||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 августа 2002 г. N 44-О02-89

 

Председательствующий: Айвазян С.А.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего Журавлева В.А., судей Яковлева В.К. и Мезенцева А.К. рассмотрела в судебном заседании от 15 августа 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных Б., Р. и адвоката Гордеева А.А. на приговор Пермского областного суда от 25 апреля 2002 года, которым

Б., <...>, не судимый, -

осужден по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 1 УК РФ на 9 лет лишения свободы; по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ на 8 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено 12 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

Р., <...>, не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "и" УК РФ на 9 лет лишения свободы; по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ на 7 лет лишения свободы;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено 10 лет лишения свободы в воспитательной колонии.

Постановлено взыскать Б. и Р. солидарно в возмещение материального ущерба 29.936 рублей в пользу потерпевшей Ш. и в пользу П.Л. 5.000 рублей, в счет компенсации морального вреда в пользу Ш. *** по 50.000 рублей с каждого, в пользу К. по 15.000 рублей с каждого.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Яковлева В.К., мнение прокурора Козусевой Н.А., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Б. признан виновным в том, что 1 июня 2001 года в гор. Кунгур Пермской области покушался на причинение смерти П., а Р. - в умышленном причинении смерти П. с особой жестокостью, из хулиганских побуждений.

Кроме того, Б. и Р. осуждены за разбойные нападения, совершенные 30 мая 2001 года на Ш., 1 июня 2001 года на К.В. и К., по предварительному сговору группой лиц, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, и с угрозой применения такого насилия, неоднократно, с применением предметов, используемых в качестве оружия.

Преступления совершены ими в гор. Кунгур Пермской области при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В суде осужденные Б. и Р. вину признали частично.

В кассационных жалобах:

- осужденный Б. в основной и дополнительной жалобах просит приговор в части осуждения по эпизоду разбойного нападения на Ш.. отменить и дело прекратить за отсутствием состава преступления, по эпизоду причинения смерти П. переквалифицировать действия его со ст. 30 ч. 3, 105 ч. 1 УК РФ на ст. 118 УК РФ и смягчить наказание. Утверждает, что потерпевший П. сам спровоцировал драку и схватив рукой за шею стал душить его. Тогда он нанес П. удары ножом в состоянии самозащиты, но умысла на его убийство не имел, что подтверждается материалами дела, в том числе показаниями свидетелей М., К., Н. От нанесенным им ударов ножом не могла наступить смерть потерпевшего. Разбойного нападения на Ш. не совершал и вина его в совершении этого преступления материалами дела не доказана, сама потерпевшая опознала его ошибочно, перепутав с другим лицом. Указывает, что не согласен взысканным в пользу Ш. размером в возмещение материального ущерба.

- осужденный Р. просит приговор в части осуждения по эпизоду разбойного нападения на Ш. отменить и дело прекратить за отсутствием состава преступления, ссылаясь на то, что не совершал этого нападения, что подтверждается тем, что потерпевшая не опознала его. На предварительном следствии оговорил себя в результате применения недозволенных методов следствия. Действия его, связанные с причинением смерти П., просит переквалифицировать со 105 ч. 2 п. п. "ж", "д" УК РФ на ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 УК РФ и смягчить наказание, ссылаясь на то, что сам не убивал потерпевшего, а только способствовал Б. в совершении убийства. Либо отменить приговор и направить дело на новое расследование, ссылаясь на то, что предварительное расследование проведено неполно, с нарушением процессуальных норм, а осужденный Б. оговорил его.

- адвокат Гордеев А.А. просит переквалифицировать действия Р. со ст. 105 ч. 2 п. п. *** УК РФ на ст. 316 УК РФ, в части осуждения по эпизоду разбойного нападения на Ш. отменить и дело прекратить, а по эпизоду нападения на К. переквалифицировать действия его на ст. 161 УК РФ, при этом ссылается на то, что вина его в причинении смерти П. материалами дела не доказана, прямых очевидцев не было и свидетели дают только косвенные показания, а показания свидетеля Н. следует оценить критически, так как он находился на расстоянии нескольких метров от места преступления и не мог видеть обстоятельства происшедшего. Вина Р. в совершении разбойного нападения на Ш. не доказана, а потерпевшая К. не опознала его как лицо, напавшее на нее. Кроме того, в процессе предварительного следствия доказательства получены с нарушением процессуальных норм: протокол осмотра места происшествия не подписан понятыми, постановление о продлении срока следствия не имеет печатей прокуратуры, с постановлением о назначении экспертизы и заключением экспертизы был ознакомлен Р. лишь при предъявлении обвинения, после выполнения требований ст. 201 УПК РСФСР следователем внесены в дело изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит, что Б. и Р. обоснованно осуждены за совершенные преступления и приговор суда является законным и обоснованным.

Вывод суда о виновности Б. и Р. в совершении разбойных нападений и Б. в покушении на убийство П., а Р. - в умышленном причинении смерти П., основан на имеющихся в материалах дела доказательствах, исследованных в судебном заседании всесторонне, полно и объективно.

Доводы жалоб о том, что осужденные не совершали разбойного нападения на потерпевшую Ш., а Р. также и на К., проверены судом, оценены в совокупности с другими доказательствами и обоснованно признаны несостоятельными.

Как бесспорно установлено судом и следует из материалов дела, Б. и Р. по предварительному сговору между собой, вооружившись ножами, с целью хищения чужого имущества и действуя согласованно между собой, нападали на потерпевшую Ш. и угрожая ножами и применив физическое насилие, похитили деньги и имущество на общую сумму 29.936 рублей. При этом причинили ей ссадины подбородочной области, левом коленном суставе, кровоподтеки на левом плече и левом предплечье, поверхностную резаную рану правой кисти. 1 июня Б. один напал на К.В. и приставив к горлу нож и угрожая убийством, похитил кошелек с деньгами. В этот же день, около 1 часа ночи, Б. и Р. напали на К. и угрожая имевшимися ножами, также угрожая убийством, похитили ее имущества, а Р. при этом ударил ножом в левое бедро К.

Кроме того, 1 июня 2001 года Б., с целью убийства на почве возникших личных неприязненных отношений нанес П. ножом 2 удара в поясничную область и один удар в шею. После этого к П. подошел Р. и из хулиганских побуждений умышленно, с целью убийства нанес ему множественные удары ножом в различные части тела, от которых П. скончался там же на месте преступления.

К такому выводу суд пришел на основании тщательно исследованных материалах дела, в том числе показаний самих осужденных в процессе предварительного следствия, в которых они подробно рассказали об обстоятельствах совершения этих преступлений. Эти показания суд, оценив в совокупности с другими материалами дела, обоснованно признал правдивыми, поскольку соответствуют они установленным по делу обстоятельствам и подтверждены другими доказательствами.

Доводы жалоб о том, что Б. не имел умысла на убийство П. и что Р. не убивал потерпевшего, как видно из материалов дела, проверены судом и обоснованно признаны несостоятельными.

Из показаний самого Б. видно, что он нанес П. два удара в спину и еще один удар в горло. Когда у него нож выпал из рук и он искал этот нож, к П. подошел Р. и через некоторое время Р. сообщил ему, что также нанес удары ножом потерпевшему.

Эти показания подтверждены материалами дела, в том числе заключением судебно-медицинской экспертизы, из которого видно, что смерть П. наступила от многочисленных колото-резаных ранений в области шеи, грудной клетки, живота, с повреждением тканей обоих легких, левого желудочка сердца, с кровотечением в брюшную и плевральную полости, с наличием ранений в области шеи, с повреждением связок в области подъязычной кости.

Из показания свидетеля Н. усматривается, что он видел, как Б. нанес П. два удара ножом в область спины и один удар в шею.

В соответствии с заключением судебно-биологической экспертизы на одежде и ноже Б. обнаружена кровь, происхождение которой не исключается от убитого П.

Свидетель Н. также показал, что затем к П. подбежал Р. и нанес множественные удары ножом, что опровергает доводы о непричастности Р. к причинению смерти потерпевшему.

Повреждения в области грудной клетки могли быть причинены П. ножом Р.

Свидетели М., К. показали, что осужденные Б. и Р. ушли от общежития в сторону вместе с П., через минут 20 осужденные вернулись без П., при этом Р. сказал, что П. плывет по реке и что нож в тело входит как в масло, а горло перерезать трудно. Он также добавил, что ему захотелось острых ощущений.

Из протокола осмотра места происшествия видно, что труп П. был обнаружен на том же месте, куда осужденные сбросили его после совершения убийства.

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу, что Б., нанося удары ножом в жизненно важные части тела П., сознавал характер и степень общественной опасности своих действий и умышленно, с целью причинения смерти, нанес потерпевшему удары ножом, но не смог довести свой умысел до конца помимо своей воли, так как выронил нож и не смог найти его. А Р., нанося множественные удары ножом, причинил смерть потерпевшему.

Множественность телесных повреждений, причиненных потерпевшему Р. свидетельствует о лишении жизни потерпевшего им с особой жестокостью, из хулиганских побуждений, поскольку до этого между потерпевшим и Р. никаких неприязненных отношений не имелось и потерпевшим никаких неправомерных действий в отношении него совершено не было.

Вина Б. и Р. в совершении разбойных нападений также установлена тщательно исследованными материалами дела.

Что касается содержащихся в кассационных жалобах доводов о том, что они не совершали разбойного нападения на Ш., то они опровергаются показаниями потерпевшей об обстоятельствах нападения на нее двух мужчин, одного из которых она опознала как Б. Оба они имели ножи и причинили телесные повреждения.

В процессе предварительного следствия осужденный Р. признавал вину в совершении разбойного нападения на Ш. и изобличал Б. в совершении этого разбойного нападения.

Вина Б. и Р. в совершении разбойного нападения на К. также подтверждена исследованными материалами дела, в том числе показаниями потерпевшей, опознавшей Р. как одного из участников, совершивших на нее разбойное нападение.

Кроме того, осужденные и сами не отрицали совершение нападения на К., но утверждали, что ножа у них не было. Однако, из показаний потерпевшей видно, что осужденные оба имели ножи, угрожали убийством, приставляли ножи к горлу, а Р. нанес ей удар ножом в левую ногу.

Эти показания подтверждены заключением судебно-медицинской экспертизы о причинении ей колото-резаного ранения левого бедра, что опровергает доводы жалоб о необходимости переквалификации действий Р. по этому эпизоду на ст. 161 УК РФ.

Вина Б. в разбойном нападении на К.В. установлена, кроме признательных показаний самого осужденного в процессе предварительного следствия, показаниями потерпевшей К.В., подтвердившей, что Б. напал на нее и угрожая ножом завладел ее кошельком с деньгами.

Осужденный Б. и не оспаривает в жалобе совершение этого преступления в отношении К.В.

Анализ приведенных выше и других имеющихся в материалах дела доказательств свидетельствует о том, что суд правильно установил фактические обстоятельства дела и обоснованно квалифицировал действия осужденного Б. по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 1, 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ, действия Р. - по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "и", 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ.

Выводы суда мотивированы и основаны на доказательствах, собранных с соблюдением процессуальных норм и не вызывающих сомнений.

Для иной квалификации, как поставлен вопрос в жалобах, оснований не имеется.

Доводы о том, что осужденные в процессе предварительного следствия оговорили себя в результате применения недозволенных методов следствия, проверены судом и обоснованно признаны несостоятельными. Утверждения о том, что осужденных заставили оговорить себя в присутствии защитников, притом неоднократно, неубедительны и они не подтверждены материалами дела.

Показания допрошенных по делу свидетелей также не вызывали у суда сомнений, поскольку у них никаких оснований для оговора осужденных не имелось и их показания соответствуют установленным по делу обстоятельствам и подтверждены другими доказательствами.

Что касается доводов жалоб о том, что в процессе предварительного следствия многие доказательства получены с нарушением процессуальных норм: протокол осмотра места происшествия не подписан понятыми, постановление о продлении срока следствия не имеет печатей прокуратуры, с постановлением о назначении экспертизы и заключением экспертизы был ознакомлен Р. лишь при предъявлении обвинения, после выполнения требований ст. 201 УПК РСФСР следователем внесены в дело изменения, являются несостоятельными. Эти доводы выдвигались в ходатайстве при выполнении требований ст. 201 УПК РСФСР, на все эти доводы были даны обоснованные ответы, опровергающие изложенные в жалобе доводы.

Из материалов дела видно, что органами следствия при производстве предварительного расследования и судом при рассмотрении дела в судебном заседании каких-либо нарушений УПК РСФСР, влекущих отмену приговора, допущено не было, дело расследовано и рассмотрено всесторонне, полно и объективно, при этом судом тщательно проверены все доводы, на которые имеются ссылки в жалобах.

Психическое состояние здоровья Б. и Р. проверено надлежащим образом и установлено, что преступления совершены ими во вменяемом состоянии.

Мера наказания, назначенная осужденным в соответствии с требованиями закона с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, всех смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств и данных, характеризующих их личность, в том числе и явку с повинной Р., является справедливой.

Гражданские иски разрешены судом в соответствии с требованиями закона правильно, что также опровергает доводы жалобы Б. об размере взысканной суммы в пользу Ш.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Пермского областного суда от 25 апреля 2002 года в отношении Б. и Р. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Б., Р. и адвоката Гордеева А.А. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"