||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 августа 2002 г. N 11-о02-33

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Галиуллина З.Ф.

судей Колышницына А.С., Бурова А.А.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Х., адвоката Токаревой Л.М. на приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 11 марта 2002 года, по которому

Х., <...>, со средним образованием, судимый 6 июня 1989 года по ст. 103 УК РСФСР к 8 годам 6 месяцам лишения свободы; 20 апреля 1998 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "в", "г" УК РФ к 4 годам лишения свободы (освобожден 14 ноября 2000 года условно-досрочно на 1 год 2 месяца 11 дней),

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п. "н" УК РФ на 18 лет; по ст. 158 ч. 2 п. "б" УК РФ на 5 лет; по ст. 167 ч. 2 УК РФ на 4 года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, назначено 21 год 6 месяцев лишения свободы.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно назначено 22 года лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Заслушав доклад судьи Колышницына А.С., объяснения осужденного Х., поддержавшего доводы кассационной жалобы, мнение прокурора Башмакова А.М., полагавшего переквалифицировать действия Х. со ст. 167 ч. 2 УК РФ на ст. ст. 30 ч. 3 и 167 ч. 2 УК РФ, а в остальном приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Х. осужден за убийство потерпевшего Г., кражу его имущества и умышленное уничтожение и повреждение имущества потерпевшего путем поджога, совершенные 7 апреля 2001 года в г. Казани.

В судебном заседании Х. вину не признал.

В кассационных жалобах:

осужденный Х. указывает, что судом необоснованно отвергнуты показания свидетеля Д. о том, что убийство потерпевшего совершено Я.; судом не дана надлежащая оценка показаниям свидетелей С., Л., Ш., которые видели Я. недалеко от места происшествия, также действиям Я. после происшествия, который сбыл похищенное имущество; суд не принял во внимание показания судебно-медицинского эксперта К., что от действий Я. (по его - осужденного показаниям) могли образоваться некоторые, имевшиеся у потерпевшего повреждения, а также о том, что исследование трупа проведено не полно; не проведена очная ставка с Я.; не учтены показания следователя С.Е. в судебном заседании, что он не говорил ему (осужденному) о проведенном допросе Д.; считает, что судимость по ст. 103 УК РСФСР у него погашена. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение;

адвокат Токарева, не приводя доводов, указывает, что она не согласна с приговором и просит его отменить.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит, что действия Х. подлежат переквалификации со ст. 167 ч. 2 УК РФ на ст. ст. 30 ч. 3 и 167 ч. 2 УК РФ, а в остальном приговор является законным и обоснованным.

Вина Х. подтверждается показаниями свидетелей, актами судебно-медицинской, биологической экспертиз и другими доказательствами, анализ которым дан в приговоре.

Так, свидетель Я. показал, что 7 апреля 2001 года он, Х., Г. распивали спиртное в доме последнего. Он (свидетель) уснул. Разбудил его Х. Потерпевший лежал на веранде, на лице и голове у него была кровь. Х. предложил занести его в комнату, где осужденный взял гантель и направился к потерпевшему. Самого удара он не видел, т.к. испугался и ушел на кухню, но слышал звук удара.

После убийства Х. собрал в сумку вещи погибшего и передал ее ему (свидетелю), а сам вернулся в дом.

Затем Х. вышел и ушел от него.

Поскольку он (Я.) плохо ориентировался в том районе, он долго искал дорогу, и только на остановке трамвая встретил Х.

Свидетель Х.И. показала, что осужденный рассказал ей, что убил потерпевшего.

У указанных свидетелей не было оснований оговаривать Х., их показания не содержат существенных противоречий, и подтверждаются другими материалами дела, поэтому суд обоснованно положил эти показания в основу приговора.

По заключению судебно-медицинского эксперта смерть Г. наступила от ушиба головного мозга, явившегося следствием открытой проникающей черепно-мозговой травмы, которая могла быть причинена гантелей. На трупе потерпевшего имелось множество телесных повреждений от воздействия тупых твердых предметов.

Допрошенный в судебном заседании судебно-медицинский эксперт показал, что телесные повреждения на шее потерпевшего не могли образоваться при обстоятельствах, указанных Х.

Что же касается доводов жалобы о том, что эксперт якобы показал о недостаточности исследования трупа, то это касается только вопроса об установлении точного промежутка времени между причинением телесных повреждений и смертью. По мнению эксперта для решения данного вопроса необходимо проведение комплексной экспертизы.

Однако выяснение данного обстоятельства не имеет существенного значения для дела.

Согласно акту судебно-биологической экспертизы на одежде Х. обнаружена кровь, которая могла произойти от Г.

Свидетели С., Л., Ш. показали, что видели в день происшествия рядом с домом потерпевшего Я., который несколько раз проходил в различных направлениях.

Судом данные показания были исследованы, оценены и сделан правильный вывод о том, что они подтверждают показания Я. о том, что он разыскивал дорогу, поскольку плохо ориентировался в районе.

Также судом исследованы и оценены показания свидетеля Д. о том, что Я. рассказал, что убийство совершено им.

С учетом всех материалов дела в совокупности суд обоснованно отверг показания данного свидетеля.

Согласно протоколу предъявления Х. материалов дела ему было предоставлено 2 тома в подшитом пронумерованном виде. Как видно из материалов дела в томе 2 на л.д. 237 - 238 имеется протокол допроса свидетеля Д. Каких-либо заявлений об отсутствии данного протокола в материалах дела осужденным не заявлено.

Таким образом, осужденный имел возможность ознакомиться с показаниями свидетеля, независимо от позиции следователя.

То обстоятельство, что Я. реализовал часть похищенного не ставит под сомнение вывод суда о совершении преступлений Х.

Согласно ст. 162 УПК РСФСР следователь вправе произвести очную ставку между двумя ранее допрошенными лицами. Поскольку такой необходимости не возникло, то очная ставка между осужденным и свидетелем Я. не проведена.

Доводы ходатайства осужденного при кассационном рассмотрении дела, что в материалах нет постановления судьи от 18 октября 2001 года о направлении дела на дополнительное расследование и о том, что копия обвинительного заключения ему была вручена в день начала рассмотрения дела в суде, не основаны на материалах дела.

Так, в деле имеется постановление судьи от 18 октября 2001 года о направлении дела на дополнительное расследование. Данное постановление было отменено 6 декабря 2001 года Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

В материалах дела имеется также расписка о том, что осужденный получил копию обвинительного заключения 17 октября 2001 года.

Суд всесторонне, полно, объективно исследовал все обстоятельства дела, обоснованно признал Х. виновным в совершенных преступлениях и правильно квалифицировал его действия по ст. ст. 105 ч. 2 п. "н", 158 ч. 2 п. "б" УК РФ.

Вместе с тем квалификация действий Х. по ст. 167 ч. 2 УК РФ не основана на материалах дела.

Судом установлено, что осужденный имел умысел на уничтожение или повреждение имущества потерпевшего путем поджога и совершил действия, направленные на это. Однако его действиями не причинен значительный ущерб потерпевшему по причинам, не зависящим от его воли, поскольку пожар был погашен соседями.

При таких обстоятельствах его действия следует квалифицировать по ст. ст. 30 ч. 3 и 167 ч. 2 УК РФ.

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не имеется.

Назначая наказание Х. суд учитывает содеянное, данные о личности и все обстоятельств дела.

Осужденный был освобожден по отбытию наказания за преступление, предусмотренное ст. 103 УК РСФСР 28 декабря 1996 года и, следовательно, в соответствии со ст. 86 УК РФ судимость у него за это преступление не погашена.

Руководствуясь ст. 378, 379, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 11 марта 2002 года в отношении Х. изменить, переквалифицировать его действия со ст. 167 ч. 2 УК РФ на ст. ст. 30 ч. 3 и 167 ч. 2 УК РФ, по которой назначить 3 года 9 месяцев лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. "н", 158 ч. 2 п. "б", 30 ч. 3 и 167 ч. 2 УК РФ назначить 21 год 3 месяца лишения свободы.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно назначить 21 год 9 месяцев лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"