||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 августа 2002 года

 

Дело N 25-Впр02-17

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                       Лаврентьевой М.Н.,

    судей                                           Макарова Г.В.,

                                                     Еременко Т.И.

 

рассмотрела в судебном заседании от 12 августа 2002 г. гражданское дело по иску Г. к С. и И. о возмещении ущерба, причиненного дорожно-транспортным происшествием (ДТП), по протесту заместителя Генерального прокурора РФ на решение Советского районного суда г. Астрахани от 28 февраля 2001 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Астраханского областного суда от 15 мая 2001 г. и постановление президиума Астраханского областного суда от 29 августа 2001 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Макарова Г.В., заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Власовой Т.А., поддержавшей доводы протеста, Судебная коллегия

 

установила:

 

Г. обратился в суд с иском к С. и И. о возмещении ущерба, причиненного дорожно-транспортным происшествием 24.07.2000 в г. Астрахани. В обоснование своего иска он указал, что в результате нарушения правил дорожного движения водителем И. и повреждения автомобиля ему причинены материальный ущерб на сумму 35070 рублей и моральный вред в размере 5000 рублей.

Решением Советского районного суда г. Астрахани от 28.02.2001, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Астраханского областного суда от 15.05.2001 и постановлением президиума Астраханского областного суда от 29.08.2001, иск Г. удовлетворен в части взыскания с И. материального вреда в размере 37070 рублей.

В протесте, внесенном в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации, ставится вопрос об отмене вышеуказанных судебных постановлений по мотиву того, что они вынесены с нарушением закона.

В протесте указывается, что, возлагая ответственность по возмещению вреда на И., суд исходил из того, что он на время совершения ДТП управлял автомобилем ВАЗ-2107 по доверенности и в силу требований ст. 1079 ГК РФ должен нести ответственность как владелец источника повышенной опасности. Однако с таким выводом согласиться нельзя, так как из материалов дела следует, что собственником автомобиля ВАЗ-2107, государственный и регистрационный знак <...>, являлся В., выдавший 14.11.98 письменную доверенность С. на право распоряжения автомобилем с правом постановки на учет и снятия с учета в ГИБДД, правом продажи и получения денег и правом совершения всех иных действий, связанных с выполнением данного поручения. В дальнейшем указанный автомобиль, по мнению суда, перешел на основании простой письменной доверенности сначала к мужчине по имени З., а затем - к И. При этом на какие-либо доказательства суд не сослался.

Между тем допрошенные в качестве свидетелей А.М. и А.Р. подтвердили лишь факт выдачи простой письменной доверенности предположительно, С. на имя С.З.М. о передаче последним автомобиля по доверенности И. свидетели не заявляли. Сам С.З.М. в суд не вызывался и не допрашивался, по адресу, указанному И., не проживает.

В протесте отмечается, что согласно ст. 185 ГК РФ доверенностью признается письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому лицу для представительства перед третьими лицами. Письменное уполномочие на совершение сделки представителем может быть представлено представляемым непосредственно соответствующему третьему лицу.

В том случае, если С., С.З.М. и И. фактически совершали сделки купли-продажи автомобиля, прикрывая их выдачей доверенностей, эти сделки согласно ст. 161 ГК РФ также должны были совершаться в письменной форме. Однако письменная доверенность С. на имя С.З.М., письменная доверенность последнего на имя И. либо договоры купли-продажи автомобиля суду представлены не были. Допустимые ст. 162 ГК РФ в таком случае письменные доказательства существования доверенностей и содержащихся в них полномочий либо соответствующих договоров также отсутствуют.

Кроме того, в пользовании С. автомобиль находился по нотариально удостоверенной доверенности. В таком случае согласно п. 3 ст. 187 ГК РФ все иные доверенности, выдаваемые в порядке передоверия, должны быть также нотариально удостоверены. Ответчик и свидетели заявляли, и суд счел установленным, что и С., и С.З.М. выдавали доверенности только в простой письменной форме. Между тем несоблюдение нотариальной формы доверенности в силу требований ст. 165 ГК РФ влечет ее недействительность и ничтожность переданных по ней полномочий. Суд также не учел, что на момент вынесения им решения автомобиль по-прежнему значился зарегистрированным в РЭО ГИБДД УВД Астраханской области на имя С.

Следовательно, утверждается в протесте, передача С. автомобиля С.З.М., а последним - И. не имела юридической силы и не влекла каких-либо правовых последствий. В связи с тем что владельцем автомобиля продолжал оставаться С., то он и должен был отвечать за вред, причиненный Г. Таким образом, решение суда первой инстанции вынесено в нарушение требований ст. ст. 54, 192, 197 ГПК РСФСР на основании недопустимых доказательств и ничем не подтвержденных предположений.

Указывается в протесте и на то, что кроме требований о возмещении материального ущерба истец заявлял требование и о компенсации морального вреда в связи с перенесенными им физическими страданиями. Как следует из протокола судебного заседания от 27.02.2001, Г. отказался от иска о возмещении морального вреда. В соответствии с требованиями ст. 165 ГПК РСФСР до принятия отказа истца от иска или утверждения мирового соглашения сторон суд разъясняет истцу или сторонам последствия соответствующих процессуальных действий. О принятии отказа истца от иска или утверждении мирового соглашения сторон суд выносит определение, которым одновременно прекращает производство по делу. Однако судом последствия отказа от иска Г. не разъяснялись и определение в порядке п. 4 ст. 219 ГПК РСФСР о прекращении производства по делу в части иска о возмещении морального вреда не выносилось, то есть суд неправомерно оставил без разрешения спор в указанной части иска.

Указанные выше упущения остались вне поля зрения судов кассационной и надзорной инстанций.

Проверив материалы дела и обсудив доводы протеста, Судебная коллегия находит его подлежащим удовлетворению, так как изучение материалов дела указывает на то, что при разбирательстве дела требования действующего законодательства в полном объеме выполнены не были.

При новом рассмотрении дела суду необходимо установить и дать оценку обстоятельствам, связанным как с выдачей доверенностей в соответствии с требованиями ст. ст. 185, 187 ГК РФ, так и обстоятельствам фактической передачи транспортного средства, и учесть другие отмеченные в протесте нарушения закона.

На основании изложенного, руководствуясь требованиями ст. 329 ГПК РСФСР, Судебная коллегия

 

определила:

 

решение Советского районного суда г. Астрахани от 28.09.2001, определение судебной коллегии по гражданским делам Астраханского областного суда от 15.05.2001 и постановление президиума Астраханского областного суда от 29.08.2001 отменить, дело направить в суд первой инстанции на новое рассмотрение.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"