||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 августа 2002 г. N 57-о02-27

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ермилова В.М.,

судей Родионовой М.А. и Валюшкина В.А.

рассмотрела в судебном заседании 14 августа 2002 года кассационные жалобы осужденного Ш. и адвоката Чернышова Ю.В. на приговор Белгородского областного суда от 8 мая 2002 года, которым

Ш., <...>, несудимый -

осужден по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 13 годам лишения свободы с конфискацией имущества, ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ к 17 годам лишения свободы и по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 19 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Постановлено взыскать с Ш. в пользу Я. 12000 рублей в счет возмещения материального ущерба и 50000 рублей в счет компенсации морального вреда, в пользу З.Г. - 50000 рублей в счет компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Ермилова В.М., объяснения адвокатов Чернышова В.А. и Зайцевой С.В., поддержавших кассационные жалобы и просивших об отмене приговора, заключение прокурора Аверкиевой В.А., полагавшей оставить приговор без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Ш. признан виновным в разбойном нападении и в убийстве З. при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Преступления совершены 29 декабря 2001 года в г. Белгороде.

В судебном заседании осужденный Ш. вину не признал, и показал, что убийство не совершал, все действия в отношении З. делал по указанию Г., который ему угрожал.

В кассационных жалобах:

осужденный Ш. отрицает вину в убийстве З., объясняет, почему на предварительном следствии давал противоречивые показания. Считает, что если в его действиях состав какого-либо преступления, то по делу имеются обстоятельства, смягчающие его ответственность. Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение;

адвокат Чернышов в защиту осужденного Ш. не согласен с приговором. Считает, что приговор всецело построен на противоречиях в показаниях Ш., других доказательств его вины не добыто. То обстоятельство, что судом не установлено, где после задержания Ш. содержался сутки и кто с ним работал, а также то, что не исследован в достаточной степени факт наличие в петле (с помощью которой была задушена З.) веревки переплетенной с проводом электропитания, по его мнению, дает основания говорить об односторонности и обвинительном уклоне предварительного следствия и вынесенного на основании этого расследования обвинительного приговора. Основным аргументом несостоятельности приговора считает неустановление второго фигуранта рассматриваемых событий - Г., в отсутствие которого нельзя сделать вывод о форме вины каждого участника происшедшего. Просит приговор отменить и направить дело на новое рассмотрение.

В возражении на кассационные жалобы потерпевшая Я. считает, что приговор в отношении Ш. является правильным, и указывает, что дело в отношении Г. выделено в отдельное производство.

Проверив материалы дела, и обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит жалобы не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Из материалов дела видно, что выводы суда о доказанности вины Ш. в совершенных преступлениях основаны на собранных по делу доказательствах, полно и объективно исследованных в судебном заседании.

Осужденный Ш. в ходе предварительного следствия, в том числе и во время следственного эксперимента с применением видеосъемки, показал, что с З. он познакомился в начале декабря 2001 года. Купив партию бытовой химии, он отдал ее З. для продажи, поскольку она занималась торговлей. Проживал он у Г.. 28 декабря они употребляли спиртное, денег у них не было. В 23 часа они, одев не свою обычную одежду, вышли на улицу. Купив самогон, по его предложению, они пошли к З. узнать, не продала ли она товар. Когда пришли к ней на квартиру, то ее сын спал в зале. А они на кухне стали распивать спиртное. Он попросил у нее 200 - 300 рублей, но она сказала, что денег нет. Он отсоединил со стоящего на столе магнитофона провод, взял его в правую руку, поднялся из-за стола, сделав вид, что хочет выйти. Проходя за спиной потерпевшей, накинул ей провод на горло и стал душить. Она сопротивлялась, но Г. схватил ее за руки и стал удерживать, подавляя ее сопротивление. Когда потерпевшая перестала дышать, он положил труп на пол. Затем предложил Г. связать мальчика, увидев скотч, сказал Г., чтобы он держал его, и заклеил ему рот, связал руки и ноги. Одев перчатки, они решили искать деньги. Он искал в спальне, а Г. в зале, где нашел 4 облигации. Отклеив немного рот З.Е., он спросил у него, где деньги. З.Е. ответил: "В шкафу". Из холодильника они взяли банки с грибами, икрой, коробку конфет. Посуду с отпечатками пальцев он сложил в пакет, вытер отпечатки со стола и выключателей, после чего ушли из квартиры, закрыв дверь на ключ. Около 5 - 6 часов пошли домой к Г., где каждый взял по две облигации, одну он подарил бывшей теще Г.

В дальнейшем Ш. неоднократно изменял показания об обстоятельствах совершенного преступления.

Суд, проанализировав и оценив показания Ш. на предварительном следствии и на суде в совокупности со всеми доказательствами по делу, обоснованно признал достоверными вышеизложенные показания Ш. об обстоятельствах разбойного нападения и убийстве З., поскольку они объективно подтверждаются показаниями потерпевшего З.Е., свидетелей Г., К. протоколом осмотра места происшествия, заключением судебно-медицинской экспертизы и другими доказательствами, полно изложенными в приговоре.

Из показаний потерпевшего З.Е. усматривается, что 28 декабря он лег спать в зале. Проснулся от того, что его переворачивают на спину, в зале свет не горел, но горел в коридоре. Он увидел двух мужчин, по голосам понял, что один старше другого. Его перевернули на живот, один из них удерживал его за руки и ноги, а другой связал его скотчем. Ему заклеили рот и завязали глаза. Старший мужчина стал спрашивать, где деньги, а молодой сказал: "Говори где деньги, а то мы убьем тебя и мать", старший мужчина сказал: "Сейчас мы тебя повесим". Он сказал, что деньги в шкафу, был напуган, боялся, что его и мать могут убить. Было слышно, как мужчины вытаскивают вещи из стенки. Затем они ушли, закрыв дверь на ключ. Позже он обнаружил, что пропал ключ матери, лежащий на тумбочке матери. Освободившись от скотча, он позвонил в милицию. Из холодильника были похищены продукты питания.

Свидетель Г. показала, что 27 декабря муж пришел с Ш., они весь день вели разговор, где можно заработать деньги. 28 декабря она ушла, а возвратившись вечером увидела, что верхняя одежда Ш. и Г. была на месте, но не было двух фуфаек. Пришли они утром 29 декабря и принесли с собой банки с икрой, грибами, маслинами, коробку конфет.

Из протокола осмотра места происшествия видно, что на шее трупа потерпевшей находится петля из шнура электропитания и веревки из синтетического материала. На кухне на столике находится аудиомагнитофон с фрагментом шнура электропитания, на свободном конце которого имеются остатки изоленты. На полу в комнатах и в коридоре в беспорядке лежат предметы быта и одежда.

По заключению судебно-медицинской экспертизы смерть З. наступила от механической асфиксии в результате сдавления шеи петлей при удавлении.

Судом тщательно проверялись доводы осужденного Ш. и его защитника, в том числе и изложенные в кассационных жалобах, и в приговоре указано, почему суд с ними не согласился.

Оценка собранным доказательствам по делу дана судом в соответствии с требованиями ст. 71 УПК РСФСР, поэтому ставить под сомнение правильность выводов суда, нет оснований.

Суд правильно квалифицировал преступные действия Ш. по ст. ст. 162 ч. 3 п. "в", 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ, по указанным в приговоре квалифицирующим признакам.

Из материалов дела также видно, что ни органами следствия, ни судом не допущено нарушений права Ш. на защиту, а также других нарушений уголовно-процессуального закона, которые повлияли бы или могли повлиять на постановление законного и обоснованного приговора.

При таких обстоятельствах с доводами кассационных жалоб и адвокатов в суде кассационной инстанции об отмене приговора, нельзя согласиться, поскольку они не соответствуют материалам дела.

Судом установлено и мотивировано в приговоре, почему петля состояла из переплетенной веревки с проводом электропитания, а также исследованы вопросы связанные с задержанием Ш. и его допросами на предварительном следствии. Оснований считать, что следствие было односторонним и с обвинительным уклоном, как это утверждается в кассационной жалобе адвоката, не имеется.

Что касается Г., то из материалов дела видно, что после совершения преступления он скрылся, поэтому он объявлен в розыск, а материалы дела в отношении него выделены в отдельное производство, что не отразилось на всесторонности, полноте и объективности исследования и разрешения дела в отношении Ш.

Наказание осужденному Ш. назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, и соответствует характеру и степени общественной опасности совершенных преступлений, личности виновного и обстоятельствам дела.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Белгородского областного суда от 8 мая 2002 года в отношении Ш. оставить без изменения, а кассационные жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"