||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 августа 2002 г. N 51-кпо02-61

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Шурыгина А.П.

судей Шишлянникова В.Ф. и Микрюкова В.В.

рассмотрела в судебном заседании от 20 августа 2002 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденного Г.В.Д. и адвоката Лушникова Ю.Я. на приговор Алтайского краевого суда от 14 мая 2002 года, которым

Г.В.Д., <...>, судимый:

1). 29 июня 1983 года по ст. 102 п. "г" УК РСФСР к 15 годам лишения свободы. Освобожден 12.02.1998 года по отбытии срока наказания;

2). 19 июля 2001 года по ст. 30 ч. 3 и 158 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 2 года;

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "н" УК РФ к лишению свободы сроком на 18 лет.

На основании ст. ст. 74 ч. 5 и 70 УК РФ отменено условное осуждение и частично присоединено наказание, назначенное по предыдущему приговору и окончательно назначено 20 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

На основании ст. ст. 97 ч. 1 п. "г" и 99 УК РФ применены принудительные меры медицинского характера в виде лечения от алкоголизма.

Заслушав доклад судьи Шишлянникова В.Ф. по обстоятельствам дела и доводам жалоб, мнение прокурора Найденова Е.М., полагавшего приговор изменить, исключить указание о применении ст. 70 УК РФ, судебная коллегия

 

установила:

 

Г.В.Д. признан виновным в умышленном убийстве Г.В.Г., совершенном в процессе ссоры на почве личных неприязненных отношений, неоднократно.

Преступление совершено при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В судебном заседании Г.В.Д. свою вину не признал.

В кассационных жалобах:

осужденный Г.В.Д., оспаривая обоснованность осуждения, указывает, что убийство не совершал, после распития спиртного уснул, ночью слышал, что кто-то ругаются с Л., а проснувшись утром, обнаружил мертвым своего дядю Г.В.Г., после чего сразу сообщил об этом в милицию. Полагает, что убить Г.В.Г. могли находившиеся в доме Б. и Л. На предварительном следствии он оговорил себя в результате оказанного на него психологического воздействия со стороны следователя и оперативных работников. Считает, что объективных доказательств его вины нет, в основу приговора положены показания свидетелей Л. и Б., которые находились в суде в нетрезвом состоянии, председательствующий судья оказывал воздействие на свидетеля Л. При ознакомлении со всеми материалами дела адвокат не участвовал.

С учетом доводов своей жалобы осужденный просит отменить приговор и дело направить на новое рассмотрение.

Адвокат Лушников Ю.Я. в интересах осужденного Г.В.Д. указывает, что в материалах дела нет неопровержимых доказательств вины Г.В.Д. в убийстве. Единственный очевидец совершенного преступления Л. является инвалидом 2 группы, в судебном заседании находился в нетрезвом состоянии, давал неуверенные показания, путался. При таких обстоятельствах, как полагает адвокат, приговор подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и справедливым.

Вина Г.В.Д. в содеянном при обстоятельствах, указанных в описательной части приговора, материалами дела установлена полностью и подтверждена совокупностью собранных по делу доказательств, анализ которых подробно изложен в приговоре.

Так, допрошенный в судебном заседании свидетель Л. показал, что 16 января 2002 года он, Б. и Г. распивали спиртное в доме последних. Б. ушла из-за стола в спальню спать. В это время между осужденным и его дядей Г.В.Г. возникла ссора, в ходе которой последний распахнул рубаху на груди и закричал "ударь меня, ударь". Г.В.Д. неожиданно схватил нож и нанес им удар в грудь Г.В.Г. После этого он, Л. отвернулся от Г., пошел и лег на кровать.

Свидетель Б. суду показала, что 16 января 2002 года она после употребления спиртных напитков легла спать, Л. и Г.В.Г. и Г.В.Д. оставались за столом. Через некоторое время ее разбудил Г.В.Д. и сообщил, что его дядя Г.В.Г. умер. Она пришла на кухню и увидела, что Г.В.Г. мертв. Л. лежал на кровати. Она крикнула Валерию, что это он убил его, на что тот обругал ее и ударил кулаком по голове, сказав, чтобы она молчала или он ее убьет. В это время на пальцах рук Г.В.Д. она увидела кровь. Кроме того, свидетель Б. пояснила, что в пьяном виде Г.В.Д. становится агрессивным.

Доводы жалоб осужденного и адвоката о том, что Б. и Л. давали суду показания в нетрезвом состоянии, что на Л. оказывал воздействие председательствующий судья, являются несостоятельными, поскольку не основаны на материалах дела.

Так, в протоколе судебного заседания нет сведений о том, что свидетели Б. и Л. давали показания в нетрезвом состоянии и что на Л. оказывал давление председательствующий судья. Никаких заявлений по этому поводу участники процесса, в том числе осужденный и адвокат, не делали.

Вина Г.В.Д. в умышленном убийстве Г.В.Г. подтверждается, помимо показаний свидетелей Б. и Л., собственными показаниями осужденного, которые он дал на предварительном следствии.

Так, на дополнительном допросе в качестве подозреваемого от 21 января 2002 года Г.В.Д. показал, что 16 января 2002 года в процессе распития спиртного в доме по ул. <...>, он уснул. С ним рядом легла Б. Спали они в спальне. Л. лежал на кровати на кухне, а Г.В.Г. дремал на стуле за столом. Дядя стал жаловаться на то, что ему негде прилечь. Из-за этого у них возникла ссора. Дядя протянул руку к ножу и сказал, что сейчас зарежет его. Однако он перехватил его руку, выхватил у него нож и ударил им в грудь один раз. От удара Г.В.Г. сел на стул, несколько раз вздохнул и умер. Нож был кухонный, самодельный. Он его оставил в доме и пошел вызывать работников милиции (л.д. 24 - 25).

Свои показания Г.В.Д. подтвердил в ходе следственного эксперимента, указав при этом, где сидел потерпевший Г.В.Г., а также место, где лежал нож, который он положил в ящик стола, за которым они сидели и распивали спиртное (л.д. 26 - 32).

Доводы жалобы осужденного о том, что он оговорил себя в результате оказанного на него психологического воздействия со стороны следователя и оперативных работников являются несостоятельными.

Как видно из материалов дела, на предварительном следствии Г.В.Д. разъяснялись положения ст. 51 Конституции РФ о том, что он не обязан свидетельствовать против себя самого. Кроме того, вышеприведенные показания осужденный давал в присутствии своего адвоката, что исключало применение к нему недозволенных методов воздействия.

При наличии таких данных суд, принимая также во внимание то обстоятельство, что факт совершения Г.В.Д. убийства своего дяди подтверждается показаниями свидетелей Б., Л., другими приведенными в приговоре доказательствами, правильно сослался в приговоре как на одно из доказательств на вышеупомянутые показания осужденного, которые тот дал в ходе предварительного следствия.

Тщательно исследовав и оценив все собранные по делу доказательства, дав им надлежащую оценку в совокупности, суд обоснованно признал Г.В.Д. виновным в убийстве своего дяди Г.В.Г., совершенном на почве пьянства в ссоре, при указанных в приговоре обстоятельствах.

Психическое состояние Г.В.Д. проверялось и он обоснованно признан вменяемым относительно содеянного, что соответствует заключению стационарной комплексной психолого-психиатрической экспертизы, согласно которому Г.В.Д. не страдает и не страдал каким-либо психическим заболеванием или временным болезненным расстройством психической деятельности, он мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Данных за аффект, либо иное эмоциональное состояние, способное оказать существенное влияние на его поведение, не обнаружено (л.д. 151 - 152).

Юридическая квалификация действий Г.В.Д. по ст. 105 ч. 2 п. "н" УК РФ дана судом правильно.

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не установлено.

Доводы жалобы осужденного о том, что при ознакомлении со всеми материалами дела не участвовал адвокат, являются несостоятельными, поскольку они противоречат материалам дела, а именно протоколу объявления обвиняемому об окончании предварительного следствия и предъявления ему и его защитнику материалов дела, согласно которому Г.В.Д. и его адвокат Лушников Ю.Я. совместно знакомились со всеми материалами дела (л.д. 156).

Вместе с тем, судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению по следующим основаниям.

Согласно ст. 7.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, вступившего в силу с 1 июля 2002 года, устанавливающей ответственность за мелкое хищение чужого имущества путем кражи, и примечанию к ней, хищение признается мелким, если стоимость похищенного имущества не превышает пять минимальных размеров оплаты труда, установленных законодательством Российской Федерации.

Как видно из материалов дела, 19 июля 2001 года Г.В.Д. был осужден по ст. 30 ч. 3 и 158 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 2 года за покушение на кражу чужого имущества на общую сумму 849 рублей, совершенное 24 апреля 2001 года (л.д. 72).

Согласно Федеральному Закону "О минимальном размере оплаты труда", принятому Государственной Думой 2 июня 2000 года, с 1 января 2001 года по 30 июня 2001 года минимальный размер оплаты труда составлял 200 рублей в месяц. Следовательно пять минимальных размеров оплаты труда составляло 1000 рублей.

Поскольку общая сумма чужого имущества, на кражу которого покушался Г.В.Д. была меньше пятикратного минимального размера оплаты труда (849 руб.), то с учетом требований ст. 10 УК РФ об обратной силе уголовного закона, содеянное Г.В.Д. декриминализировано, является покушением на мелкое хищение, в связи с чем из приговора подлежит исключению указание о присоединении частично Г.В.Д., в соответствии со ст. 70 УК РФ наказания, не отбытого по приговору суда от 19 июля 2001 года.

Наказание Г.В.Д. по ст. 105 ч. 2 п. "н" УК РФ назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о личности виновного, всех обстоятельств дела, а также с учетом наличия в его действиях особо опасного рецидива преступлений, оно является справедливым и оснований для его смягчения не имеется.

Принудительные меры медицинского характера в виде принудительного лечения от алкоголизма судом применены обоснованно, в соответствии с законом и с учетом заключения экспертизы (л.д. 151 - 152).

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Алтайского краевого суда от 14 мая 2002 года в отношении Г.В.Д. изменить, исключить указание о присоединении частично Г.В.Д., в соответствии со ст. 70 УК РФ наказания, не отбытого по приговору суда от 19 июля 2001 года.

Считать Г.В.Д. осужденным по ст. 105 ч. 2 п. "н" УК РФ к лишению свободы сроком на 18 (восемнадцать) лет с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного и адвоката, - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"