||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 августа 2002 г. N 85-о02-11

 

Председ.: Терян Г.А.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Галиуллина З.Ф.

судей - Бурова А.А. и Борисова В.П.

рассмотрела в судебном заседании от 20 августа 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных Е., М., Т., Б., адвокатов Коробовой А.И., Заикина Г.Г., Устиновой Л.В. и кассационному протесту прокурора на приговор Калужского областного суда от 6 марта 2002 года, по которому

Е., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы по ст. 223 ч. 1 УК РФ на 2 года, по ст. 222 ч. 3 УК РФ на 5 лет, по ст. 162 ч. 3 п. "а", "б", "в" УК РФ на 12 лет с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "н" УК РФ на 18 лет, по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 14 лет, по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з", "н" УК РФ на 14 лет. По совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 24 годам лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием первых 5 лет в тюрьме, а оставшегося срока наказания в исправительной колонии строгого режима.

М., <...>, имеет малолетнего ребенка, несудимый,

осужден к лишению свободы по ст. 222 ч. 2 УК РФ на 4 года, по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 11 лет, по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б", "в" УК РФ на 11 лет с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "н" УК РФ на 13 лет, по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з" УК РФ на 13 лет и по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 18 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Т., <...>, имеет одного малолетнего ребенка, несудимый,

осужден к лишению свободы по ст. 222 ч. 3 УК РФ на 5 лет, по ст. 146 ч. 3 УК РСФСР на 11 лет с конфискацией имущества, по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на 11 лет с конфискацией имущества, по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 11 лет, по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з" УК РФ на 11 лет и по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ на 17 лет лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

Б., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы по ст. 146 ч. 3 УК РСФСР на 11 лет с конфискацией имущества, по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ на 11 лет с конфискацией имущества, по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 11 лет и по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ на 13 лет лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

Т., Б. по ст. 102 п. п. "а", "е", "з", "н" УК РСФСР, по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "к", "н" УК РФ оправданы за отсутствием в их действиях состава преступления, а М. по ст. 223 ч. 3 УК РФ оправдан за недоказанностью участия в совершении этого преступления.

Постановлено взыскать с осужденных Е., М. и Т. указанные в приговоре суммы.

Заслушав доклад судьи Галиуллина З.Ф., объяснения осужденных М., Е., адвоката Заикина Г.Г. по доводам кассационных жалоб, и мнение прокурора Лушпа Н.В. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Е., М., Т. и Б. признаны виновными и осуждены за участие в банде и в совершенных ею нападениях. Кроме того, признаны виновными и осуждены: Т., Е., М. и Б. за разбой, совершенный организованной группой, с применением оружия, с целью завладения имуществом в крупном размере, неоднократно, Т. и Б., кроме того, с незаконным проникновением в жилище, а Е. и М. с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Е., М. и Т. за покушение на убийство двух лиц, совершенное организованной группой, сопряженное с разбоем и бандитизмом, а Е. и неоднократно.

Е. и М. за умышленное убийство, сопряженное с разбоем и бандитизмом, совершенное организованной группой и неоднократно.

Е. и Т. за незаконное хранение и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов организованной группой, а Е. и за незаконное приобретение и перевозку. М. - за незаконное приобретение, ношение, хранение, передачу огнестрельного оружия и боеприпасов, неоднократно. Е. - за незаконное изготовление боеприпасов.

Преступления совершены с августа 1996 года по август 1998 года в г. Калуге при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденные Е., М. и Т. вину признали частично, а Б. - не признал.

В кассационных жалобах /основных и дополнительных/:

осужденный Е. указывает, что у него не было умысла на убийство Г., О., Т.О. и К., и суд неправильно квалифицировал его действия в этой части. Просит учесть, что он в ходе следствия написал чистосердечное признание, активно способствовал раскрытию преступлений, является инвалидом 3 группы, его менее активную роль в совершенных преступлениях и смягчить ему наказание;

адвокат Коробова просит приговор в части осуждения Е. по ст. 209 ч. 2, 30 ч. 3 - 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з", "н", 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "н" УК РФ отменить и дело производством прекратить за недоказанностью его вины, не приводя никаких доводов. С учетом положительных данных о личности Е. просит смягчить ему наказание;

осужденный Т. утверждает, что он не состоял в банде и не знал о ее существовании. У него не было умысла на убийство потерпевших и вина его в совершении этих преступлений не доказана. Просит приговор суда в части осуждения его по ст. 209 ч. 2, 30 ч. 3 и 105 ч. 2 УК РФ отменить и дело производством прекратить. Просит учесть, что он ранее не судим, впервые привлечен к уголовной ответственности, явился с повинной, вину признал и чистосердечно раскаялся в содеянном, активно способствовал раскрытию преступлений, молод, имеет на иждивении малолетнего ребенка и смягчить наказание;

адвокат Заикин просит учесть, что Т. ранее не судим, молод, явился с повинной, активно способствовал раскрытию преступлений, имеет на иждивении малолетнего ребенка и смягчить ему наказание;

осужденный М. указывает, что он не состоял в банде и не знал о ее существовании. Не было у него умысла на убийство потерпевших, и вина его в совершении этих преступлений не доказана. Просит внести соответствующие изменения в приговор;

осужденный Б. утверждает, что он не участвовал в совершенных преступлениях, и вина его не доказана. Вывод суда о его виновности основан лишь на противоречивых показаниях осужденных Т., Е., М., а также свидетеля Т.М., которые не подтверждены другими объективными доказательствами по делу. Просит приговор суда отменить, дело производством прекратить и его из-под стражи освободить;

адвокат Устинова просит приговор суда в отношении Б. отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение. Указывает, что кроме противоречивых показаний осужденных Т., Е., М. и свидетеля Т.М., других объективных доказательств его вины в деле не имеется. В судебном заседании не проверена возможная причастность других лиц, а не Б., к совершенным преступлениям.

В возражении на кассационные жалобы потерпевшая М.О. считает приговор суда законным и обоснованным.

В кассационном протесте государственный обвинитель просит приговор суда в отношении М. отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение. Указывает, что М. был судим 30 сентября 1996 года по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР с применением ст. 40 ч. 3 УК РСФСР к 2 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком в 1 год. В период испытательного срока он совершил тяжкие и особо тяжкие преступления. Поэтому суд должен был назначить ему наказание по правилам ст. 70 УК РФ, а не освобождать его от наказания по амнистии от 26 мая 2000 г. по предыдущему приговору.

Проверив материалы дела, и обсудив доводы кассационных жалоб и протеста, судебная коллегия находит, что вывод суда о виновности осужденных во вмененных им по приговору преступлениях соответствует фактическим обстоятельствам дела и основан на всесторонне исследованных в судебном заседании доказательствах, полно и правильно изложенных в приговоре.

Так, вина Т. и Б. в разбойном нападении на В. и М.И., совершенном 10 сентября 1996 г., полностью установлена последовательными показаниями осужденного Т. на предварительном следствии и в суде о том, что это преступление совершили он, Т.И. и Б. по предложению последнего. При этом Б. подвез их к дому и отвез обратно. Он и Т.И. вошли в квартиру, где Т.И. неожиданно для него убил потерпевших выстрелами из пистолета, а затем забрали деньги, имущество потерпевших, в том числе диктофон. Похищенное имущество все вместе рассматривали в сарае у Т.И., где их увидела жена последнего.

Эти показания Т., вопреки утверждениям в жалобах Б. и его адвоката, последовательны, непротиворечивы и объективно подтверждены протоколом осмотра места происшествия, заключением судебно-медицинского эксперта о характере и степени тяжести обнаруженных у потерпевших телесных повреждений и причине их смерти, показаниями свидетеля Т.М. о том, что она видела как в сарае ее муж, Т. и Б. рассматривали серебряные цепочки и колечки, показаниями осужденного Е. о том, что со слов Т.И. ему стало известно о совершенном преступлении с участием Т. и Б., протоколом изъятия в квартире Т.И. похищенного диктофона и опознания его свидетелями как принадлежащего убитому М.И. и другими имеющимися в деле доказательствами.

Вина Т. и Б. в разбойном нападении на М.Ш. 22 июля 1997 г. полностью установлена показаниями самого Т. о совершении этого преступления совместно с Т.М. и Б., потерпевшей М.И. об обстоятельствах нападения на них троих мужчин, осужденных Е., М. и свидетеля Т.И. о том, что со слов Т.М. им стало известно о нападении на М.Ш. втроем с Т. и Б., протоколом осмотра места происшествия, заключениями судебно-медицинской, судебно-баллистической экспертиз и другими материалами дела, подробно изложенными в приговоре.

Приведенные доказательства полностью опровергают доводы жалоб осужденного Б. и адвоката Устиновой о том, что Б. никаких преступлений не совершал и его вина не доказана. Суд обоснованно признал, что между Т. и Б. неприязненных отношений не было, поэтому нет оснований утверждать, что Т. оговорил Б. Тем более, показания Т. объективно подтверждены и другими доказательствами по делу.

При таких обстоятельствах с доводами жалобы осужденного Б. об отмене приговора и прекращении дела производством согласиться нельзя.

Материалы дела, как в стадии следствия, так и в судебном заседании исследованы с достаточной полнотой и в дополнительной проверке не нуждаются. В том числе проверена возможная причастность к этим преступлениям других лиц. Поэтому судебная коллегия доводы жалобы адвоката Устиновой об отмене приговора в отношении Б. и направлении дела на новое судебное рассмотрение находит неубедительными.

Вина М., Т. и Е. в разбойном нападении в ночь с 13 на 14 сентября 1997 г. на Т.О. и К. и в покушении на их убийство, вина Е. и М. в разбойном нападении 27 августа 1998 г. на Г. и О. и в убийстве Г., а Е. и в покушении на убийство О., помимо частичного признания ее самими осужденными, не отрицавшими факт разбойного нападения, полностью установлена показаниями потерпевших Т.О., К., О. об обстоятельствах нападения на них с оружием, протоколами осмотра мест происшествий, заключениями судебно-медицинской, судебно-баллистической экспертиз, а также другими имеющимися в деле, подробно приведенными в приговоре доказательствами. Виновность осужденных в разбойных нападениях не оспаривается и в кассационных жалобах.

Что же касается приведенных в жалобах доводов о том, что у осужденных не было умысла на убийство потерпевших, то они судом проверены и обоснованно отвергнуты.

Как установлено приговором суда, осужденные Е., Т., М., а также умерший Т.И. заранее договорились напасть на потерпевших, убить их и завладеть деньгами и автомобилем. С этой целью вооружились тремя видами огнестрельного оружия и произвели выстрелы в автомашину и в потерпевших Т.О. и К., в результате чего потерпевшие были ранены. Убийство не было доведено до конца по независящим от воли осужденных причинам, так как потерпевшим удалось скрыться в автомашине с места происшествия. Из исследованных в суде доказательств видно, что осужденные Е. и М. заранее договорились напасть на водителя и завладеть автомобилем ВАЗ-2105. При этом заранее распределили роли: М. привез Е. на автомобиле к месту совершения преступления, где Е. напал на Г. и выстрелом из огнестрельного оружия убил потерпевшего; пытался произвести выстрел в О., душил ее. Однако умысел на убийство О. не смог довести до конца, так как потерпевшая стала кричать, активно сопротивлялась, звала на помощь, сработала сигнализация автомашины. Поэтому Е. вынужден был убежать с места происшествия и в автомобиле под управлением М. скрылся с оружием.

Нельзя также согласиться с доводами жалоб о том, что осужденные не состояли в банде и не знали об ее существовании и об отмене приговора в части осуждения их по ст. 209 ч. 2 УК РФ.

На основании показаний самих осужденных и других доказательств суд обоснованно пришел к выводу о том, что эта преступная группа была специально организована для совершения нападений на граждан в целях хищения имущества. При этом группа была вооружена несколькими видами огнестрельного оружия, и все нападения на граждан были совершены участниками банды с применением огнестрельного оружия. Группа отличалась устойчивостью и сплоченностью: все участники банды длительное время были знакомы между собой, встречались и проводили время вместе, знали о преступлениях, ранее совершенных другими участниками банды. В целом преступная деятельность банды продолжалась около 2-х лет, то есть длительное время. Все нападения на граждан заранее планировались, четко распределялись роли каждого из членов банды, избранный для нападения объект тщательно изучался участниками банды, заранее готовились автотранспорт и оружие, а также заранее обсуждался вопрос о распределении похищенного имущества между участниками банды.

При таких обстоятельствах суд правильно пришел к выводу о том, что осужденные состояли в банде и участвовали в совершенных ею преступлениях.

Вина Е. и Т. в незаконном хранении и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов, Е. в незаконном приобретении, перевозке и изготовлении, М. в приобретении, ношении, хранении, передаче огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенном организованно группой, помимо признания ее самими осужденными, полностью установлена приведенными в приговоре доказательствами и не оспаривается в кассационных жалобах.

Таким образом, оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины осужденных в совершенных преступлениях, и дал им правильную юридическую оценку.

Наказание всем осужденным назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных об их личности. При этом судом учтены и смягчающие их вину обстоятельства, на которые имеется ссылка в жалобах. Назначенное им наказание нельзя признать явно несправедливым вследствие суровости, поэтому оснований для его смягчения не имеется.

Поскольку М. ранее был судим по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР с применением ст. 40 ч. 3 УК РСФСР к 2 годам 6 месяцам лишения свободы условно, то суд обоснованно пришел к выводу о том, что он должен быть освобожден от этого наказания в силу п. 6 Постановления Государственной Думы ФС РФ от 26 марта 2000 года "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" и не назначил ему наказание по правилам ст. 70 УК РФ.

При таких обстоятельствах с доводами кассационного протеста об отмене приговора в отношении М. и направлении дела на новое судебное рассмотрение согласиться нельзя.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Калужского областного суда от 6 марта 2002 года в отношении Е., М., Т. и Б. оставить без изменения, а кассационные жалобы и кассационный протест - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"