||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 августа 2002 г. N 78-о02-61

 

Пономарева Г.Д.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе

председательствующего - Похил А.И.

судей - Степанова В.П. и Магомедова М.М.

рассмотрела в судебном заседании от 15 августа 2002 года кассационные жалобы осужденных Г., Е., Ш., адвокатов Карантаева Ю.А., Ореховского В.И., дополнение адвоката Марова М.А. к кассационной жалобе адвоката Ореховского В.И., возражений на кассационные жалобы потерпевших Р.Э., Р.А. и адвоката Карантаева Ю.А. на приговор Санкт-Петербургского городского суда от 12 февраля 2002 года, которым

Е., родившийся 12 января 1979 года, судимый 27 апреля 1998 года по ст. 166 ч. 2 п. "а" УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 1 год, -

осужден:

по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ к 15 годам лишения свободы;

по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ к 13 годам лишения свободы с конфискацией имущества

и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено 16 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

В соответствии со ст. 74 ч. 3 УК РФ Е. отменено условное наказание, назначенное по приговору от 27 апреля 1998 года, и на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к назначенному наказанию частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 27 апреля 1998 года и окончательно по совокупности приговоров назначено 17 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

Срок отбытия наказания исчисляется с 20 июля 2000 года;

Г., родившийся 11 июля 1976 года, несудимый, -

осужден:

по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ к 14 годам лишения свободы;

по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ к 11 годам лишения свободы с конфискацией имущества

и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Срок отбытия наказания исчисляется с 3 июля 2000 года;

Ш., родившийся 23 июня 1976 года, несудимый, -

осужден:

по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ к 14 годам лишения свободы;

по ст. 162 ч. 2 п. п. "б", "в" УК РФ к 11 годам лишения свободы с конфискацией имущества

и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности приговоров назначено 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Срок отбытия наказания исчисляется с 10 августа 2000 года.

Г., Е. и Ш. осуждены за умышленное причинение смерти Р., совершенное по предварительному сговору группой лиц и сопряженное с разбоем, за разбойное нападение на Р., совершенное по предварительному сговору группой лиц, с применением предметов, используемых в качестве оружия, причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, с целью завладения чужим имуществом в крупных размерах, в том числе Е. неоднократно.

Заслушав доклад судьи Магомедова М.М., выступление осужденного Е., просившего исключить указание о назначении ему наказания по совокупности приговоров, адвокатов Марова М.А. и Карантаева Ю.А. об отмене приговора в части осуждения Г. и Ш. по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ, переквалификации их действий со ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ у Г. на ст. 158 ч. 3 п. "б" УК РФ, а Ш. на ст. ст. 161 ч. 2 и 158 ч. 2 УК РФ, выступление прокурора Шинелевой Т.Н. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационных жалобах:

- осужденный Г. отрицает свое участие в убийстве Р. Считает, что до потерпевшего он не мог бы дотянуться, т.к. между потерпевшим и ним находились Ш. и Е. Просит проверить правильность квалификации его действий;

- адвокат Ореховский В.И. в интересах осужденного Г. считает, что одни и те же действия осужденного не должны квалифицироваться как разбой и как умышленное причинение смерти. Просит проверить правильность квалификации действий Г.;

- адвокат Маров М.А. в дополнении к кассационной жалобе адвоката Ореховского В.И. считает, что в деле нет доказательств, подтверждающих сговор Г. с Ш. и Е. на умышленное причинение смерти Р. и разбойного нападения на него, его участие в совершении этих преступлений. Действия Е. и Ш. для него были неожиданными, т.е. имел место эксцесс исполнителей. Поскольку имуществом потерпевшего завладели после его смерти, действия Г. должны быть квалифицированы как кража чужого имущества. Просит приговор в части осуждения Г. по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ отменить и дело производством прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления. Его действия со ст. 162 ч. 3 п. "б" УК РФ переквалифицировать на ст. 158 ч. 3 п. "б" УК РФ;

- осужденный Е. считает, что суд ему наказание назначил без учета его явки с повинной. Умысел на завладение имуществом Р. у них появился после его убийства. Считает, что от наказания, назначенного по приговору от 27 апреля 1998 года, он должен быть освобожден по амнистии. Просит правильно разобраться с его делом и смягчить ему наказание;

- осужденный Ш. утверждает, что сговор был лишь на совершение ограбления, а не на разбойное нападение на Р. и его убийство. Он не принимал участие в нападении на потерпевшего, ему телесные повреждения не причинял, удавку не накидывал. На предварительном следствии в результате применения к нему недозволенных методов ведения следствия оговорил себя. Считает, что Г. оговорил его. Ссылается на то, что хотя он раскаялся в содеянном, способствовал раскрытию преступления, ему назначено чрезмерно суровое наказание. Просит приговор в части осуждения по ст. 105 ч. 2 УК РФ отменить, а его действия с разбоя переквалифицировать на грабеж и кражу, т.к. умысел на завладение автомашиной возник лишь после того, как Р. был убит;

- адвокат Карантаев Ю.А. в защиту интересов Ш. указывает на то, что доводы его подзащитного о том, что он не участвовал в разбойном нападении на Р. и в его убийстве, не опровергнуты доказательствами по делу. Показания Ш. на следствии, на которых суд обосновал приговор, получены с применением недозволенных методов ведения следствия. Суд не дал оценку показаниям осужденных в судебном заседании об отсутствии сговора на убийство потерпевшего, а также показаниям Е. о том, что он действовал самостоятельно и это убийство совершил без ведома Г. и Ш. Материалами дела установлен лишь сговор на грабеж, а не на разбой и убийство.

Далее в жалобе, подробно излагая мотивы, адвокат выражает несогласие с выводами судебно-медицинской экспертизы, проведенной в суде. Указывает на нарушение принципа состязательности в судебном заседании. Полагает, что Ш. назначено чрезмерно строгое наказание.

Просит приговор в части осуждения Ш. по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ отменить и дело производством прекратить за недоказанностью его участия в совершении преступления, со ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ действия Ш. переквалифицировать на ст. ст. 161 ч. 1 и 158 ч. 2 УК РФ и значительно смягчить наказание.

В возражениях на кассационные жалобы потерпевшие Р.Э. и Р.А. просят приговор оставить без изменения.

Адвокат Карантаев Ю.А. в возражениях на кассационные жалобы осужденного Г. и адвоката Ореховского В.И. выражает несогласие с их доводами.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, судебная коллегия находит приговор в отношении Е. подлежащим изменению, а в отношении Г. и Ш. законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности Г., Е. и Ш. в умышленном причинении смерти Р., сопряженном с разбоем и совершенном по предварительному сговору группой лиц, в разбойном нападении на Р., совершенном по предварительному сговору группой лиц, с применением предметов, используемых в качестве оружия, причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, с целью завладения чужим имуществом в крупных размерах, являются правильными и основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, подробно и правильно изложенных в приговоре.

Так, из показаний осужденного Ш., данных на предварительном следствии, видно, что в январе 1999 года Г. предложил ему и Е. ограбить и убить его знакомого Р., чтобы завладеть автомашиной потерпевшего. Они согласились и разработали план, согласно которого Е. изготовил удавку из гитарных струн и передал ему (Ш.). Также Е. показал нож, которым собирался совершить преступление. В середине января, находясь в машине Р., они напали на потерпевшего. При этом он (Ш.) накинул на шею Р. удавку, а Г. помогал ему душить потерпевшего. Е. в это время наносил удары потерпевшему ножом в область груди. Они похитили деньги и ценности Р., машину перегнали в гараж, где разобрали по частям.

Осужденный Г. на предварительном следствии показывал, что он рассказал Е. и Ш. о своем знакомом Р., у которого есть деньги и машина. Они договорились между собой забрать машину у Р. и убить последнего. В январе 1999 года они напали на последнего, где Ш. накинул удавку на шею потерпевшего, а Е. нанес несколько ударов ножом в грудь. После они завладели кошельком, золотым браслетом и машиной Р. Труп закопали в подвале одного из домов.

Осужденный Е. на предварительном следствии подтвердил, что он, Г. и Ш. напали на Р. в машине последнего. При этом Ш. накинул на шею потерпевшего гитарную струну, а он нанес несколько ударов ножом в область груди потерпевшего.

В судебном заседании осужденный Г. от дачи показаний отказался, Е. и Ш. частично изменили свои показания. Ш. стал утверждать, что когда в руках Е. увидел нож, он и Г. вышли из машины.

Е. заявил, что он потерпевшему удары нанес, испугавшись пистолета, который оказался в руках Р.

Судом дана оценка всем показаниям осужденных и признаны правильными приведенные показания Ш. на следствии, т.к. они соответствуют и остальным доказательствам по делу.

Так, из показаний потерпевшей Р.Э. видно, что 15 января 1999 года ее сын Р. уехал на своей автомашине с кем-то из своих знакомых и больше не вернулся.

Согласно показаниям свидетеля А., в январе 1999 года к нему приехал его знакомый Г. на автомашине ВАЗ-21093 и попросил разобрать автомашину на запчасти.

При осмотре места происшествия в месте, указанном Е., обнаружен труп Р.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы и дополнения к ней на трупе Р. обнаружено 6 колото-резаных ран, в том числе три проникающие, с повреждением сердца, от которых могла наступить его смерть. В области шеи обнаружены повреждения подъязычной кости, которые образовались от сдавления шеи узким предметом. Механизм образования повреждений, обнаруженных у Р., соответствует приведенным выше показаниям осужденного Ш.

Все экспертизы по делу проведены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, квалифицированными экспертами.

Каких-либо оснований сомневаться в правильности выводов экспертов у суда не было. В связи с чем суд обоснованно сослался на них в приговоре.

В судебном заседании проверялись доводы осужденных о применении к ним недозволенных методов ведения следствия, но они не нашли своего подтверждения.

Совокупностью приведенных доказательств опровергаются доводы жалоб о том, что у осужденных был сговор лишь на ограбление, что Г. и Ш. не принимали участия в нападении на Р. и в его убийстве.

Дело в судебном заседании рассмотрено с соблюдением всех требований уголовно-процессуального закона, в том числе и принципа состязательности. Поэтому доводы жалобы адвоката Карантаева и в этой части являются несостоятельными.

Таким образом, оценив собранные доказательства в их совокупности, суд обоснованно пришел к выводу о виновности Г., Е. и Ш. в умышленном причинении смерти другому лицу, сопряженном с разбоем, совершенном по предварительному сговору группой лиц, в разбойном нападении с целью завладения чужим имуществом в крупных размерах, совершенном по предварительному сговору группой лиц, с применением предметов, используемых в качестве оружия, и причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, и в этой части их действиям судом дана правильная правовая оценка.

Вместе с тем, суд необоснованно пришел к выводу о совершении Е. разбойного нападения неоднократно, преступлений при особо опасном рецидиве, неправильно отменил условное наказание, назначенное Е. по приговору от 27 апреля 1998 года и назначил ему наказание с применением ст. 70 УК РФ.

Как видно из материалов дела, Е. ранее был осужден по приговору от 27 апреля 1998 года по ст. 166 ч. 2 п. "а" УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 1 год.

Следовательно в соответствии с п. 6 Постановления Государственной Думы от 26 мая 2000 года "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" он подлежал освобождению от этого наказания, т.к. каких-либо препятствий для применения к Е. указанного акта амнистии не имелось.

Поэтому в действиях Е. при совершении разбоя отсутствует признак неоднократности, как и совершение преступлений при особо опасном рецидиве.

В связи с чем, судебная коллегия считает необходимым исключить из приговора указания: о совершении Е. преступлений при особо опасном рецидиве; разбоя неоднократно; об отмене условного наказания, назначенного ему приговором от 27 апреля 1998 года и назначении ему наказания с применением ст. 70 УК РФ.

Поскольку судом признана смягчающим обстоятельством у Е. явка с повинной, а отягчающее обстоятельство исключено, судебная коллегия по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ Е. считает необходимым смягчить наказание с применением ст. 62 УК РФ.

Осужденным Г., Ш., а Е. по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ наказание назначено в соответствии с законом, с учетом тяжести содеянного, смягчающих обстоятельств и данных о их личности, в том числе и тех, которые указаны в жалобах.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Санкт-Петербургского городского суда от 12 февраля 2002 года в отношении Е. изменить, исключить из приговора указание об отмене условного осуждения, назначенного ему приговором от 27 апреля 1998 года, назначение ему наказания с применением ст. 70 УК РФ, совершение разбойного нападения неоднократно, совершение преступлений при особо опасном рецидиве. По ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ с применением ст. 62 УК РФ назначенное Е. наказание смягчить до 11 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ, назначить 15 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

В остальном приговор о нем, а также в отношении Ш. и Г. оставить без изменения, а жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"