления он находился у своей знакомой М. в городе Орехово-Зуево, которая изменила на суде показания, так как на нее оказал воздействие прокурор, судом не были допрошены свидетели, но кто конкретно не указывает, куртка, как вещественное доказательство на суде не осматривалась, суд необоснованно отклонил ходатайство о проведении ему повторной судебно-психиатрической экспертизы, а также не учел, что он болен туберкулезом. Дело подлежало рассмотрению в суде присяжных.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности осужденных в совершении преступлений соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на собранных по делу и исследованных в судебном заседании доказательствах.

Вопреки доводам К. в жалобе, дело правильно рассмотрено не судом присяжных, поскольку обвиняемые С. и Ш. возражали против этого (т. 3, л. д. 18, 19). Судебное следствие проведено в соответствии со ст. 278 - 294 УПК РСФСР.

Из протокола судебного заседания следует, что все представленные суду доказательства исследованы, все заявленные ходатайства разрешены. К. не заявил ходатайств о дополнении судебного следствия, в том числе о вызове кого-либо из свидетелей или исследовании других доказательств, протоколы осмотра вещественных доказательств, заключения экспертиз по ним судом были исследованы. Что касается ходатайства адвоката Боброва о повторном вызове свидетеля К.Т., о проведении К. дополнительной судебно-психиатрической экспертизы, то данное ходатайство также было рассмотрено и обоснованно оставлено без удовлетворения, поскольку К.Т. была допрошена в качестве свидетеля судом и в своем ходатайстве адвокат не ссылался на необходимость выяснения каких-либо новых вопросов, не выясненных судом при допросе, оснований для проведения дополнительной экспертизы не было, каких-либо дополнительных обстоятельств адвокатом не приведено, выводы суда об этом мотивированы в определении (т. 3, л. д. 129 - 133, т. 4, л.д. 4 - 6, 123 - 124).

Доводы в жалобе К. о несовершении им преступления, о наличии у него алиби, являются несостоятельными.

Данная версия тщательно проверялась судом и обоснованно опровергнута, выводы суда об этом подробно мотивированы в приговоре.

Из показаний осужденных С. и Ш. суд установил, что после того, как К. пришел и сообщил об убийстве, они вышли на улицу и увидели, что потерпевший шел и держался за живот, К. и С. догнали его, К. нанес потерпевшему еще удары ножом, затем передал нож С. со словами: "На, добей!", но С. оттолкнул нож, и К. нанес еще удары ножом потерпевшему, затем втроем перенесли труп и сбросили в колодец теплотрассы.

Из показаний свидетеля П. суд установил, что она видела, как К. ударил потерпевшему в живот ножом, она побежала звонить, а когда возвратилась, то увидела шедших за угол дома К., С. и Ш.

Эти же обстоятельства установлены на основании показаний свидетелей М., А., которым о происшедшем рассказала П.

Из показаний свидетеля П.И. суд установил, что Ш. рассказала ей о совершении К. убийства мужчины, а также о том, что заставил ее помочь спрятать труп.

Утверждение К. о том, что во время совершения преступления он находился у своей знакомой М., было опровергнуто самой М., которая при допросе в качестве свидетеля показала, что никаких отношений с К. она не имела и категорически отрицает, что он ночевал у нее.

Ссылка К. в жалобе на то, что М. на суде изменила свои показания под воздействием прокурора, является надуманной, поскольку таких сведений в материалах дела нет, сам осужденный в жалобе не указывает каких-либо обстоятельств, при которых могло быть оказано такое воздействие.

Вместе с тем, из протокола судебного заседания следует, что свидетель М. была допрошена на суде в установленном законом порядке. Записи о том, что она изменила показания на суде, что ее показания на предварительном следствии и на суде имели противоречия, оглашались судом, в протоколе нет. Никто из участников процесса, в том числе и К., не делали заявлений об этом, а также об оказании на свидетеля воздействия со стороны государственного обвинителя (т. 4, л.д. 122).

Из протокола осмотра места происшествия судом установлено, что труп Т.Д. был обнаружен и изъят из колодца теплового коллектора.

По заключению судебно-медицинского эксперта Т.Д. были причинены колото-резаное проникающее ранение живота, 11 таких же ранений груди, с повреждением внутренних органов, 2 непроникающих ранения груди, 2 колото-резаных ранения шеи с повреждением щитовидной железы и хряща, 1 непроникающее ранение шеи, резаная рана шеи. Смерть потерпевшего от острого малокровия, развившегося в результате резаной раны шеи с повреждением левого сосуда нервного пучка.

На основании этих, а также других доказательств, указанных в приговоре, суд пришел к обоснованному выводу о виновности К., С. и Ш. в совершении преступлений, и вопреки доводам в жалобе потерпевшего, правильно квалифицировал действия каждого из них.

Наказание К., С. и Ш. судом назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенного, данных о личности, всех смягчающих обстоятельств. Оснований для признания назначенного наказания кому-либо из осужденных несправедливым вследствие мягкости и отмены приговора суда, о чем содержатся просьба в жалобе Т.В., судебная коллегия не находит.

Вопреки доводам в жалобе Т.В. гражданский иск разрешен правильно, в пределах суммы, которую просил взыскать сам потерпевший.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора суда, не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского областного суда от 18 сентября 2001 года в отношении К., С. и Ш. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"