||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 августа 2002 г. N 5-о02-126

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ермилова В.М.,

судей Ламинцевой С.А. и Батхиева Р.Х.

рассмотрела в судебном заседании от 21 августа 2002 года кассационные жалобы осужденных К.А.Н., К.М.А., Л. и адвокатов Строгина Н.П., Сабитовой Ф.Г. на приговор Московского городского суда от 19 апреля 2002 года, которым

К.А.Н., <...>, судимый 3 ноября 2000 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года -

осужден по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ к 11 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 13 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 13 годам 6 месяцам лишения свободы с конфискацией имущества и на основании ст. 70 УК РФ с частичным присоединением неотбытого наказания по приговору от 3 ноября 2000 года окончательно назначено 15 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

К.А.Н. по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "з" УК РФ оправдан за недоказанностью участия в совершении преступления;

К.М.А., <...>, судимый 14 января 2000 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден 20 октября 2000 года на основании Постановления об амнистии -

осужден по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ к 15 году лишения свободы и по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 17 годам лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

К К.М.А. на основании ст. ст. 97 ч. 1 п. "г", 99 ч. 2 УК РФ применены принудительные меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра от наркомании;

Л., <...>, несудимый -

осужден по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 163 ч. 3 п. "в" УК РФ к 11 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ к 12 годам лишения свободы и по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 15 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Постановлено взыскать с К.А.Н., К.М.А. и Л. солидарно в пользу К.Г. 26 854 рубля 50 копеек.

Заслушав доклад судьи Ермилова В.М., объяснения осужденных К.А.Н., К.М.А. и адвоката Сабитовой Ф.Г., поддержавших свои кассационные жалобы, возражения потерпевшей К.Г.М. на кассационные жалобы, просившей оставить приговор без изменения, выступление прокурора Аверкиевой В.А., полагавшей оставить приговор без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

К.А.Н., К.М.А. и Л. признаны виновными в разбое, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего и, кроме этого, К.А.Н. и К.М.А. в разбое, совершенном неоднократно.

Кроме того, К.М.А. и Л. признаны виновными в убийстве, совершенном группой лиц и сопряженном с разбоем.

Преступления совершены в г. Москве при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденные К.А.Н., К.М.А. и Л. вину признали частично.

В кассационных жалобах:

осужденный К.А.Н. (в основной и дополнительной) считает, что суд неправильно назначил ему наказание на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ. Указывает, что его действия в данном случае должны квалифицироваться той частью статьи, которая предусматривает более суровую санкцию. Утверждает, что в его действиях не усматривается причинение особо тяжкого вреда здоровью потерпевшего, так как соучастники вышли за пределы сговора, то есть в их действиях был эксцесс исполнителя. Полагает, что при назначении ему наказания суд не учел данные о его личности, состояние здоровья и семейное положение, которые давали возможность применить к нему ст. 64 УК РФ. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение;

осужденный К.М.А. не согласен с приговором, считает, что дело рассмотрено судом односторонне, в основу приговора положены показания соучастников преступления на предварительном следствии, от которых на суде они отказались. Полагает, что суд необоснованно вменил ему квалифицирующий признак - "с применением предмета, используемого в качестве оружия". Утверждает, что его никто не ставил в известность о том, что будет применяться такой предмет. Также утверждает, что в ходе предварительного сговора на хищение имущества К.А., между ним и другими подсудимыми не обсуждался вопрос о применении в отношении потерпевшего насилия, опасного для жизни и его умысел на это не доказан. Полагает, что нет доказательств о направленности его действий на лишение жизни потерпевшего, поэтому из приговора следует исключить применение им насилия опасного для жизни, а также, что он совершил убийство. Просит приговор отменить, дело направить на дополнительное расследование;

осужденный Л. частично не согласен с приговором, так как считает, что суд при назначении ему наказания не учел, что преступление он совершил впервые, что его мать больна и нетрудоспособна. Просит приговор изменить, смягчить ему наказание;

адвокат Сабитова в защиту осужденного К.М.А. считает, что вина К.М.А. в убийстве не доказана, доказательств, подтверждающих причинение К.М.А. повреждений потерпевшему, вызвавших его смерть, судом не установлена. Указывает, что К.А.Н. и Л. показали в судебном заседании о том, что они на предварительном следствии оговорили К.М.А. Полагает, что по делу имеются исключительные обстоятельства: признание вины К.М.А. в разбое, раскаяние в содеянном, положительная характеристика с места работы, нахождение на его иждивении нетрудоспособной матери и имеет несовершеннолетнего сына, свидетельствующие о возможности смягчить К.М.А. наказание. Просит приговор в отношении К.М.А. изменить, смягчить ему наказание, а по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ оправдать;

адвокат Строгин в защиту осужденного К.А.Н. считает, что с приговором нельзя согласиться ввиду квалификации действий К.А.Н. как разбоя, совершенного с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а также несоответствия назначенного судом наказания личности К.А.Н. Указывает, что виновными в причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшего, приведшего его к смерти, судом признаны лишь К.М.А. и Л. Как установлено, К.А.Н. страдает тяжким заболеванием, что, по его мнению, недостаточно учтено судом. Просит приговор в отношении К.А.Н. изменить, исключить из его обвинения за недоказанностью ч. 3 п. "в" ст. 162 УК РФ, и назначить ему более мягкое наказание, по возможности применить ст. 64 УК РФ.

В возражении на кассационные жалобы потерпевшая К.Г.М. считает приговор справедливым и просит оставить без изменения.

Проверив материалы дела, и обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению по следующим основаниям.

Выводы суда о доказанности вины осужденных в совершенных преступлениях основаны на собранных по делу доказательствах, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании.

Из показаний осужденного К.А.Н. на предварительном следствии усматривается, что примерно за неделю до случившегося, он рассказал К.М.А. о том, что у своего знакомого К.А. в доме видел хорошую технику, и там должны быть деньги и золото. 13 июня 2001 года они втроем договорились, что пойдут к К.А. и, если тот будет дома, возьмут деньги. В этот же день у своего знакомого он взял пневматический пистолет. Утром 14 июня они употребили спиртные напитки, взяли скотч и втроем - он, К.М.А. и Л. пошли к дому К.А. Он позвонил в квартиру, дверь открыл К.А. Выяснив, что тот дома один, он позвал К.М.А. и Л. Втроем они зашли в квартиру, где он, угрожая К.А. пневматическим пистолетом, втолкнул его на кухню и приказал лечь на пол. К.М.А. передал ему скотч, и он, вместе с Л., связали К.А. Затем они стали искать в квартире ценности, периодически спрашивая у К.А., где они находятся. Потом Л. привел К.А. в комнату и толкнул его на диван. Все спрашивали у К.А., где ценности. Он видел, что Л. принес из кухни пустую бутылку и разбил ее о голову потерпевшего, а также ткнул его ножом в ногу. Они втроем нанесли потерпевшему удары кулаками и ногами по несколько раз. Он душил потерпевшего ремнем, выясняя о местонахождении ценностей. К.М.А. нашел ювелирные изделия и положил их себе в карман. Потом К.М.А. сказал, что К.А. "надо кончать", так как он больше не нужен. К.М.А. и Л. стали обматывать лицо К.А. скотчем, при этом Л. сказал, что дело надо делать до конца, и К.М.А. заклеил потерпевшему все лицо. Из квартиры они забрали фотоаппарат, магнитофон, видеокамеру, куртку, кроссовки и ушли.

Осужденный Л. на предварительном следствии пояснил об обстоятельствах разбойного нападения, в частности, показал, что после того, как у К.А. сказал, что потерпевший им "не скажет, где деньги, что он "не нужен и бесполезен". К.М.А. сказал, обращаясь к К.А.Н. "Делай его". Он видел, как К.М.А. сидел верхом на потерпевшем и держал его, а он, Л., сел рядом и держал ноги потерпевшего, видел, как у потерпевшего "прошли последние судороги".

Осужденный К.М.А. на предварительном следствии показал, что от К.А.Н. узнал о наличии у его знакомого большой суммы денег. К К.А. 14 июня 2001 года они пошли, чтобы грабить квартиру. Предварительно они договорились, что сначала пойдет К.А.Н., который выяснит, есть ли дома родители, а потом зайдут он и Л.

Далее К.М.А. показал об обстоятельствах совершенного преступления.

Проанализировав и оценив показания осужденных на предварительном следствии и на суде, суд обоснованно признал вышеизложенные показания осужденных на предварительном следствии достоверными, поскольку они объективно подтверждаются совокупностью доказательств по делу.

Из протокола осмотра места происшествия усматривается, что в квартире <...> обнаружен труп К.А. с признаками насильственной смерти. Голова трупа в несколько раз была обмотана клейкой лентой - скотчем, рядом с трупом обнаружен моток скотча. Руки трупа заведены за спину и в области лучезапястных суставов стянуты скотчем. На трупе лежит поясной ремень. Обстановка в квартире нарушена, вещи разбросаны.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы видно, что смерть К.А. наступила от механической асфиксии, развившейся в результате закрытия отверстий носа и рта липкой лентой - скотчем. При исследовании трупа обнаружено и множество других телесных повреждений, в том числе резаные раны лобной области, правого бедра повлекшие легкий вред здоровью, и многочисленные кровоподтеки и ссадины, не причинившие вреда здоровью потерпевшего.

Из показаний потерпевшей К.Г.М. видно, что, возвратившись с работы, она увидела в квартире полный беспорядок, вещи были разбросаны, шкафы открыты. Сын лежал на полу, руки и ноги связаны скотчем, голова замотана скотчем. Из квартиры были похищены ювелирные изделия, магнитофон, фотоаппарат, видеокамера, вещи сына.

Свидетель Горчакова показала, что утром 14 июня 2001 года к ней пришли находящиеся в алкогольном опьянении К.А.Н., К.М.А. и Л. По просьбе К.М.А. она передала ему моток липкой ленты - скотча прозрачного цвета, от которого он отмотал необходимое ему количество на газету. Перед уходом К.А.Н. в присутствии К.М.А. и Л. направил в ее сторону пневматический пистолет и произвел выстрел, однако пистолет не был заряжен.

Показания К.М.А. о том, что похищенные ювелирные изделия он сдал в ломбард, выручив за них 1050 рублей, подтверждается протоколом обыска ломбарда, при котором были изъяты золотые изделия. Факт сдачи их К.М.А. установлен залоговым билетом.

Ставить под сомнение всесторонность, полноту объективность исследования обстоятельств дела и правильность оценки судом собранных доказательств по делу, оснований не имеется. Выводы суда в приговоре основаны на доказательствах, которые собраны с соблюдением требований ст. ст. 69, 70 УПК РСФСР.

Обсуждая вопрос о правовой оценке преступных действий осужденных, судебная коллегия считает, что суд правильно расценил их действия, как разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением предмета, используемого в качестве оружия и, кроме того, с причинением К.М.А. и Л. тяжкого вреда здоровью потерпевшего, К.М.А. и К.А.Н. - совершенным неоднократно.

Однако, квалифицируя действия осужденных К.М.А. по ст. ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г", 163 ч. 3 п. "в" УК РФ и Л. - по ст. ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г", 163 ч. 3 п. "в" УК РФ по квалифицирующим признакам указанным в приговоре, суд не учел, что в соответствии с требованиями закона, действия виновного совершившего разбой при отягчающих обстоятельствах, предусмотренных несколькими частями ст. 162 УК РФ, при отсутствии реальной совокупности преступлений, следует квалифицировать лишь по той части указанной статьи Уголовного кодекса, по которой предусмотрено более строгое наказание, то есть, в данном случае по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ, с указанием в описательной части приговора всех квалифицирующих признаков деяния.

Следовательно, квалификация действий К.М.А. по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ и Л. по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ является излишней, поэтому подлежит исключению из приговора.

Правовая оценка преступным действиям К.М.А. и Л. по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ судом дана правильная.

Что касается квалификации преступных действий осужденного К.А.Н., то он правильно осужден по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ.

Вместе с тем, приговор в части осуждения К.А.Н. по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ, как разбой, совершенный с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, нельзя признать обоснованным.

Самим судом установлено, что тяжкий вред здоровью К.А. причинен К.М.А. и Л. в процессе умышленного причинения смерти потерпевшего, сопряженном с разбоем. К.А.Н. же в совершении этого преступления оправдан за недоказанностью его участия.

При таких обстоятельствах К.А.Н. незаконно осужден по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ, поэтому приговор в этой части подлежит отмене с прекращением дела производством за непричастностью К.А.Н. к совершению преступления. В этой части кассационные жалобы осужденного К.А.Н. и его защитника подлежат удовлетворению.

С другими же доводами кассационных жалоб нельзя согласиться, поскольку они не соответствуют материалам дела.

Так, в жалобах необоснованно утверждается, что дело судом рассмотрено односторонне. Вышеизложенными доказательствами опровергаются доводы жалоб в защиту К.М.А., что он не знал о том, что при нападении на К.А. будет применен предмет используемый в качестве оружия, и что не доказана его вина в убийстве потерпевшего.

Из материалов дела видно, что ни судом, ни органами следствия не допущено каких-либо существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлиять на постановление законного и обоснованного приговора.

Обсуждая вопрос о мере наказания осужденным К.А.Н., К.М.А. и Л., судебная коллегия считает, что при назначении им наказания суд учел требований ст. 60 УК РФ и назначил наказание соответствующие характеру и степени общественной опасности совершенных преступлений, личности виновных и обстоятельствам дела. Судом учтены все обстоятельства, смягчающие их наказание, и положительные данные о личности виновных, в том числе и те, на которые указывается в кассационных жалобах. Доводы жалоб о том, что осужденным назначено чрезмерно суровое наказание, являются необоснованными.

Суд также обоснованно применил в отношении К.М.А. принудительные меры медицинского характера в виде лечения от наркомании, поскольку по заключению судебно-психиатрической экспертизы у него имеется наличие клинических признаков наркомании и ему показано данное лечение, противопоказаний для лечения нет.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского городского суда от 19 апреля 2002 года в отношении К.А.Н. в части осуждения по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ отменить и дело в этой части производством прекратить за непричастностью к совершению преступления, а в отношении К.М.А. и Л. изменить, исключить осуждение К.М.А. по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ и осуждение Л. по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ, как излишне вмененные.

К.А.Н. на основании ст. 70 УК РФ к наказанию назначенному по 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ частично присоединить неотбытое наказание по приговору от 3 ноября 2000 года и окончательно назначить 12 (двенадцать) лет 6 (шесть) месяцев лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием в исправительной колонии особого режима;

К.М.А. на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 162 ч. 3 п. "в", 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ, окончательно назначить 16 (шестнадцать) лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием в исправительной колонии особого режима;

Л. на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 162 ч. 3 п. "в", 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ окончательно назначить 14 (четырнадцать) лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"