||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 августа 2002 г. N 66-о01-174

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

Председательствующего - Вячеславова В.К.,

Судей - Глазуновой Л.И. и Кудрявцевой Е.П.

Рассмотрела в судебном заседании от 15 августа 2002 года кассационные жалобы осужденных М.А. и С. на приговор Иркутского областного суда от 31 августа 2001 года, которым

М.А., <...>, русский, со средним образованием, ранее не судимый,

осужден по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 14 годам лишения свободы с конфискацией имущества,

по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 18 годам лишения свободы,

по ст. 158 ч. 2 п. "а", "б" УК РФ к 4 годам лишения свободы,

по ст. 325 ч. 2 УК РФ к 1 году исправительных работ с удержанием 20% заработка в доход государства,

по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 3 годам лишения свободы,

по ст. 222 ч. 4 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 20 лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

С., <...>, русский, со средним образованием, ранее судимый,

- 30 октября 1995 года по ст. 145 ч. 2 УК РСФСР к 5 годам лишения свободы, освобожден 6 мая 2000 года по отбытии наказания,

осужден по ст. 162 ч. 2 п. "а", "б", "г" УК РФ к 11 годам лишения свободы с конфискацией имущества,

по ст. 158 ч. 2 п. "а", "б" УК РФ к 5 годам лишения свободы,

по ст. 325 ч. 2 УК РФ к 1 году исправительных работ с удержанием 20% заработка в доход государства,

по ст. 222 ч. 4 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 13 лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии особого режима.

По ст. 105 ч. 2 п. "ж", "з" УК РФ он оправдан за недоказанностью его участия в совершении преступления.

Принято решение об удовлетворении гражданских исков.

По делу осуждены Б.Ю. по ст. 162 ч. 2 п. "а", "г" УК РФ и М.О. по ст. ст. 175 ч. 2, 316 УК РФ, приговор в отношении которых в кассационном порядке не обжалован.

Заслушав доклад судьи Глазуновой Л.И., объяснение осужденных М.А. и С., поддержавших доводы своих кассационных жалоб, мнение прокурора Найденова Е.М., полагавшего приговор в отношении М.А. в части осуждения по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение, в отношении него же и С. в части осуждения по ст. 325 ч. 2, 222 ч. 4 УК РФ отменить и дело производством прекратить в связи с истечением сроков давности, по ст. 158 ч. 2 п. "а", "б" УК РФ освободить от наказания, судебная коллегия,

 

установила:

 

М.А. осужден за разбойное нападение с целью завладения автомашиной Ш. 1971 года рождения, совершенное по предварительному сговору группой лиц, с причинением тяжкого вреда здоровью, с применением оружия, убийство Ш., сопряженное с разбоем, кражу его имущества и важных личных документов, а также незаконные действия с холодным и огнестрельным оружием.

С. осужден за разбойное нападение с целью завладения имуществом Ш., совершенное по предварительному сговору группой лиц, неоднократно, с применением оружия, кражу его имущества и важных личных документов, незаконные действия с холодным оружием.

Преступление совершено 11 июня 2000 года в г. Братске Иркутской области при установленных судом и указанных в описательной части приговора обстоятельствах.

В судебном заседании М.А. свою вину признал частично, С. - не признал.

В кассационных жалобах:

Осужденный М.А. просит отменить приговор и дело направить на новое расследование. Основанием к этому он указывает, что суд вышел за рамки предъявленного обвинения и осудил его по статье закона, обвинение по которому ему не предъявлялось. Кроме того, приговор постановлен на показаниях лица, заинтересованного в исходе дела, которые не подтверждаются другими материалами дела.

В дополнениях к кассационной жалобе он указывает, что на ружье, из которого был убит потерпевший, не обнаружено его отпечатков пальцев, не найдена стреляная гильза, на месте преступления не обнаружены и не изъяты части дробового снаряда и пыжи. Отсутствие этих вещественных доказательств, по его мнению, опровергают показания Б.Ю., признанных судом достоверными, о его причастности к совершению преступления. Кроме того, он указывает, что и суд отнесся к нему предвзято. Согласно приговору он признан виновным в совершении убийства по предварительному сговору группой лиц, тогда как суд пришел к выводу, что имел место эксцесс исполнителя. Также он считает, что без достаточных оснований его признали виновным и по ст. 222 ч. 4 УК РФ, в качестве доказательств, подтверждающие вывод суда о наличии в его действиях данного состава преступления, признаны противоречивые показания Б.Ю., которые не подтверждаются иными доказательствами. Ссылаясь на неполноту судебного следствия, он указывает, что необходимо было провести психологическую экспертизу, однако, в удовлетворении его ходатайства об этом судом было отказано. С учетом изложенного, он просит отменить приговор и дело направить на новое судебное рассмотрение.

Осужденный С., не соглашаясь с приговором, считает его незаконным и необоснованным, постановленным на доказательствах, добытых с нарушением закона. Кроме того, он ссылается на неполноту судебного следствия и иные нарушения норм уголовно-процессуального закона при рассмотрении дела в суде. Просит отменить приговор.

В дополнениях к кассационной жалобе он утверждает, что осужден за преступления, которых не совершал. Приговор постановлен на противоречивых показаниях Б.Ю., которые не подтверждаются другими доказательствами. Кроме того, он считает, что суд вышел за рамки предъявленного обвинения, признав его виновным по ст. 158 УК РФ, тогда как обвинение по данной статье ему не предъявлялось. Отрицая свою причастность к разбойному нападению и похищению документов потерпевшего, он указывает, что доказательств его вины в этом в материалах дела не содержится. Он не воспользовался никаким имуществом потерпевшего, не совершил в отношении него никаких насильственных действий, что, по его мнению, свидетельствует об отсутствии у него корыстного мотива совершения преступления. Ссылаясь на нарушения закона при производстве следствия и рассмотрении дела в суде, которые привели к постановлению незаконного приговора, он просит отменить его и дело направить на новое расследование. Кроме того, он полагает, что его жизнь в стенах следственного изолятора находится в опасности, просит принять меры к обеспечению его безопасности.

Ознакомившись с кассационными жалобами, осужденный Б.Ю. считает приговор законным и обоснованным, изложенные в нем обстоятельства совершения преступления соответствуют действительности, просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит вину осужденных в совершении разбойного нападения с целью завладения чужим имуществом при обстоятельствах, изложенных в приговоре, а также краже имущества потерпевшего, похищении его документов, незаконных действиях с огнестрельным и холодным оружием доказанной.

Как видно из материалов дела, мотив и обстоятельства совершения преступления органами следствия установлены из показаний осужденных, данных в период расследования дела.

Осужденный Б.Ю., подробно рассказал об обстоятельствах совершения противоправных деяний в отношении потерпевшего и действиях каждого из них при этом.

Б.Ю. свои показания подтвердил и в судебном заседании.

Осужденный М.А., не отрицая разбойного нападения с целью завладения автомашиной Ш. согласно разработанным планом, на предварительном следствии пояснял, что в потерпевшего стрелял С., а затем стал пояснять, что выстрел произвел он.

В судебном заседании он пояснил, что не видел, кто стрелял в потерпевшего, ружье было в руках Б.Ю.

С. не отрицал своей роли в совершении преступления, и пояснял, что ключи от машины потерпевшего забрал он в тот момент, когда на последнего был направлен обрез. На машине потерпевшего они прибыли в город.

Именно от осужденных стало известно, что за документами на машину на следующий день ездили С. и М.А., которые, кроме этого, из карманов одежды забрали деньги и портмоне.

Суд, тщательно исследовал собранные по делу доказательства и пришел к выводу, что показания Б.Ю. являются достоверными.

Находя их таковыми, суд выяснил взаимоотношения между осужденными, в результате чего установил, что ссор и скандалов, а также неприязненных отношений между ними не было, оснований оговаривать остальных осужденных у него не имелось, кроме того, они подтверждаются показаниями остальных осужденных, частично признавших свою вину, и другими доказательствами по делу: данными, зафиксированными в протоколе осмотра места происшествия; выводами судебно-медицинской, судебно-биологической и судебно-баллистической экспертиз; протоколами обыска и выемки похищенной машины, запасных частей от нее и деталей; протоколом выемки ружья и ножа; показаниями свидетелей А., Б.Г., М., и другими, исследованными в судебном заседании и приведенными в приговоре доказательствами.

Действиям осужденных, за исключением действий М.А. по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ, дана правильная юридическая оценка.

Заявление осужденных в той части, что суд вышел за рамки предъявленного обвинения и осудил их по ст. 158 УК РФ, обвинение по которой им не предъявлялось, является необоснованным.

Как видно из постановления о привлечении в качестве обвиняемого, их действия по эпизоду хищения денег и портмоне, принадлежавших потерпевшему, органами следствия были квалифицированы как завладение чужим имуществом путем разбойного нападения.

Однако было установлено, что М.А. и С. на второй день возвратились к месту преступления и забрали из карманов одежды потерпевшего документы, деньги и портмоне.

При таких обстоятельствах суд правильно переквалифицировал действия осужденных в части похищения денег и портмоне, со статьи закона, предусматривающей ответственность за разбойное нападение, на статью закона, предусматривающую ответственность за тайное похищение чужого имущества.

Нарушений уголовно-процессуального закона, свидетельствующих о неполноте и необъективности исследования обстоятельств дела, либо нарушающих права осужденных на защиту, по материалам дела не установлено.

Вопрос о психическом состоянии осужденных судом выяснялся. Данных о наличии у них психического заболевания или временного расстройства психической деятельности, которое не позволяло руководить своими действиями и давать отчет им, не установлено.

Оснований к назначению и проведению судебно-психологической экспертизы в отношении М.А. следствием и судом не установлено.

Не усматривает их и судебная коллегия.

Вместе с тем приговор суда в отношении М.А. в части осуждения за убийство потерпевшего подлежит отмене, а дело - направлению на новое судебное рассмотрение в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона, допущенного судом.

Как видно из приговора, суд пришел к выводу, что при убийстве потерпевшего имел место эксцесс исполнителя, М.А. выстрелил в него, выйдя за рамки предварительной договоренности.

Однако, мотивируя свое решение, суд указал, что действия М.А. правильно квалифицированы по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ, как убийство потерпевшего, сопряженное с разбоем, то есть суд применил не тот закон, который подлежал применению.

Кроме того, приговор в отношении С. и М.А. в части осуждения по ст. ст. 325 ч. 2, 222 ч. 4 УК РФ подлежит отмене, а дело - прекращению производством в связи с истечением сроков давности.

Также М.А. и С. подлежат освобождению от наказания, назначенного им по ст. 158 ч. 2 п. "а", "б" УК РФ, поскольку сумма причиненного в результате кражи имущества ущерба составляет менее пяти минимальных размеров оплаты труда, что в соответствии с действующим с 1 июля 2002 года Кодексом об административных правонарушениях признается мелким хищением, и данные деяния не признаются преступлением.

Наказание С. за разбойное нападение и М.А. за разбойное нападение и незаконные действия с огнестрельным оружием назначено с учетом содеянного каждым и данных о личности каждого осужденного, оснований к его смягчению судебная коллегия не находит.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия,

 

определила:

 

приговор Иркутского областного суда от 31 августа 2001 года в отношении М.А. в части осуждения по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ отменить и дело в этой части направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд со стадии судебного разбирательства.

Этот же приговор в отношении М.А. и С. в части осуждения каждого по ст. ст. 325 ч. 2, 222 ч. 4 УК РФ в соответствии со ст. 27 ч. 1 п. 2 УПК РФ отменить и дело производством прекратить в связи с истечением сроков давности.

Освободить М.А. и С. от наказания, назначенного каждому по ст. 158 ч. 2 п. "а", "б" УК РФ.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 162 ч. 3 п. "в", 222 ч. 1 УК РФ путем частичного сложения окончательно М.А. назначить 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

Считать С. осужденным по ст. 162 ч. 2 п. "а", "б", "г" УК РФ к 11 годам лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии особого режима.

В остальной части приговор в отношении С. и М.А. оставить без изменения, а кассационные жалобы С. и М.А. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"