||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 августа 2002 г. N 51кпо02-39

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Шурыгина А.П.,

судей Микрюкова В.В., Зырянова А.И.

рассмотрела в судебном заседании от 13 августа 2002 года кассационные жалобы осужденного С.В., адвоката Барышевой Е.В., на приговор Алтайского краевого суда от 2 апреля 2002 года, которым:

С.В., <...>,

осужден к лишению свободы: по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "в", "е" УК РФ с применением ст. 66 ч. ч. 3, 4 УК РФ на 9 лет.; по ст. 167 ч. 2 УК РФ - на 3 года.

По совокупности преступлений в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательное наказание ему назначено в виде лишения свободы на 11 лет в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с С.В. в возмещение материального ущерба в пользу Ф.В. 52.032 (пятьдесят две тысячи тридцать два) рубля и в пользу С.Л. 6015 (шесть тысяч пятнадцать) рублей.

Заслушав доклад судьи Микрюкова В.В., объяснения С.В., поддержавшего доводы жалоб, возражение прокурора Найденова Е.М., полагавшего необходимым приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда С.В. совершил покушение на убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, совершенное в отношении двух и более лиц, заведомо для виновного находящихся в беспомощном состоянии, совершенное общеопасным способом, а также совершил умышленное уничтожение, повреждение чужого имущества, повлекшее причинение значительного ущерба, совершенные путем поджога.

Преступления совершены в ночь на 18 июля 2001 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах:

адвокат Барышева Е.И. просит приговор суда отменить и дело прекратить, обосновывая это тем, что выводы суда о виновности С.В. основаны лишь на предположениях потерпевших С.Л., Ф.В., которые являются заинтересованными лицами. О том, что дверь была снаружи чем-то подперта, ничем не подтверждено. Не проверена версия о возможности возгорания от окурка. Выражая несогласие с гражданским иском, адвокат указывает, что строительство дома было начато в период совместного брака осужденного и потерпевшей. Вклад С.В. в строительство дома не был учтен.

Осужденный С.В. в основной и дополнительных жалобах, выражая свое несогласие с приговором, указывает, что он поджога дома не совершал, и умысла на убийство не было, показания потерпевших считает ложными, указывает на то, что в суде не были допрошены свидетели, которые могли бы подтвердить его невиновность. Нет доказательств, что представленная С.Л. зажигалка принадлежит ему.

Проверив материалы дела, доводы кассационных жалоб, судебная коллегия считает приговор суда законным, а выводы суда о виновности осужденного С.В. основанными на доказательствах, всесторонне и полно исследованных и получивших соответствующую оценку в приговоре, а именно: показаниях потерпевших С.Л., Ф.В., Ш., свидетелей К.Д., А., О., К.Э., С., Ф.Н., П.Н., Г., протоколе осмотра места происшествия, акте о пожаре, протоколе выемки зажигалки, протоколе опознания зажигалки.

Указанные в жалобах осужденного и его защитника доводы являются несостоятельными по следующим основаниям.

О том что, что представленная С.Л. зажигалка принадлежит осужденному, подтвердила в суде свидетель К.Э., опознавшая зажигалку в ходе предварительного следствия.

О том, что ручка защелки входной двери была подперта снаружи, то данный факт нашел свое подтверждение в показаниях Ш., С.Л.

Необоснованных отказов осужденному и его защитнику в вызове свидетелей со стороны суда не имеется. В судебном заседании собрано достаточно доказательств, подтверждающих вину С.В. в совершении преступлений по которым он осужден.

Доводы жалоб о том, что осужденный поджога дома не совершал, и умысла у него на убийство не было, являются несостоятельными и опровергаются материалами дела.

Так из показаний потерпевшей С.Л. следует, что в ночь на 18 июля 2001 г. она услышала шаги на вышке, выглянула в окно и увидела С.В., потом увидела огонь с вышки (из-под крыши), туда залез Ш., она подала ему воды и он огонь затушил. Она тоже туда залазила, увидела бутылку из-под водки "Кутила" с запахом солярки. Она побежала к автомобилю "Урал", на котором приехал С.В., со злости выдернула его из автомобиля, где он что-то искал, ударила и пошла к себе. С.В. пошел за ней следом, на веранде высказывал свое недовольство, затем ушел. Времени было 2 часа ночи. В 4-ом часу они легли спать. Проснулась она вскоре, был треск, огонь. Она закричала Ш., была в шоке, не знала, что делать. Ш. сказал ей брать детей. В доме было много дыма и огня. Она взяла детей, Ш. пинал по двери, выбил ее и они из горящего дома вышли, она отнесла детей к своим родителям, стали тушить пожар, вытаскивать вещи. В доме была одна входная дверь, которая закрывалась изнутри задвижкой, а снаружи на навесной замок, на двери была ручка с защелкой. Это дверь была с веранды в дом, а двери с улицы на веранду еще не было. Так как открыв задвижку изнутри, Ш. не мог открыть дверь, значит, она чем-то была подперта снаружи. Когда сгорела веранда и рухнула крыша, пожар был потушен с помощью пожарных машин и людей, которые носили воду из луж и из бочки молоковоза. Рядом с горящим домом располагались надворные постройки соседа А., с другой стороны стоял дом бабушки П. Все опасались, что огонь распространится дальше. С.В. знал, что в доме малолетние его дети, она уверена, что это он поджег дом, на другой день после пожара в пепле она нашла зажигалку, с которой С.В. приехал. К детям он отцовских чувств не проявлял, сына видел всего один раз, а дочери за целый год до пожара купил только одну шоколадку и яблоко. Когда пожар был потушен, С.В. появился с улыбкой и даже не поинтересовался, не пострадал ли кто. В результате пожара сгорели вещи на общую сумму 6015 рублей, такой ущерб для нее очень значительный, так как в то время она не работала, получала только пособие в сумме 61 рубль на двоих детей. В доме сгорела полностью веранда, крыша, обгорели стены, пол, двери, окна. В момент пожара окна в одной комнате не открывались, т.к. не имели ручек, в другой комнате окно открывалось, но та стена сильно горела и под окном был вырыт котлован. Лаз в подвал был забит, глубина подвала более 2-х метров, дверь из подвала снаружи была закрыта на замок, единственный выход из горящего дома был - через входную дверь. Она считает, что их спасло то, что она вообще смогла проснуться. С К.Э. она не ссорилась, неприязненных отношений с ней не имела и у К.Э., по ее мнению, поджигать дом оснований не было.

Из показаний потерпевшего Ф.В. видно, что после развода дочери с С.В. пошли слухи, что зять разделом не доволен, угрожал машиной "Урал" сдернуть с дома крышу, по этому поводу он - Ф.В. обращался с заявлением к участковому инспектору. В ту ночь в 2 часа он возвращался на молоковозе домой, видел на дороге С.В. пьяным, подумал, что это он от дочери идет. А в 4 часа услышал треск, шум и побежал на пожар, разбил в горящем доме окно и с помощью Ш. выбрасывал вещи из дома, люди помогли пожар затушить. Ночью автомобиль зятя он видел, а когда пожар тушили - его уже не было. После того, как пожар потушили, С.В. подъехал, забрал своего сына Рому и уехал. Он - Ф.В. полагает, что пожар сделал С.В., со слов дочери знает, что когда пытались открыть дверь в горящем доме, то она не открывалась, открылась, когда прогорела, и ее пришлось выбивать. Дом этот оформлен на него, он хотел перевести его на дочь, но в архитектурном отделе посоветовали ему не торопиться; дом в эксплуатацию сдан не был, согласен с оценкой ущерба от пожара на сумму в 52 тысячи рублей, такой ущерб для него является значительным.

Потерпевший Ш. суду пояснил, что по просьбе С.Л. он ночевал в ее доме 2 ночи, на 3-ю хотел уйти, но остался. Днем он там работал, ночью караулил, С.Л. нервничала. Ночью он смотрел телевизор, когда С.Л. сказала, что кто-то ходит по крыше, он выглянул в окно и увидел С.В. на выходе на улицу Советскую. Он залез на крышу, там огонь только начал гореть, чувствовался запах солярки, он огонь залил. Было 2 часа ночи. С.Л. слазила наверх и спустилась с бутылкой, которую поставила на веранде, потом ушла, минут через 5 она вернулась, за ней зашел на веранду С.В., сказал: "Ах, и ты здесь?", грубыми словами вынуждал на конфликт, прикурить ему не дали и он ушел. Около 4-х часов они зашли в дом, он сел рядом с диваном, где спала дочь С.Л., смотреть телевизор и уснул сидя. Проснулся от крика С.Л.: "Горим!" Он еле ее поднял, Виталька лежал на кровати рядом с огнем, С.Л. взяла детей, а он открыл на двери защелку, но дверь не открылась, он пнул по двери 2 раза, она не открывалась, а, когда он пнул по двери в середину, дверь прогнулась и открылась, С.Л. с детьми вышли из горящего дома, в котором сильно горел левый угол, горела крыша, он залез на чердак, скидал оттуда стройматериал, лестница уже сгорела, ему пришлось прыгать на пол, на нем загорелась рубашка, которую он скинул. Подбежал Ф.В., разбил палкой окно, они в него залезли в дом, откуда выкидывали вещи, которые могли выкинуть. В это время дом не тушили, т.к. невозможно было подойти на 4 метра. Когда на доме рухнула крыша, стали заливать и огонь потушили. В доме лаз в погреб был забит плахами, подвальная дверь была на замке, через окна выйти было невозможно, т.к. одно окно горело, под другим был строительный мусор, если стекло разбить, останутся осколки и как детей подавать, лучший выход из горящего дома - это дверь, но она была заперта с наружной стороны, открылась она только после того как перекладины на ней прогорели и после удара ногой по ее середине она сложилась. В результате пожара в доме сгорел его инструмент: фуганок, рубанок, 2 стамески, ножовка по дереву.

Выводы суда о виновности С.В. в совершении поджога свидетельствуют показания свидетеля К.Э., из которых следует, что 17 июля 2001 г. она была в доме у О., куда подъехал С.В. и все вместе распивали спиртное. Вечером А. увел сына С.В. - Романа к себе ночевать, О. лег спать и она легла спать. Часа в 2 ночи зашел в дом С.В. и позвал ее с собой в с. Аникино, она поехала с ним, проехали они 1 - 1,5 км, остановились на горе, она уснула, проснулась часов в 5 - 6-м от холода, С.В. в машине не было, он поднялся из-под горы, сказал ей, что сделал то, что хотел и предложил ей самой посмотреть. Они вместе отошли от машины метров 100 - 200, она увидела дым, С.В. сказал, что это дом Ф.В. горит, но его не заподозрят, т.к. его машины в деревне не было, когда дом был подожжен. Возле дома было много народу. На автомобиле они спустились в деревню, С.В. забрал своего сына и они уехали.

К.Э. подтвердила правильность оглашенных ее показаний в ходе предварительного следствия относительно того, что в ходе распития спиртного С.В. высказывал угрозы, что сожжет их, приревновав Ш. к С.Л., говорил, что не допустит, чтобы его дом кому-то достался. А когда у него спросили, неужели он сожжет своих детей, то он ответил, что ему все равно (т. 1 л.д. 38 - 39, 219 - 221).

Свидетель П.Н. суду подтвердил, что в ноябре-декабре 2000 года во время распития спиртного С.В. ему говорил, что если жена не отдаст ему машину, то он сожжет дом, что речь шла об автомобиле "ГАЗ 66", который стоял во дворе этого дома.

Из показаний свидетеля О. следует, что С.В. приехал к нему на автомобиле "Урал", пьянствовали 2 дня. Первую ночь С.В. ночевал в автомобиле, а вторую - в его доме. В 4 ч. 30 м. он - О., проснулся от треска, увидел, что горит дом Ф.В., побежал тушить пожар, в это время С.Л. и К.Э. в его доме не было, хотя К.Э. оставалась в его доме ночевать. Все думали, что дом поджег С.В., у которого был спор с С.Л. насчет крыши дома. С.В. знал, что в этом доме его дети, которые могли сгореть. Поэтому, когда после пожара С.В. подъехал, то он спросил у него об этом, что ведь дети могли сгореть, на что С.В. ему ничего не ответил и уехал из села. За 1 - 2 дня до пожара Ш. заходил к нему в дом, С.В. назвал его "молочным братом", Ш. ушел и больше не заходил, в ходе пьянки С.В. интересовался, живет ли Ш. с С.Л., пили они с С.В. водку "Кутила", у С.В. была зажигалка. В ночь пожара он слышал, что сначала загудела машина, потом через какое-то время начался пожар.

Согласно показаниям свидетеля С., оглашенным судом в порядке ст. 286 УПК РСФСР, когда после пожара Ф.Н. сказала С.В., что за это он сядет в тюрьму, тот ответил, что сидел уже и еще раз отсидит, вел себя вызывающе, ехидно улыбался, (т. 1 л.д. 35).

У суда не имелось оснований не доверять показаниям потерпевших и свидетелей.

Ссылка в жалобе на то, что пожар мог возникнуть от случайно брошенного окурка, проверялась в суде и не нашла своего подтверждения. Так допрошенный в суде в качестве свидетеля заместитель начальника пожарной охраны Бийского района К.Д., составлявший акт о пожаре, на вопрос защиты дал ответ, что окурок сигареты был исключен как причина пожара.

Анализ показаний вышеперечисленных потерпевших и свидетелей в совокупности с другими доказательствами позволил суду сделать правильный вывод о доказанности вины С.В. в совершении им умышленного поджога дома и в покушении на умышленное убийство С.Л., двух ее детей и Ш.

Что касается доводов жалобы адвоката о том, что при определении размера иска суду следовало учесть, что строительство дома начато в период совместного брака осужденного и потерпевшей и С.В. внес определенный вклад в строительство дома, а потому сумма иска должна быть уменьшена, то с данными доводами согласиться нельзя по следующим основаниям.

Так из показаний потерпевшей С.Л. следует, что с подсудимым С.В. они стали жить вместе с января 1996 г., он не работал, 3 месяца находился под стражей, в 1997 году у них родилась дочь, а брак зарегистрировали в 1998 году, дом строили родители, у отца ее были блоки, у бабушки ее - сруб, отец ее делал подвал, ставил сруб, С.В. находился в г. Бийске. Потом и она жила с ним на квартире в Бийске до лета 1999 года, потом вернулись в с. Новиково. С.В. сильно пил спиртное, его закодировали на 1,5 года, но он опять запил, на сданную картошку они купили автомобиль, достраивать дом С.В. не хотел, она была беременна, после рождения сына в сентябре 2000 г. С.В. от нее ушел, потребовал от нее и она отдала ему легковой автомобиль, кроме того он забрал и грузовой автомобиль "ГАЗ-66", сено, увез плаху 10 м2 дрова, холодильник, кресло, ей оставил только детей, да дом, который строился за счет ее отца. Сначала он таким разделом был доволен, но когда разбил машину, стал высказывать недовольство. Оставшись с детьми одна, она заколола корову и стала с помощью отца дом достраивать: поставила печь, поштукатурила, провела отопление, электричество, сделала другие отделочные работы и под Новый - 2001 год в дом заселилась с детьми.

Согласно показаниям потерпевшего Ф.В. участок под строительство дома он взял себе, после разборки старого дома он получил за работу старые блоки, которые лежали у него дома, бабушка купила сруб за свой дом, с этим началось строительство дома. Иногда С.В. на стройке появлялся, помогал, вместе с ним они заработали шифер, трубы. Строили дом для дочери, крышу строил зять с дядей, но ее пришлось переделывать. Когда дочь с зятем разошлись, то зять забрал себе все, что они нажили вместе - холодильник, сено, дрова, 2 автомашины, дочери оставил достраивать его дом. Этот дом действительно с дочерью достраивали, чтобы было ей где жить с детьми.

Что касается доводов жалоб касающихся возможных способов спастись во время пожара из горящего дома, то они не принимаются во внимание, поскольку не влияют на доказанность вины С.В., на квалификацию его действий и степень ответственности.

Действиям осужденного дана правильная юридическая оценка.

Наказание осужденному назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, является справедливым и смягчению по мотивам жалоб не подлежит.

При назначении С.В. наказания, суд учитывал характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности виновного, все обстоятельства дела, влияние наказания на исправление осужденного.

Нарушений процессуальных норм, влекущих отмену приговора, органами следствия и судом не допущено.

Таким образом, доводы жалоб являются несостоятельными.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Алтайского краевого суда от 2 апреля 2002 года в отношении С.В. оставить без изменения, а кассационные жалобы С.В., адвоката Барышевой Е.В. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"