||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 августа 2002 г. N 78-о02-63

 

Председательствующий: Шуст Е.П.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Пелевина Н.П.

судей - Истоминой Г.Н. и Ворожцова С.А.

рассмотрела в судебном заседании от 19 августа 2002 года кассационные жалобы осужденного З. и адвоката Позника В.Г. на приговор Санкт-Петербургского городского суда от 23 ноября 2001 года, которым

З., <...>, русский, ранее не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "д" УК РФ к 15 годам лишения свободы, по ст. 213 ч. 2 п. "б" УК РФ к 2 годам лишения свободы, и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем полного сложения наказаний окончательно по совокупности преступлений ему назначено 17 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Пелевина Н.П., объяснение осужденного З., поддержавшего кассационную жалобу по ее доводами, мнение прокурора Шинелевой Т.Н., возражавшей против удовлетворения жалобы и просившей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

З. признан виновным в совершении хулиганства, сопряженного с применением и угрозой применения насилия к гражданам, с оказанием сопротивления лицу, пресекавшему его действия, а также в убийстве с особой жестокостью К., 1978 года рождения.

Преступления совершены 15 марта 1999 года в г. Санкт-Петербурге при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании З. виновным себя признал частично в хулиганстве, а в убийстве вину не признал.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный З. указывает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и доказательствам, осужден он необоснованно, с нарушением его права на защиту. Судебное следствие проведено с обвинительным уклоном. Компетентность эксперта - биолога К.Н. вызывает сомнение, ее заключение является неполным, и у него имеются основания не доверять эксперту. Судом необоснованно отключено ходатайство защиты и его о назначении генетической экспертизы, что свидетельствует о необъективности суда. Убийства К. он не совершал, его вина в этом не доказана, а его "чистосердечное признание" не свидетельствует о его признании в убийстве потерпевшего и дано под воздействием работников милиции. Вызывает сомнение правильность выводов судебно-медицинской экспертизы на его одежде крови, которая попала на нее задолго до преступления. Не установлен мотив убийства, не выяснены данные о его личности. Считает, что при постановлении приговора была нарушена тайна совещания судей, показания свидетелей в приговоре искажены. При таких обстоятельствах не имелось оснований для вынесения ему столь сурового приговора. Просит разобраться в деле, приговор в части осуждения его за убийство отменить и дело направить на новое расследование или судебное рассмотрение.

В кассационной жалобе и дополнении к ней адвокат Позник В.Г. указывает, что вина З. в убийстве К. не подтверждается никакими доказательствами. Ссылка на "чистосердечное признание" не доказывает его виновности, так как в нем он указывает на причастность к убийству другого лица. Генетическая экспертиза проведена непрофессионально и не отвечает ее целям и задачам, а поэтому ее выводы доказательственного значения не имеют, соответствующие специалисты в судебное заседание не вызывались. Не подтверждают вину осужденного и выводы судебно-биологической экспертизы по исследованию крови на его одежде, которые носят предположительный характер. Просит приговор отменить, дело направить на новое расследование.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности З. основаны на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах.

Из показаний осужденного З., отрицавшего свою причастность к убийству К., по факту хулиганства следует, что ввиду нетрезвого состояния в квартире К. он действительно из хулиганских побуждений заставлял находившихся там подростков построиться в шеренгу, отжиматься от пола, кого-то из них за неподчинение ударил кулаком. К., предлагавшего прекратить указанные действия, толкнул локтем в грудь. На следствии признавался в причастности к убийству К. в результате физического и психического воздействия на него со стороны оперативных работников милиции.

С учетом непоследовательности и противоречивости показаний суд исследовал показания осужденного З., данные им в стадии предварительного следствия.

В своем собственноручно написанном чистосердечном признании (т. 1 л.д. 31 - 32), при допросах в качестве подозреваемого (т. 1 л.д. 36 - 38), обвиняемого (т. 1 л.д. 59 - 65), на очной ставке со С. (т. 1 л.д. 115 - 122), осмотре места происшествия с его участием (т. 1 л.д. 138 - 141), проведенных с соблюдением норм уголовно-процессуального закона, видно, что З. давал показания не только о совершенном хулиганстве. Он также показывал, что он обнаружил пропажу у него 50-рублевой купюры, где на кровати и нашел ее возле сидевшего К. Последнего он обвинил в краже, на что К. ударил его рукой по лицу. В ответ он ударил К. рукой в лоб и дважды пнул по голове и лицу, но их разнял С. Когда он, З., уходил, К. нанес ему скользящий удар молотком по голове, но молоток отобрал С., который ударил этим молотком потерпевшего по голове и тот упал. Затем К. положили на кровать и С. предложил ему также ударить К. молотком. Он, З., нанес К. удар по шее молотком и ушел за водкой, а С. остался в квартире. По возвращению он заметил у К. большое число телесных повреждений, а С. ушел и вернулся в другой одежде. Когда они собрались уходить, С. на некоторое время заходил в комнату к К. с отверткой, а по возвращению видел у него кровь на руке, отвертки не было.

Приведенным показаниям З. даны подробный анализ и их оценка в совокупности с другими доказательствами.

Причастность С. к содеянному органами следствия проверена, подтверждения не нашла, и он мотивированным постановлением от 14 июля 1999 года был освобожден от уголовной ответственности.

В целях проверки доводов З. о принадлежности обнаруженной на его одежде крови ему самому судом была назначена судебно-генетическая экспертиза, согласно выводам которой обнаруженная на одежде З. кровь принадлежит К. с вероятностью 99,99%.

В опровержение доводов осужденного в судебном заседании была проведена судебно-биологическая экспертиза, опровергающая его доводы о нападении крови на одежду из разбитого носа потерпевшего, так как в следах крови клетки эпителия слизистой носа не обнаружены.

Факт обнаружения в квартире трупа К. с признаками насильственной смерти, молотка, бойка и ручки от молотка, клещей и обоев со следами крови подтверждается протоколом осмотра места происшествия (т. 1 л.д. 2 - 12).

Из аналогичного протокола осмотра места происшествия с участием обвиняемого З. усматривается, что он показал, как наносил потерпевшему К. удары руками, ногами и молотком по телу К. (т. 1 л.д. 133 - 141).

Протоколом выемки подтвержден факт изъятия одежды З. со следами крови (т. 1 л.д. 54), а также отвертки, обнаруженной в голове трупа К. (т. 1 л.д. 213).

По заключениям судебно-медицинских экспертиз вещественных доказательств, на изъятых с места происшествия клещах, молотке и частях молотка, а также на джинсах, куртке и ботинках, изъятых у осужденного З., обнаружены многочисленные следы крови человека, происхождение которой от потерпевшего К. не исключается.

Следов крови на одежде С. не обнаружено (т. 1 л.д. 216 - 219, 223 - 227).

Из акта судебно-медицинской экспертизы видно, что смерть К. последовала от комбинированной травмы головы с повреждением головного мозга и костей черепа, обусловленной действием тупого твердого предмета и острого колющего предмета;

кроме того, на трупе обнаружены другие множественные телесные повреждения различной степени тяжести и локализации, в том числе, в области головы, описанные в акте экспертизы и в приговоре (т. 1 л.д. 154 - 158, 196 - 197).

Выводы медико-криминалистической экспертизы подтверждают, что повреждения в области головы потерпевшего могли быть причинены представленными двумя молотками и клещами, а три колотые раны на коже головы могли быть причинены указанной выше отверткой (т. 1 л.д. 201 - 210).

По заключению судебно-медицинского эксперта, у З. каких-либо телесных повреждений не обнаружено (т. 1 л.д. 149 - 150).

Приведенным выше доказательствам в приговоре дана полная и мотивированная оценка в их совокупности с точки зрения их достоверности и допустимости, и правильность выводов суда сомнений не вызывает.

Данные доказательства опровергают доводы кассационных жалоб о недоказанности участия З. в убийстве К. и его необоснованном осуждении за это.

Вопреки доводам кассационных жалоб, выводы экспертиз являются полными, объективными и не требуют какой-либо дополнительной их проверки, а компетентность экспертов также не вызывает сомнений.

Доводы жалобы осужденного о применении недозволенных методов ведения следствия проверялись в ходе судебного разбирательства, подтверждения не нашли и в приговоре обоснованно указано на допустимость положенных в основу приговора доказательств.

При таких обстоятельствах доказанность вины осужденного З. в совершении преступлений при изложенных в приговоре обстоятельствах нашла мотивированное обоснование, не требующее какой-либо дополнительной проверки, о чем поставлен вопрос в жалобах.

Юридическая квалификация действий З. по ст. 105 ч. 2 п. "д", 213 ч. 2 п. "б" УК РФ является законной и обоснованной, с обоснованием квалифицирующих признаков названных норм уголовного закона.

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона, свидетельствующих о незаконности приговора, по делу не установлено.

Наказание З. назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, требований уголовного закона, данных о личности осужденного, смягчающих наказание обстоятельств и не свидетельствует о его чрезмерной суровости и несправедливости.

Оснований для удовлетворения кассационных жалоб по изложенным в них доводам, а также для смягчения З. наказания не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Санкт-Петербургского городского суда от 23 ноября 2001 года в отношении З. оставить без изменения, а кассационные жалобы его и адвоката - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"