||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 августа 2002 г. N 48-о02-117

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Журавлева В.А.,

судей Червоткина А.С., Яковлева В.К.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных Ж., А.О. и Ш.В., адвокатов Елькина В.И., Кайдина А.И. и Волкова А.П. на приговор Челябинского областного суда от 7 февраля 2002 года, которым

Ж., <...>, несудимый, -

осужден к лишению свободы по:

ст. 186 ч. 2, 64 УК РФ к четырем годам;

ст. ст. 33 ч. 4, 327 ч. 1 УК РФ к одному году;

ст. ст. 30 ч. 3, 186 ч. 2, 64 УК РФ к пяти годам.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений Ж. назначено пять лет шесть месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По ст. ст. 186 ч. 3, 33 ч. 4, 286 ч. 1 УК РФ Ж. оправдан за отсутствием состава преступления.

Б.М., <...>, несудимый,

осужден ст. 186 ч. 2 УК РФ к семи годам лишения свободы на основании ст. 73 УК РФ - условно с испытательным сроком два года.

А.О., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы по:

ст. 291 ч. 2 УК РФ к трем годам;

ст. ст. 33 ч. 5, 286 ч. 1 УК РФ к одному году;

ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ к пяти годам.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений А.О. назначено пять лет шесть месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По ст. ст. 30 ч. 3, 186 ч. 3 УК РФ А.О. оправдан за отсутствием состава преступления.

Ш.В., <...>, несудимый, -

осужден к лишению свободы по:

ст. 290 ч. 4 п. "г" УК РФ к семи годам;

ст. 286 ч. 1 УК РФ к трем годам.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений Ш.В. назначено семь лет шесть месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 330 ч. 2 УК РФ Ш.В. оправдан за отсутствием состава преступления.

По этому же делу осуждены: Р., А.Г. и П., приговор в отношении которых не обжалован.

Заслушав доклад судьи Верховного суда Российской Федерации Червоткина А.С., выступление осужденного Ш.В., поддержавшего доводы своей кассационной жалобы, мнение прокурора Филимоновой С.Р., просившей приговор изменить, исключить из осуждения Ж. указание на то, что он "приобрел чистый бланк векселя за 3 тысячи долларов США, передал его Б.М. вместе с ксерокопией векселя ВП N 0665883 и другими реквизитами, приобрел для этих целей цветной лазерный принтер", а А.О. заменить режим исправительной колонии со строгого на общий, судебная коллегия

 

установила:

 

Ж. и Б.М. признаны виновными в изготовлении с целью сбыта поддельной ценной бумаги в валюте Российской Федерации в крупном размере. Ж., кроме того, в покушении на сбыт ценной бумаги в валюте Российской Федерации в крупном размере, а также - в подстрекательстве в изготовлении поддельной печати Сбербанка РФ.

А.О. признан виновным в даче взятки за совершение заведомо незаконных действий и в пособничестве в превышении должностных полномочий, в совершении мошенничества в крупном размере.

Ш.В. признан виновным в получении взятки за незаконные действия в пользу взяткодателя в крупном размере и в превышении должностных полномочий.

Преступления совершены в период с октября 2000 года по март 2001 г. в городах Челябинске, Уфе и Магнитогорске при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденные Ж. и Б.М. виновным себя не признали, А.О. и Ш.В. виновными себя признали частично. В кассационных жалобах: осужденный Ж. выражает несогласие с приговором и просит его изменить, указывая на то, что приговор в части его осуждения за изготовление поддельного векселя и его сбыта, построен на показаниях А.Г. и Р., оговоривших его. А.Г. принимала активное участие в изготовлении поддельной печати ОПЕРУ Сбербанка РФ. Она же занималась сбытом поддельного векселя в городах Уфе и Магнитогорске. Считает, что приговор не соответствует фактическим обстоятельствам дела, что привело к неправильному применению уголовного закона.

Адвокат Елькин В.И. просит приговор в отношении Ж. изменить, применить к нему условное осуждение на основании ст. 73 УК РФ, указывая на то, что он характеризуется положительно, является автором двух изобретений, имеет 9 почетных грамот, страдает рядом тяжелых хронических заболеваний. Кроме того, при осуждении Ж. по ст. 186 ч. 2 УК РФ за изготовление в целях сбыта поддельного векселя в крупных размерах суд, в нарушение требований ст. 254 УПК РСФСР вышел за пределы предъявленного обвинения, поскольку по этому эпизоду ему предъявлялось обвинение по ст. 327 ч. 2 УК РФ как изготовление в целях использования поддельной печати. По мнению адвоката, в приговоре не указан вид режима исправительной колонии для отбывания назначенного Ж. лишения свободы.

Адвокат Кайдин А.И. просит приговор в отношении осужденного Б.М. отменить с прекращением производства по делу за отсутствием в его действиях состава преступления, указывая на то, что в подтверждение его виновности суд сослался на показания осужденных А.Г. и Ж. и на результаты обыска в офисе Б.М., в ходе которого были обнаружены ксерокопии поддельного векселя. Однако А.Г. и Ж. - заинтересованные в деле лица. А ксерокопии векселя могли быть оставлены А.Г., которая пользовалась в офисе Б.М. множительной техникой. Кроме того, по мнению адвоката, подделка векселя с целью замены им также поддельного векселя, находящегося в материалах уголовного дела не дает оснований для квалификации этих действий по ст. 186 УК РФ, поскольку при этом не преследовалась цель сбыта такого векселя.

Осужденный А.О. просит приговор в части его осуждения по ст. ст. 291 ч. 2 и 159 ч. 3 УК РФ отменить, указывая на то, что 150000 рублей он передал Ш.В. не в качестве взятки, а в счет долга. Остальные деньги, которые Ж. передал его (А.О.) жене, он не намеревался и не мог передать Ш.В., так как в это время находился в г. Магнитогорске, а Ш.В. - на отдыхе за границей. Где находятся эти деньги, материалами дела не установлено.

Адвокат Волков А.П. просит приговор в отношении Ш.В. в части его осуждения по ст. 290 ч. 4 п. "г" УК РФ отменить с прекращением дела за отсутствием состава преступления, указывая на то, что 150000 рублей денег А.О. передал ему в счет долга, а не в качестве взятки. Единственные показания А.О. в ходе предварительного следствия о передаче им взятки Ш.В. были даны им в отсутствии адвоката, хотя А.О. нуждался в его помощи, о чем сделал заявление при задержании. Поэтому данный протокол допроса А.О. является недопустимым доказательством. Кроме того, в жалобе адвоката содержится просьба о снижении назначенного Ш.В. по ст. 286 ч. 1 УК РФ наказания с применением правил ст. ст. 64 и 73 УК РФ с учетом того, что он характеризуется положительно, имеет на иждивении престарелую больную мать и малолетнего ребенка, сам страдает серьезными хроническими заболеваниями, вину признал, тяжких последствий от его преступных действий не наступило.

Осужденный Ш.В. в своей кассационной жалобе и дополнениях к ней обращается с аналогичной просьбой, указывая на те же обстоятельства. При этом осужденный просит обратить внимание на то, что А.О. в ходе предварительного следствия оговорил его из корыстных побуждений, так как преследовал цель присвоить деньги, переданные ему Ж. Ж. же, как он показал в судебном заседании, заявление о даче взятки написал под давлением работников милиции.

Он виновен лишь в том, что дал А.О. посмотреть материалы уголовного дела, в котором находился поддельный вексель. Но он не знал о том, что А.О. этот вексель подменил его копией. Осужденный также просит обратить внимание на то, что с материалами уголовного дела по окончании предварительного следствия его знакомил не только следователь, но и Г., который был понятым при осмотре вещественных доказательств. В постановлении о привлечении его (Ш.В.) в качестве обвиняемого от 21.03.2001 г. не указано преступление, предусмотренное ст. 286 УК РФ. У свидетелей А.Ю. и Б.О. в ходе судебного заседания не отбиралась подписка по ст. 282 УК РФ.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Виновность Ж. в изготовлении поддельного векселя Сбербанка РФ путем проставления в нем поддельных печатей Сбербанка РФ, ЗАО "Аналит" и подписи руководителя ЗАО "Аналит" подтверждена доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Как видно из показаний А.Г., после изъятия работниками милиции векселя Сбербанка РФ, полученного через Б., оказавшегося поддельным, она, Ж. и Р. решили изготовить аналогичный поддельный вексель. Для этого Б. из Москвы привез чистый бланк, за который рассчитался Ж. Она и Ж. обратились к Б.М. с просьбой впечатать в этот бланк реквизиты векселя. Б.М. сначала отказывался, но потом от Ж. она узнала, что Б.М. изготовил поддельный вексель. Сам Б.М. ей сказал, что Ж. заплатил ему за это 2000 долларов США и 2000 рублей. По инициативе Ж. через Р. была изготовлена поддельная печать Сбербанка РФ, за которую она рассчиталась и передала ее Ж. Поддельные подпись, печати Сбербанка РФ и ЗАО "Аналит" в поддельный вексель поставил Ж., так как все это находилось именно у него.

Эти показания А.Г. последовательны, подтверждены показаниями Р. о том, что он знал, что Ж. и А.Г. собирались изготовить поддельный вексель. По их просьбе через своего сына и Х. он изготовил поддельную печать Сбербанка РФ, передал ее А.Г. Впоследствии А.Г. печать эту ему вернула, и печать была изъята работниками милиции. В самом изготовлении поддельного векселя он участия не принимал, о печати фирмы "Аналит" ему ничего неизвестно.

Сам Ж. в ходе предварительного следствия показывал, что он и А.Г. обращались к Б.М. с просьбой внести в чистый бланк векселя необходимые реквизиты, передали ему этот чистый бланк, а также ксерокопию векселя, изъятого милицией. Он забрал у Б.М. подделанный им вексель, заплатив ему за работу (т. 2, л.д. 48 - 53, 57 - 62).

Согласно протоколу обыска (т. 2, л.д. 122) у Ж. дома была изъята поддельная печать ЗАО "Аналит".

Согласно заключению эксперта оттиски печатей ЗАО "Аналит" и Сбербанка РФ в поддельном векселе нанесены печатями, изъятыми соответственно у Ж. и Р.

Судом дана надлежащая оценка совокупности имеющихся по данному эпизоду доказательствам и сделан обоснованный вывод о том, что печати Сбербанка РФ, ЗАО "Аналит" и подпись руководителя ЗАО "Аналит" внесены в вексель именно Ж., поскольку внесение их другими лицами исключается.

Действиям Ж. в этой части дана правильная правовая оценка.

Вместе с тем, в нарушение требований, содержащихся в ст. 254 УПК РСФСР, суд, расширив предъявленное Ж. обвинение по ст. 186 УК РФ, необоснованно признал его виновным в том, что он "приобрел чистый бланк векселя за 3 тысячи долларов США, передал его Б.М. вместе с ксерокопией векселя ВП N 0665883 и другими реквизитами, приобрел для этих целей цветной лазерный принтер". Как видно из материалов дела, обвинение по ст. 186 УК РФ Ж. в таком виде не предъявлялось. В данной части приговор подлежит изменению, указание об этом подлежит исключению из приговора.

Виновность Ж. по ст. ст. 33 ч. 4, 327 ч. 1 УК РФ в подстрекательстве к изготовлению поддельной печати Сбербанка РФ подтверждена материалами дела и в кассационных жалобах не оспаривается.

Виновность Ж. в покушении на сбыт данного поддельного векселя также подтверждена, а его доводы о том, что он, напротив, пытался помешать А.Г. сделать это - опровергаются материалами дела.

Из показаний осужденной А.Г. следует, что по согласованию с Ж. и Р. они решили реализовать поддельный вексель. С ведома Ж. она с Р. ездила в г. Уфу, где они пытались сбыть этот вексель А., но тот от сделки отказался. В декабре 2000 года также с ведома Ж. она с Р., П. и другими лицами ездила в г. Магнитогорск, пыталась реализовать этот вексель С. и Ш., но те также отказались от сделки. Осужденный Р. дал аналогичные показания.

Показания А.Г. и Р. подтверждены показаниями свидетеля Г. о том, что по просьбе Р. он помогал ему в реализации векселя на 25 миллионов рублей в г. Уфе. Перед поездкой туда собирались вместе он, Р., А.Г. и Ж. (как он понял - хозяин векселя), обговаривали условия реализации векселя. Ж. звонил и в г. Уфу, уточнял ситуацию.

Свидетель А. показал, что Ж. обращался к нему с просьбой сопровождать А.Г. в поездке в г. Уфу. Он в свою очередь попросил это сделать Щ., который рассказывал ему, что носил папку с векселем, по поводу которого переговоры вела А.Г.

Свидетели Щ., А., К., Д., А., С. Ш. и другие подтвердили факты неоднократных поездок А.Г., Р. и П. в города Уфу и Магнитогорск с целью реализации векселя.

Действиям Ж. в этой части обвинения дана правильная правовая оценка как покушение на сбыт поддельной ценной бумаги, поскольку преступление не было доведено до конца по причинам, не зависящим от воли Ж. и других осужденных, так как потенциальные партнеры отказались от сделки с поддельным векселем.

Факт подделки Б.М. векселя Сбербанка РФ также нашел свое подтверждение в судебном заседании, а изложенные в кассационной жалобе адвоката Кайдина А.И. доводы о невиновности Б.М. опровергаются материалами дела.

Как видно из приведенных выше показаний А.Г., по ее и Ж. предложению именно Б.М. за денежное вознаграждение изготовил поддельный вексель. При этом они уговорили Б.М. подделать вексель для того, чтобы вложить его потом в материалы уголовного дела вместо изъятого работниками милиции, так как люди из Москвы угрожают им и их близким в случае невозврата им векселя из материалов уголовного дела. Этот факт подтвердил в ходе предварительного следствия и осужденный Ж.

Эти их показания объективно подтверждены протоколом обыска, в ходе которого в офисе Б.М. была обнаружена папка с пятью ксерокопиями лицевой стороны незаполненного векселя Сбербанка РФ, ксерокопия лицевой стороны векселя Сбербанка РФ серии ВП N 0665883 на сумму 25 миллионов рублей.

Ссылки Б.М. на то, что в его офисе не было обнаружено цветного принтера, на котором можно было изготовить данный вексель, не могут быть признаны состоятельными, поскольку обыск там проводился спустя длительное время после указанных событий. Кроме того, Б.М., в противоречие этим своим доводам, утверждал в судебном заседании, что вексель могла изготовить в его офисе А.Г. в его отсутствии и оставить там папку с ксерокопиями векселя.

Дав надлежащую оценку имеющимся доказательствам, суд правильно установил фактические обстоятельства дела, но, вместе с тем, дал им неверную юридическую оценку.

Как видно из обвинительных документов (постановления о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительного заключения) Б.М. обвинялся в изготовлении по предложению Ж. и А.Г. поддельного векселя с целью его последующего сбыта указанными лицами, за что получил денежное вознаграждение.

Это же суд указал в установочной части приговора.

Однако, давая правовую оценку содеянному Б.М., суд, в нарушение требований ст. 254 УПК РСФСР, вышел за пределы предъявленного ему обвинения. Фактически суд признал Б.М. виновным в сбыте поддельного векселя А.Г. и Ж., признав формой сбыта векселя передачу его с целью вложения в материалы уголовного дела вместо изъятого работниками милиции, а также получение денежного вознаграждения за подделку векселя.

Вместе с тем, в соответствии с разъяснениями, содержащимися в Постановлении пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.04.2001 г. N 1 "О внесении изменений и дополнений в постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 апреля 1994 г. N 2 "О судебной практике по делам об изготовлении или сбыте поддельных денег и ценных бумаг", сбыт поддельных денег или ценных бумаг состоит в использовании их в качестве средства платежа при оплате товаров и услуг, размене, дарении, даче взаймы, продаже и т.п.

Таким образом, судом установлено, что Б.М. изготовил поддельный вексель не для последующей его реализации как ценной бумаги, а для вложения в материалы уголовного дела вместо имевшегося там векселя.

При таких обстоятельствах действия Б.М. подлежат переквалификации со ст. 186 ч. 2 УК РФ на ст. 327 ч. 1 УК РФ как подделка официального документа, предоставляющего права, в целях его использования в качестве такового, а не в качестве средства платежа.

Виновность Ш.В. в превышении должностных полномочий, а А.О. - в пособничестве этому подтверждена материалами дела и в кассационных жалобах не оспаривается.

Виновность Ш.В. в получении взятки, а А.О. - в даче взятки и мошенничестве также нашла свое подтверждение в судебном заседании.

Ш.В. в судебном заседании не отрицал, что он в декабре 2000 года, в нарушение своих служебных полномочий расшил уголовное дело, взятое им у следователя Б., изымал из него и давал на час-полтора А.О. для проверки в банке. Не оспаривается осужденными Ш.В. и А.О. тот факт, что в ноябре того же года А.О. передавал Ш.В. 100000 рублей, а затем еще 50000 рублей.

Утверждение осужденных о том, что эти деньги передавались не в качестве взятки, а в счет погашения долга, а также заявление Ш.В. о том, что он ничего не знал об изъятии векселя из материалов дела А.О., тщательно проверялись в судебном заседании и были обоснованно отвергнуты.

В ходе предварительного следствия А.О. показывал, что Ж. предложил ему за 500000 рублей изъять вексель из уголовного дела. Его знакомый работник милиции Ш.В. сказал, что такая возможность изъять вексель за денежное вознаграждение имеется. Из переданных ему Ж. денег он отдал Ш.В. за изъятие из дела векселя в его квартире сначала 100, а потом еще 50 тысяч рублей. Вместе с Ш.В. 18 декабря 2000 года в кабинете Ш.В. они изъяли вексель из дела, вместе съездили к нему (А.О.) домой, где он изготовил с помощью компьютерной техники цветную ксерокопию векселя, которую вшили в дело (т. 3, л.д. 15 - 19). А.О., кроме того, показывал, что он действительно занимал у Ш.В. деньги. Но эти 150 тысяч рублей передавал ему именно от Ж. за изъятие векселя, а не в счет долга, о чем говорил Ш.В. (т. 3, л.д. 1 - 10).

Изложенные в кассационных жалобах осужденных и адвоката Волкова А.П. доводы о том, что эти показания А.О. были даны в отсутствии его адвоката, и потому являются недопустимыми доказательствами, не могут быть признаны обоснованными.

При задержании 12 марта 2000 г. А.О., после разъяснения ему процессуальных прав, заявил, что нуждается в услугах адвоката С.Д., и показания давать отказался (т. 2, л.д. 151 - 152).

Однако на последующих допросах 13 и 14 марта (т. 3, л.д. 1 - 10 и 15 - 19) также после разъяснения ему положений ст. 51 Конституции РФ и процессуальных прав в полном объеме, заявил о желании дать показания без участия защитника, указав, что с материальными затруднениями его отказ не связан, поскольку у него имеется личный адвокат.

На этих допросах А.О. дал показания об обстоятельствах передачи им взятки Ш.В.

На очной ставке с Ш.В. 24 мая 2000 г., проводившейся с участием адвокатов, А.О. заявил, что деньги Ш.В. передавал в счет долга, ксерокопию векселя изготовил один, без ведома Ш.В. (т. 6, л.д. 4 - 7). Однако после этого на допросе 5 июня 2000 г., проводившемся также с участием адвоката С.Д. он показал, что ксерокопию векселя он изготавливал в присутствии Ш.В. А.О. при этом заявил, что ходе очной ставки с Ш.В. он дал другие показания, чем на первоначальных допросах, так как ему стало жаль Ш.В., и он решил сгладить вину последнего (т. 6, л.д. 31 - 35).

При таких обстоятельствах считать нарушенным право на защиту А.О. при его допросах в ходе предварительного следствия нет оснований, так же, как и признавать протоколы этих допросов - недопустимыми доказательствами.

Суд обоснованно признал эти показания А.О. достоверными, так как они подтверждены совокупностью других доказательств.

Ж. в ходе предварительного следствия показывал, что по его просьбе А.О. через сотрудника Челябинского УВД Ш.В. за 500000 рублей согласился изъять вексель из уголовного дела. Когда он передал А.О. 200000 рублей, они вместе ездили к дому Ш.В. Со слов А.О., он передал Ш.В. деньги за похищение векселя.

Как видно из материалов дела, именно Ж. обратился в правоохранительные органы с заявлением о передаче взятки Ш.В. за похищение векселя из материалов уголовного дела. В связи с добровольным заявлением о даче взятки он освобожден от уголовной ответственности за это.

Судом дана надлежащая оценка всем имеющимся по данному эпизоду доказательствам, в том числе показаниям свидетелей К. и Т., на которые осужденный Ш.В. ссылается в своих жалобах. Показания этих свидетелей о том, что К. (у которого, со слов Ш.В., он брал деньги для дачи взаймы А.О.) был состоятельным человеком и мог дать Ш.В. в долг крупную сумму денег, не опровергает доказательств виновности Ш.В. в совершении преступлений, за которые он осужден.

Действиям А.О. и Ш.В. в этой части обвинения дана правильная правовая оценка.

Обоснованно осужден А.О. и за мошенничество.

Сам А.О. не отрицал и не отрицает в кассационной жалобе того факта, что за похищение векселя из уголовного дела получил от Ж. 750 000 рублей, из которых 600000 рублей присвоил, говоря при этом, что деньги нужны для передачи их работникам правоохранительных органов за изъятие векселя из дела.

Это же подтвердил и осужденный Ж.

Доводы осужденного А.О. о том, что он не совершал мошенничества, а деньги взял за свою "работу" по изъятию векселя, а Ж. при этом не считает себя обманутым и не требует возвращения денег, не могут служить основанием для освобождения А.О. от уголовной ответственности.

Материалами дела установлено, что А.О. получил эту часть денег якобы для передачи должностным лицам в качестве взятки и, не намереваясь этого делать, присвоил. Поэтому его действия правильно квалифицированы по ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ как мошенничество в крупном размере.

Несостоятельны и доводы осужденного Ш.В. о том, что в ходе производства по делу был существенно нарушен уголовный закон.

Как видно из материалов дела, обвинение в его окончательном виде было предъявлено 27.09.2001 г. в соответствии с требованиями ст. 144 УПК РСФСР, с указанием обвинения в совершении им преступления, предусмотренного ст. 286 ч. 1 УК РФ.

С материалами уголовного дела по его окончании он знакомился по его желанию как совместно с адвокатом, так и самостоятельно. При этом им было заявлено 14 ходатайств, которые были разрешены следователем в установленном порядке. При этом ни он, ни его адвокат Волков А.П. никаких жалоб на нарушение права обвиняемого знакомиться со всеми материалами дела, не подавали. Поэтому ссылка осужденного на то, что при ознакомлении его с материалами дела присутствовало наряду со следователем другое лицо, участвовавшее в деле в качестве понятого, не может рассматриваться как нарушение процессуальных прав обвиняемого.

Как видно из протокола судебного заседания и приложенной к нему подписки свидетелей (т. 10, л.д. 84) свидетели А.Ю. и Б.О. в установленном порядке предупреждались судом об уголовной ответственности за отказ от показаний и за дачу заведомо ложных показаний.

Таким образом, по делу не было допущено каких-либо существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлечь отмену приговора.

Наказание Ж., А.О. и Ш.В. назначено в соответствии с законом, соразмерное содеянному, с учетом данных о личности каждого из них, всех обстоятельств дела, в том числе и смягчающих наказание, на которые осужденные и их адвокаты указывает в своих кассационных жалобах. Поэтому оснований для его снижения не имеется.

Правильно осужденным Ж. и Ш.В. определен и вид режима исправительной колонии - строгий, поскольку они осуждены за совершение, в том числе и тяжких преступлений.

Вместе с тем А.О. осужден за совершение впервые преступлений, относящихся к категории тяжких и средней тяжести, поэтому на основании п. "б" ч. 1 ст. 58 УК РФ отбывание ему лишения свободы должно быть назначено в исправительной колонии общего режима.

В связи с изменением приговора в отношении Б.М. подлежит снижению и назначенное ему наказание.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 387 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Челябинского областного суда от 7 февраля 2002 года изменить:

переквалифицировать действия Б.М. со ст. 186 ч. 2 УК РФ на ст. 327 ч. 1 УК РФ, по которой назначить наказание в виде одного года лишения свободы в соответствии со ст. 73 УК РФ - условно, с испытательным сроком один год;

А.О. назначить для отбывания лишения свободы исправительную колонию общего режима вместо строгого;

исключить из осуждения Ж. по ст. 186 ч. 2 УК РФ указание о признании его виновным в том, что он "приобрел чистый бланк векселя за 3 тысячи долларов США, передал его Б.М. вместе с ксерокопией векселя ВП N 0665883 и другими реквизитами, приобрел для этих целей цветной лазерный принтер".

В остальной части приговор в отношении Ж., Б.М. и А.О., а также этот же приговор в отношении Ш.В. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Ж., А.О. и Ш.В., адвокатов Елькина В.И., Кайдина А.И. и Волкова А.П. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"