||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 августа 2002 г. N 49-о02-61

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Галиуллина З.Ф.,

судей Бурова А.А., Колышницына А.С.

рассмотрела в судебном заседании от 20 августа 2002 года кассационную жалобу осужденного Б. на приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 18 апреля 2002 года, которым

Б. <...>, с неполным средним образованием, несудимый,

- осужден по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ на 9 лет лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на 17 лет лишения свободы, по ст. 325 ч. 2 УК РФ на 6 месяцев исправительных работ с удержанием 20% из заработка в доход государства и по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний на 22 (двадцать два) года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

По ст. 327 ч. ч. 1 и 3 и ст. 325 ч. 1 УК РФ Б. оправдан.

Постановлено взыскать с Б. в пользу Л.С. в счет компенсации морального вреда 50000 рублей и в возмещение материального ущерба 120000 рублей.

Заслушав доклад судьи Бурова А.А., объяснения осужденного Б., поддержавшего доводы своей кассационной жалобы, и мнение прокурора Башмакова А.М., полагавшего приговор в части осуждения Б. по ст. 325 ч. 2 УК РФ отменить и производство по делу прекратить за истечением сроков давности, назначив по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. "з", 162 ч. 3 п. п. "б", "в" и 222 ч. 1 УК РФ, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ 21 год 11 месяцев лишения свободы с конфискацией имущества, а в остальном приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Б. осужден за незаконное приобретение, хранение и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов к нему, за разбой с применением оружия, в целях завладения имуществом в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, за убийство, сопряженное с разбоем, и за похищение важных личных документов.

Преступления совершены 7 сентября 1999 года при указанных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании Б. виновным себя не признал.

В кассационной жалобе (основной и дополнительной) осужденный Б., ссылаясь на свою невиновность во вмененных ему преступлениях, утверждает, что дело в отношении него сфабриковано. По делу нарушены положения Конституции Российской Федерации и нормы уголовно-процессуального кодекса. Помимо этого нарушено его право на защиту. На предварительном следствии он не был обеспечен услугами переводчика. Указывает на недозволенные методы ведения следствия. Отраженные в соответствующих протоколах показания на предварительном следствии он не давал. Приговор постановлен на предположениях. В судебном заседании не были допрошены Г., М. и некоторые другие свидетели. Не были исследованы все материалы дела. Оружие и машина не обнаружены. Утверждает, что его оговорили Г. и А. Ввиду недоказанности его вины, ставит вопрос об отмене приговора.

Проверив материалы дела и обсудив приведенные в кассационной жалобе доводы, Судебная коллегия находит, что фактические обстоятельства дела судом установлены правильно и подтверждены исследованными судом доказательствами, анализ которых дан в приговоре, а доводы жалобы - неосновательными.

Как видно из материалов дела, 7 сентября 1999 года при разбойном нападении выстрелом из огнестрельного оружия был убит Л. Напавшее на него лицо завладело автомобилем ВАЗ-2110 потерпевшего, а также его водительским удостоверением и техническим паспортом на автомобиль.

Из показаний свидетеля А. на предварительном следствии, подтвержденных в судебном заседании, и свидетеля Г. на предварительном следствии усматривается, что разбойное нападение и убийство водителя Л. выстрелом из пистолета совершил осужденный Б.

При этом они подробно рассказали об обстоятельствах, при которых последний совершил эти преступления.

У суда не было оснований сомневаться в их показаниях.

Помимо этого в деле нет данных, которые давали бы основание признать, что А. и Г. оговорили Б.

Показания А. и Г. подтверждены показаниями свидетеля Ч. на предварительном следствии и протоколом опознания по фотографии, из которых видно, что он, занимаясь извозом в гор. Челябинске, вечером 6 сентября 1999 года возил по городу двух мужчин, одним из которых был осужденный Б. и которые в разговоре говорили ему, что им надо ехать в гор. Уфу, показаниями свидетеля П. на предварительном следствии и протоколами опознания по фотографии, согласно которых именно водитель Л., занимавшийся частным извозом, в ночь с 6 на 7 сентября 1999 года на своей автомашине повез из гор. Челябинска в гор. Уфу осужденного Б. и свидетеля А., показаниями свидетеля К. и протоколом опознания ею осужденного Б., с которым около 5 часов утра 7 сентября 1999 года ушел из гостиницы Г.

Показания свидетелей А. и Г. объективно подтверждены также заключением судебно-медицинского эксперта относительно причины смерти Л., заключением эксперта, проводившего медико-криминалистическую экспертизу, согласно которой огнестрельный снаряд, причинивший раны потерпевшему Л., является оболоченной пулей диаметром около 9 мм, а также другими доказательствами, полно и правильно приведенными в приговоре.

Из показаний самого осужденного Б. при допросе в качестве обвиняемого видно, что у него был пистолет марки ПМ, который он нашел в гор. Челябинске и хранил при себе. Вместе с А. в гор. Челябинске они наняли Л. для проезда на его автомашине ВАЗ-2110 в гор. Уфу. В гор. Уфе забрали Г. На выезде из города он попросил Л. остановиться, так как захотел в туалет. Было тесно. Он хотел переложить пистолет и неожиданно произошел выстрел, которым и был убит водитель. Испугавшись, он оттащил Л. в лесопосадку, забрал водительское удостоверение и технический талон и на автомашине потерпевшего уехал в Ингушетию.

Помимо этого на очной ставке со свидетелем К. подтвердил, что именно он приходил за Г. в гостиницу.

Данных о том, что эти показания на предварительном следствии он дал в результате недозволенных методов ведения следствия, не имеется.

Отказ осужденного Б. от указанных показаний не исключает их из числа доказательств, поскольку его показания о том, что именно он приходил в гостиницу за Г. и что у него имелся пистолет, выстрелом из которого был убит водитель Л., подтверждены другими исследованными судом доказательствами.

Как видно из материалов дела, свидетель А. никогда на предварительном следствии не говорил о невиновности осужденного Б.

Нарушений положений Конституции Российской Федерации при проверке материалов дела не установлено.

Из материалов дела усматривается, что Б. была разъяснена ст. 51 Конституции Российской Федерации.

Не установлено также нарушений норм уголовно-процессуального закона и гарантированного законом права осужденного Б. на защиту.

Неосновательны доводы Б. о том, что на предварительном следствии он не был обеспечен услугами переводчика, поскольку, как видно из дела, он заявил, что владеет русским языком, показания желает давать на русском языке и в услугах переводчика не нуждается.

Проведение очных ставок согласно ст. 162 УПК РСФСР являлось правом, а не обязанностью следователя.

Таким образом, вывод суда о виновности осужденного Б. основан на добытых по делу доказательствах, достоверность которых не вызывает сомнений у кассационной инстанции.

То обстоятельство, что по делу не были обнаружены оружие, из которого был убит потерпевший Л., и автомашина последнего, само по себе, не опровергает вышеуказанный вывод суда о виновности Б., поскольку его вина подтверждена всеми другими исследованными судом доказательствами, приведенными в приговоре.

Рассмотрение дела в отсутствие некоторых свидетелей, как усматривается из дела, не отразилось на всесторонности, полноте и объективности исследования его материалов.

Кроме того, суд в соответствии с требованиями закона огласил показания свидетелей Г., П. и Ч., данные ими на предварительном следствии, и привел их в приговоре в качестве доказательства вины осужденного Б.

Помимо этого, как усматривается из дела, показания не явившихся в судебное заседание свидетелей М., В., З. и Д. не опровергают вывод суда о виновности Б.

Юридическая квалификация содеянного осужденным Б. по ст. ст. 105 ч. 2 п. "з", 162 ч. 3 п. п. "б", "в" и 222 ч. 1 УК РФ является правильной.

Наказание ему по этим статьям уголовного кодекса назначено в соответствии с требованиями закона и Судебная коллегия не находит оснований для его смягчения.

Поэтому кассационная жалоба удовлетворению не подлежит.

Что же касается осуждения Б. по ст. 325 ч. 2 УК РФ, то приговор в этой части подлежит отмене с прекращением дела производством на основании ст. 5 ч. 1 п. 3 УПК РСФСР, поскольку со времени совершения вмененных ему действий и ко времени рассмотрения дела судом истекли сроки давности.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 18 апреля года в части осуждения Б. по ст. 325 ч. 2 УК отменить и производство по делу прекратить на основании ст. 5 ч. 1 п. 3 УПК РСФСР.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. "з", 162 ч. 3 п. п. "б", "в" и 222 ч. 1 УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно Б. назначить лишение свободы на 21 (двадцать один) год 11 месяцев в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

В остальном приговор о нем оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"