||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 августа 2002 г. N 4кпо02-98сп

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Шурыгина А.П.,

судей Микрюкова В.В., Зырянова А.И.

рассмотрела в судебном заседании от 13 августа 2002 года кассационные жалобы осужденных Ф., С., адвоката Щиголева Ю.В. на приговор Московского областного суда от 13 мая 2002 года, которым:

Ф., <...>, гражданин РФ, холостой, образование среднее специальное, работал охранником в баре "Клубничка" г. Сергиево-Посада, проживал по адресу: <...>,

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "з" УК РФ на 16 (шестнадцать) лет, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 12 (двенадцать) лет, с конфискацией имущества, по ст. 222 ч. 1 УК РФ на 3 (три) года, в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно наказание назначено в виде лишения свободы на срок 18 (восемнадцать) лет, с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

По ст. 222 ч. 4 УК РФ назначено наказание на срок 1 (один) год 6 (шесть) мес. лишения свободы без штрафа и в соответствии со ст. 5 ч. 1 п. 3 УПК РСФСР и ст. 78 УК РФ от наказания, назначенного по данной статье, освобожден в связи с истечением срока давности.

С., <...>, гражданин РФ, холост, образование 8 классов, военнообязанный, работал в баре "Клубничка" г. Сергиево-Посада барменом, проживал по адресу: <...>, зарегистрирован по адресу: <...>,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "з" УК РФ в виде лишения свободы на срок 14 (четырнадцать) лет, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ в виде лишения свободы на срок 11 (одиннадцать) лет, с конфискацией имущества, в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно наказание назначено в виде лишения свободы на срок 16 (шестнадцать) лет, с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать в доход государства с Ф. и С. по 550 (пятьсот пятьдесят) рублей с каждого.

Заслушав доклад судьи Микрюкова В.В., объяснения Ф. и С., адвоката Щиголева Ю.В., поддержавших доводы жалоб, возражение прокурора Лущиковой В.С., полагавшей необходимым приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда Ф. и С. признаны виновными в умышленном причинении смерти с особой жестокостью, сопряженном с разбоем, группой лиц, в совершении разбойного нападения с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Ф. также признан виновным в незаконном приобретении, хранении и ношении огнестрельного оружия, и незаконном приобретении и ношении газового оружия.

Преступления совершены в ноябре 1999 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах:

осужденный Ф., выражая свое несогласие с приговором, указывает, что в судебном заседании не допрошены лица, чьи показания имели существенное значение для дела, председательствующий судья необоснованно отклонил ходатайство о вызове в суд свидетелей, в судебном заседании исследовались недопустимые доказательства протоколы допросов в качестве подозреваемых. Считает, что не установлена роль каждого обвиняемого в совершении преступления, не учтен эксцесс исполнителя. В напутственном слове председательствующий судья нарушил принцип объективности.

Осужденный С. считает, что суд в приговоре в нарушение требований ст. 344 УПК РСФСР сделал выводы, не соответствующие фактическим обстоятельствам дела, а именно нанесение С. ударов потерпевшему руками, ногами и деревянной палкой. Полагает, что суд неправильно определил ему форму вины и она не соответствует предъявленному обвинению, его действия должны быть квалифицированы по ст. 316 УК РФ.

Адвокат Щиголев Ю.В. просит приговор суда отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, поскольку в судебном заседании исследовались недопустимые доказательства - протоколы допросов осужденных, данные ими в ходе предварительного следствия в отсутствии адвокатов, в судебном заседании при допросе свидетелей П. и Б. государственный обвинитель комментировал их показания и задавал им наводящие вопросы, председательствующий судья допускал выражения влияющие на беспристрастность присяжных, в прениях сторон председательствующий необоснованно запретил адвокату Кувшинову С.А. приводить примеры из жизненных ситуаций, не пресекал государственного обвинителя, перебивавшего замечаниями адвоката Кувшинова С.А. в прениях. В напутственном слове председательствующий нарушил принцип объективности: привел пример, аналогичный рассматриваемому, не дал надлежащих разъяснений понятиям "совершение группой лиц по предварительному сговору", "виновности". Полагает, что действия осужденных следовало квалифицировать по ст. 111 УК РФ, оспаривает наличие квалифицирующего признака - убийство с особой жестокостью, по ст. 222 ч. 4 УК РФ уголовное дело в отношении Ф. суд должен был прекратить дело, а не освобождать от наказания, оспаривает наличие особо опасного рецидива, назначенное Ф. наказание считает суровым, полагая, что суд не учел смягчающие наказание обстоятельства: Ф. не судим, положительно характеризовался, имеет хронические заболевания, на его иждивении больные родители, преступление было совершено в результате противоправных и аморальных действий потерпевшего М.

Проверив материалы дела и обсудив доводы жалоб, судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности осужденных Ф. и С. в умышленном причинении смерти с особой жестокостью, сопряженном с разбоем, группой лиц, в совершении разбойного нападения с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, Ф. также в незаконном приобретении, хранении и ношении огнестрельного оружия, основаны на вердикте присяжных заседателей.

В судебном заседании исследованы все допустимые доказательства на принципе состязательности сторон.

Суд обоснованно отказал в ходатайстве о вызове в суд в качестве свидетеля адвоката, о чем было вынесено мотивированное постановление.

Нельзя согласиться с доводами жалоб о том, что в судебном заседании исследовались недопустимые доказательства. Как видно из материалов дела протоколов С.А., Ф. и С. сразу после задержания были разъяснено право иметь защитника с момента задержания и право не свидетельствовать против самого себя. Отказ от защитника не противоречил требованиям ст. 50 УПК РСФСР. В дальнейшем при предъявлении обвинения С.А., Ф. и С. были обеспечены защитниками. С.А., Ф. в присутствии адвокатов подтвердили свое участие и участие С. в совершении преступлений (т. 1 л.д. 37, 163 - 165, 166, 175 - 176). Данные протоколы были исследованы перед присяжными заседателями (т. 7 л.д. 79, 82).

Суд, признавая протокол допроса С. на л.д. 116 - 118 т. 1 допустимым доказательством указал на то, что нарушения закона при допросе С. не было, почерковедческая экспертиза в категорической форме не говорит, что С. данный протокол не подписывал, следователь, допрошенный в суде подтвердил подписи С.

Довод жалобы адвоката о том, что в судебном заседании при допросе свидетелей П. и Б. государственный обвинитель комментировал их показания и задавал им наводящие вопросы, председательствующий судья допускал выражения, влияющие на беспристрастность присяжных, протоколом судебного заседания не подтверждается.

В прениях сторон председательствующий обоснованно запретил адвокату Кувшинову С.А. приводить пример, связанный с оскорблением его матери на рынке "кавказцами", как не имеющий отношения к рассматриваемому делу. При этом адвокатом было допущено высказывание: "А все вы знаете кавказцев", на что суд обоснованно сделал замечание.

Как следует из материалов дела, потерпевший М. по национальности был азербайджанец. Судебная коллегия расценивает такое поведение адвоката, как попытку вызвать у коллегии присяжных заседателей негативное отношение к потерпевшему.

Нельзя согласиться с доводом жалобы о том, что в напутственном слове председательствующий нарушил принцип объективности. Разъяснение присяжным правил оценки доказательств в их совокупности на отдельном примере не свидетельствует о необъективности председательствующего.

Из содержания напутственного слова видно, что председательствующий разъяснял присяжным заседателям все возможные варианты ответов, в том числе, и ответы "Нет, не доказано" и "Нет, не виновен".

Содержание уголовного закона, предусматривающего ответственность за совершение деяний, в которых обвинялись осужденные, приведено в напутственном слове в соответствии с требованиями ст. 451 УПК РСФСР.

Выводы суда в приговоре о том, что С. наносил удары потерпевшему руками, ногами и деревянной палкой основаны на вердикте присяжных заседателей в соответствии со ст. 459 УПК РСФСР, согласно которой обвинительный вердикт коллегии присяжных заседателей обязателен для председательствующего.

Вердикт коллегии присяжных заседателей основан на доказательствах, исследованных в судебном заседании.

Данных об ошибочном исключении из судебного разбирательства допустимых доказательств либо об исследовании в суде доказательств, полученных с нарушением закона, не установлено.

Вопросы перед присяжными поставлены в понятных им формулировках.

При постановке вопросов перед присяжными заседателями судом соблюдены требования ст. ст. 449 - 450 УПК РСФСР.

Деяние, в котором С. признан виновным, соответствует предъявленному обвинению и оснований для квалификации его действий по ст. 316 УК РФ, как об этом утверждается в жалобе осужденного, не имеется.

Из вердикта присяжных заседателей и приговора не усматривается наличие эксцесса исполнителя при убийстве М.

Говоря о наличии у Ф. и С. умысла на убийство потерпевшего, суд сослался на такие факты, как нанесение ими ударов кулаками, ногами, деревянными палками по жизненно важным органам человека - голове, шеи, груди, животу и смерть М. на месте происшествия.

М. было нанесено не менее 20 ударов кулаками, ногами и деревянными палками, что также свидетельствует о причинении ему особых страданий и мучений, а значит, убит он был с особой жестокостью.

Действия Ф. и С. правильно квалифицированы по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "з", 162 ч. 3 п. "в" УК РФ и действия Ф. также по ст. 222 ч. 1 УК РФ.

С доводом жалобы адвоката об отсутствии у Ф. особо опасного рецидива согласиться нельзя, поскольку на момент совершения особо тяжкого преступления Ф. имел неснятую и непогашенную судимость по приговору Сергиево-Посадского суда Московской области от 26 октября 1999 года за совершение тяжкого преступления, что соответствует требованиям ст. 18 ч. 3 п. "в" УК РФ.

Что касается доводов относительно замечаний на протокол судебного заседания, то они были рассмотрены председательствующим судьей и по ним вынесено мотивированное постановление.

Наказание осужденным назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, является справедливым и смягчению не подлежит.

При назначении Ф. и С. наказания, суд учитывал характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности каждого виновного, все обстоятельства дела, влияние наказания на исправление осужденных.

Таким образом, доводы жалоб являются несостоятельными.

Вместе с тем приговор подлежит изменению.

Суд признал Ф. виновным по ст. 222 ч. 4 УК РФ и назначил ему наказание по данной статье в виде лишения свободы на срок 1 (один) год 6 (шесть) мес., без штрафа, и в соответствии со ст. 5 ч. 1 п. 3 УПК РСФСР и ст. 78 УК РФ от наказания, назначенного по данной статье, освободил в связи с истечением срока давности.

Как видно из материалов дела Ф. совершил преступление, предусмотренное ст. 222 ч. 4 УК РФ, 21 ноября 1999 года.

Ф. предъявлено обвинение по ст. 222 ч. 4 УК РФ 1 февраля 2002 года. На момент предъявления Ф. обвинения следователем срок давности привлечения к уголовной ответственности истек.

При назначении дела к рассмотрению в порядке предварительного слушания суд обязан был в соответствии с требованиями ст. ст. 433, 221 УПК РСФСР по ст. 222 ч. 4 УК РФ в отношении Ф. прекратить дело в этой части на основании ст. 78 УК РФ, п. 3 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР, однако суд этого не сделал.

Судебная коллегия, учитывая положения ст. 78 УК РФ, п. 3 ч. 1 ст. 24, 381, 384 УПК РФ, полагает уголовное дело в отношении Ф по ст. 222 ч. 4 УК РФ прекратить за истечением сроков давности уголовного преследования.

Судебная коллегия считает необходимым назначить Ф. отбывание наказания в исправительной колонии строгого режима. Ф. по первому приговору было назначено наказание в виде штрафа, к лишению свободы осужден впервые, наличие у него хронического заболевания.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского областного суда от 13 мая 2002 года в отношении Ф. в части осуждения по ст. 222 ч. 4 УК РФ отменить и дело прекратить на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности.

Назначить Ф. отбывание наказания в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор в отношении Ф., а также в отношении С. оставить без изменения, а кассационные жалобы Ф., С. и адвоката Щиголева Ю.В. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"