||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 августа 2002 г. N 51-кпо02-1

 

21 августа 2002 года Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Степалина В.П.,

судей Климова А.Н. и Зырянова А.И.

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационным жалобам осужденных К.И. и С.М. на приговор Алтайского краевого суда от 8 декабря 2000 года, которым

К.И., <...>, ранее судимый 1 ноября 2000 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ к 2 годам лишения свободы,

осужден к лишению свободы с применением ст. 62 УК РФ по п. п. "а", "н" ст. 102 УК РСФСР на 9 лет, по п. п. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 146 УК РФ на 7 лет с конфискацией имущества, на основании ч. 1 ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений - на 10 лет с конфискацией имущества, на основании ч. 3 ст. 40 УК РСФСР - на 11 лет с конфискацией имущества и отбыванием в исправительной колонии общего режима;

С.М., <...>, ранее судимый: 8 августа 1995 г. по ч. 2 ст. 144 УК РСФСР к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 1 год; 8 декабря 1998 г. по п. п. "б", "в" п. 2 ст. 158 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к штрафу в размере 1375 руб.; 1 ноября 2000 г. по п. п. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы,

осужден к лишению свободы с применением ст. ст. 62, 88 УК РФ по п. п. "а", "н" ст. 102 УК РСФСР на 7 лет, по п. п. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 146 УК РФ на 6 лет, на основании ч. 1 ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений - на 8 лет, на основании ч. 3 ст. 40 УК РФ - на 9 лет, на основании ст. 41 УК РФ по совокупности приговоров - на 10 лет с отбыванием в исправительной колонии общего режима. Постановлено приговор от 8 декабря 1998 года исполнять самостоятельно.

Заслушав доклад судьи Климова А.Н., объяснения осужденных К.И. и С.М., поддержавших доводы своих жалоб, заключение прокурора Вашинского М.В., полагавшего приговор в отношении С.М. отменить и дело производством в отношении него прекратить за истечением сроков давности, Судебная коллегия

 

установила:

 

К.И. и С.М. признаны виновными в разбое, совершенным по предварительному сговору группой лиц, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжких телесных повреждений, а также в убийстве гр-на И. (1925 года рождения) из корыстных побуждений по предварительному сговору группой лиц.

Данные преступления совершены ими 29 мая 1996 года на берегу реки Катунь у села Старая Суртайка Красногорского района Алтайского края при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В суде К.И. и С.М. вину свою не признали.

В кассационных жалобах:

осужденный К.И. оспаривает свою причастность к преступлениям и ссылается на самооговор под воздействием недозволенных методов следствия; утверждает, что в деле отсутствуют доказательства его виновности; оспаривает достоверность следственного эксперимента; обвинение ему было предъявлено с участием адвоката Зелинова, который ранее защищал Карпова, с которым у него были противоречивые интересы; в порядке ст. 236 УПК РСФСР его не ознакомили с материалами дела; в деле отсутствует постановление о наложении ареста на его имущество; нарушена ст. 184 УПК РСФСР при назначении по делу экспертиз; выводы суда не основаны на фактических материалах дела; просит приговор отменить и дело производством прекратить;

осужденный С.М. указывает на недозволенные методы следствия и самооговор; считает, что металлическая труба не могла явиться орудием убийства; психическое состояние его проверено неполно; просит приговор отменить и дело прекратить.

Изучив материалы дела, проверив и обсудив доводы жалоб, судебная коллегия находит приговор в отношении К.И. законным и обоснованным, а в отношении С.М. - подлежащим отмене.

С доводами К.И. и С.М. о незаконном осуждении согласиться нельзя.

Так, в ходе расследования, в том числе и в протоколе явки с повинной К.И. и С.М. подробно рассказывали об обстоятельствах совершенного ими нападения на И. с целью завладения его автомобилем и убийстве потерпевшего путем утопления.

Суд обоснованно признал эти показания осужденных достоверными, поскольку они соответствовали друг другу и другим объективным доказательствам: протоколам осмотра места происшествия, заключениям судебно-медицинских экспертиз, показаниям потерпевших И., К., свидетелей С., К., Г., Ш., Х.

Утверждения К.И. и С.М. о недозволенных методах следствия и самооговоре проверены судом первой инстанции и справедливо отвергнуты как не соответствующие действительности. При этом суд обоснованно сослался и на акты медицинских освидетельствований К.И. и С.М., которые объективно опровергают данные доводы осужденных (т. 2 л.д. 126, 130, 186, 189).

Из показаний свидетеля С. (матери осужденного С.М.) усматривается, что сын ей писал письма, в которых он сожалел о совершенном убийстве и раскаивался в содеянном.

Из показаний свидетеля К. следует, что спустя 4 года после обнаружения трупа И. был задержан С.М. по подозрению в краже, у которого были сняты отпечатки пальцев. После разговора с С.М. о том, что по отпечаткам пальцев проверят его причастность к другими преступлениям, осужденный написал явку с повинной, в которой сообщил об обстоятельствах убийства И.

Свидетель Г. показал, что после явки с повинной С.М. сообщил им сведения, которые мог знать только человек, причастный к убийству И. В частности, он назвал цвет, пробег автомобиля И., что лежало в нем, а также о поломке панели облицовки рулевого колеса.

Свидетели Ш. и Х. подтвердили, что они приняли участие в качестве понятых во время проверки показаний осужденных с выходом на место происшествия. Оба осужденных подробно рассказали об обстоятельствах преступления и их показания соответствовали друг другу.

Несостоятельны ссылки осужденных на то, что выводы суда о способе убийства И. противоречат выводу судебно-медицинской экспертизы по трупу потерпевшего. В частности, из акта эксперта следует, что им не исключается возможность причинения открытых переломов костей свода черепа И. деформированной в процессе обработки металлической трубой (т. 1 л.д. 105).

Из показаний К.И., данных им в ходе расследования, усматривается, что орудие убийства было изготовлено им из двух обрезков металлической трубы с зажатым лезвием из полосового куска металла. При этом он сделал рисунок данного предмета. Из его же показания следует, что при изготовлении орудия убийства он пользовался молотком (т. 2 л.д. 193 - 195). Следовательно, металлическая труба могла быть деформирована в процессе обработки, и ею, как это усматривается из заключения эксперта, могли быть причинены телесные повреждения потерпевшему в области головы.

Суд обоснованно пришел к выводу, что разбойное нападение и убийство И. было совершено осужденными по предварительному сговору и группой лиц. Об этом свидетельствует то, что К.И. и С.М. совместными действиями утопили И., что усматривается из заключения судебно-медицинской экспертизы.

Таким образом, фактические обстоятельства дела установлены правильно и им дана надлежащая юридическая оценка.

Судом не нарушались положения ст. 236 УПК РСФСР, поскольку ходатайств об ознакомлении с материалами дела от подсудимых не поступало. По окончанию же расследования К.И. и С.М. были ознакомлены с делом в установленном законом порядке (т. 2 л.д. 313 и 314).

Нельзя согласиться с утверждением о допущенных нарушениях требований ст. ст. 47 ч. 6, 183 и 184 УПК РСФСР.

Так, 10 июля 2000 года действительно К.И. было предъявлено обвинение и проведен допрос с участием адвоката Зеленова А.Н., против которого он не возражал. Однако позднее К.И. вновь было предъявлено обвинение уже с участием адвоката Харьковского И.В., который защищал его интересы и в суде. Суд обоснованно использовал приведенные показания К.И. в качестве доказательств по делу, поскольку они были получены с соблюдением прав его на защиту.

Проведенные по делу экспертизы были назначены до установления и ареста осужденных, в связи с чем требования уголовно-процессуального закона, на которые ссылается К.И., нарушены не были. Кроме того, в ходе расследования осужденные были ознакомлены с результатами специальных исследований и ходатайств о проведении повторных экспертиз ими не заявлялись.

Осмотр места происшествия с участием К.И. проведен в установленном законом порядке. Видеоматериал от него действительно не приобщался к делу по причине неудовлетворительного его качества, о чем в представленных материалах имеется соответствующая справка (т. 2 л.д. 211).

Психическое состояние осужденных проверено полно. По заключениям стационарных судебно-психиатрических экспертиз К.И. и С.М. не страдали и не страдают душевными расстройствами, могли руководить своими действиями. Они обоснованно признаны вменяемыми, и оснований сомневаться в правильности выводов экспертов не имеется.

Наказание К.И. назначено с учетом содеянного, его личности и является справедливым.

Вместе с тем, приговор в отношении С.М. в части осуждения его по ст. ст. 146 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", 102 п. п. "а", "н" УК РСФСР подлежит отмене, а дело - прекращению на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за истечением сроков давности.

Согласно приговору С.М. совершил разбойное нападение и убийство И. 29 мая 1996 года. В соответствии с требованиями ст. 94 УК РФ сроки давности при освобождении несовершеннолетних от уголовной ответственности сокращаются наполовину.

В силу же ст. 48 ч. 1 п. 4 УК РСФСР, во время действия которого были совершены рассматриваемые преступления, существовал для данной категории деяний десятилетний давностный срок привлечения к уголовной ответственности. Причем, сведений о том, что С.М. скрывался от суда и следствия, в материалах дела не имеется. Согласно действующему Закону лицо не обязано свидетельствовать против себя самого и доносить на себя самого. Между тем, именно он в июне 2000 году сделал явку с повинной, благодаря которой и были раскрыты эти преступления. Несмотря на то, что С.М. впоследствии совершил еще кражи, за которые был осужден в 1998 и 2000 годах, однако в соответствии с положениями ст. 78 ч. 2 УК РФ сроки давности в данном случае не прерываются, а текут самостоятельно.

Согласно требованиям ст. 10 УК РФ уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу. Следовательно, рассматриваемый приговор в отношении С.М., как не вступивший в законную силу, подлежит отмене, а дело - прекращению по указанному выше основанию.

Что касается предыдущих приговоров в отношении С.М., то они в данном случае не являлись предметом кассационного рассмотрения и, следовательно, исполняются самостоятельно. С учетом же решения кассационной инстанции по настоящему делу, судимость С.М. по приговору от 8 августа 1995 года считается погашенной в установленном законом порядке.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Алтайского краевого суда от 8 декабря 2000 года в отношении С.М. в части его осуждения по ст. ст. 146 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", 102 п. п. "а", "н" УК РСФСР отменить и дело производством прекратить на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за истечением сроков давности.

Приговоры от 8 декабря 1998 года и от 1 ноября 2000 года в отношении С.М. исполняются самостоятельно.

Тот же приговор в отношении К.И. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"