||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 8 августа 2002 г. N 88-Д02-4

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Журавлева В.А.

судей - Яковлева В.К. и Мезенцева А.К.

рассмотрела в судебном заседании от 8 августа 2002 года дело по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Верина В.П.

Приговором Кировского районного суда г. Томска от 23 апреля 2001 года

Б., <...>, со средним образованием, женатый, работавший: ИЧП "Мидгард", проживавший: <...>, ранее не судимый, -

осужден по ст. 228 ч. 4 УК РФ к лишению свободы на 7 лет с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания Б. исчисляется с 23.04.2001 года, с зачетом времени предварительного заключения с 23.10.1997 года по 02.11.1998 года.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Томского областного суда от 7 июня 2001 года приговор Кировского районного суда г. Томска в отношении Б. изменен: исключено из описательной части приговора указание на предложение Б. сбыть около 6 кг наркотических средств, а из обвинения исключено указание на перевозку и попытку сбыта наркотических средств в крупном размере.

Постановлением президиума Томского областного суда от 23 января 2002 года приговор и кассационное определение в отношении Б. оставлены без изменения, а протест заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации, в котором ставился вопрос об отмене приговора в связи с нарушением требований ст. 20 УПК РСФСР, оставлен без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Мезенцева А.К., заключение прокурора Кругловой Э.М., поддержавшей доводы протеста, судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда Б. признан виновным в незаконном приобретении, хранении и перевозке наркотических средств в особо крупном размере, а также в попытке сбыта наркотических средств в особо крупном размере при следующих обстоятельствах. В октябре 1997 года не установленные следствием лица предложили Б. сбыть в г. Томске большую партию (около 6 кг) наркотических средств. Б. согласился и в поисках оптового покупателя 22.10.1997 года обратился к знакомой цыганке Л. Разговор о сбыте наркотиков услышала А. В итоге, Б. о сбыте наркотиков договорился с А., назначив время и место совершения незаконной сделки. Реализуя преступный умысел, Б. 22.10.1997 года около 17 часов у дома N 20 у неустановленного лица незаконно приобрел в целях сбыта наркотическое средство в особо крупном размере - опий весом 4 кг 353 г, после чего незаконно перевез указанное наркотическое средство в пос. Степановка к дому по пер. Узбекскому на автомобиле ВАЗ-2107, одновременно храня, в целях сбыта наркотическое средство в особо крупном размере. Около 17 часов 30 минут Б. подъехал к дому N 5 по пер. Узбекскому с целью незаконного сбыта наркотических средств, где встретился с А. Однако при попытке передачи наркотических средств А. было предъявлено требование о задержании, а Б. предложено выступить понятым. Б. на требование работника милиции не остановился, скрывшись с места преступления, при этом в целях избежать ответственности, освободился от улики, выбросив пакет с наркотическим средством на дорогу, в последующем изъятом при осмотре места происшествия. Специалистом и экспертами установлено, что в мешке находилось вещество бурого цвета мазеобразной консистенции - опий весом 4 кг 353 г. В последующем было установлено, что А. испугалась и добровольно отказалась от совершения преступления, однако, решив отомстить продавцу наркотиков, сообщила о предполагаемом незаконном обороте наркотиков в милицию, в связи с чем оперативные работники оказались на месте совершения преступления.

В протесте поставлен вопрос об отмене приговора, кассационного определения и постановления президиума в отношении Б., направлении уголовного дела на новое судебное рассмотрение.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в протесте, судебная коллегия находит протест подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 20 УПК РСФСР, суд обязан принимать все предусмотренные законом меры для полного, всестороннего и объективного исследования обстоятельств дела.

Однако по данному делу эти требования закона не были выполнены.

В обоснование своего вывода о виновности Б. в совершении преступления суд сослался на показания Б. в ходе следствия, показания свидетелей С., Д., У., И., Н., Ч., А.Л., оглашенные в судебном заседании, показания свидетелей Л., А., З., И.Т., М., Т., А.Н., К., а также на акт судебно-химической экспертизы.

Между тем, анализ этих доказательств как каждого в отдельности, так и в их совокупности дает основание признать, что судебное разбирательство по делу проведено поверхностно, односторонне и неполно. Многие важные обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела, судом исследованы не были и вследствие этого не получили надлежащей оценки.

Как видно из материалов дела, Б., отрицая свою причастность к обнаруженным на дороге по пер. Узбекскому, наркотическим средствам, показывал, что 22.10.1997 года он с женой и ребенком поехал на ул. Новгородскую д. 20, где живут пациенты его жены. Проезжая по проспекту Ленина, он увидел женщину цыганской национальности, которая останавливала попутные машины. Он остановился, и женщина попросила подвезти ее в район п. Степановка. Поскольку ему было по дороге, он согласился. Женщина села в машину, в руках у нее были пакеты. В районе п. Степановка он, по указанию незнакомой ему женщины, как впоследствии выяснилось А., остановился. Там он встретил своих знакомых - Л., Л.А. А. вышла из машины и стала разговаривать с Л.А. Последняя попросила его довезти А. до дома. Он согласился. Они проехали по пер. Узбекскому и остановились возле дома N 5. А. с пакетами вышла из машины. В это время к ней подошел молодой человек, как выяснилось впоследствии, С., и стал о чем-то с ней разговаривать. Он, Б., проехал дальше по переулку и развернулся обратно. Проезжая мимо того места, где стояли С. и А., он увидел, что С. жестом останавливает машину. Когда он остановился, С. сказал, что задержал женщину с наркотиками и попросил его быть понятым. Он отказался и уехал, но был задержан сотрудниками милиции. Его и его жену задержали сотрудники УОП УВД Томской области и, применяя психологическое и физическое насилие, заставили сознаться в приобретении и хранении наркотических средств в целях сбыта.

Данные показания осужденного Б. суд признал недостоверными, поскольку, по мнению суда, они опровергаются другими исследованными по делу доказательствами.

В качестве таковых суд признал первоначальные показания Б. в ходе предварительного следствия.

Вместе с тем, как видно из материалов дела, при задержании 23.10.1997 года Б., последний изъявил желание иметь адвоката с момента задержания, о чем имеется запись в протоколе о задержании (т. 1 л.д. 32). Однако, допрос Б. 23.10.1997 года, 24.10.1997 года в качестве подозреваемого проводился без адвоката. В протоколе допроса Б. от 24.10.1997 года имеется запись о том, что Б. на данном следственном действии в услугах адвоката не нуждается, тогда как именно 24.10.1997 года Б. написал заявление о допуске защитника Рыбачева, о чем также имеется постановление следователя (т. 1 л.д. 85, 87). Следователем же не был выяснен вопрос о том, по каким причинам Б. при данном следственном действии отказывается от помощи адвоката.

Кроме того, при допросах Б. в качестве обвиняемого 28.10.1997 года (т. 1 л.д. 97 - 99), а также при проведении очных ставок между Б. и свидетелями С., Л.А., А. (т. 1 л.д. 173 - 178, 200 - 202) защиту Б. осуществляли члены коллегии адвокатов ЮИ ТГУ - Рыбачев и Скороходова.

Однако в материалах дела имеется справка руководителя Департамента по вопросам правовой помощи Министерства юстиции РФ от 09.02.1998 года (т. 2 л.д. 69), из которой усматривается, что члены коллегии адвокатов ЮИ ТГУ не имеют право заниматься адвокатской деятельностью, в том числе участвовать в качестве защитника на предварительном следствии.

Судебная коллегия полагает, что при рассмотрении дела и постановлении приговора указанные обстоятельства не получили надлежащей оценки.

Помимо этого, в качестве доказательств, подтверждающих вину Б. в совершении преступления, суд в приговоре сослался на оглашенные в судебном заседании показания свидетелей А. и Л.А.

Так, свидетель А. первоначально в ходе следствия показывала, что когда она вышла из машины, на которой ее подвозил ранее ей незнакомый Б., ее остановил сотрудник милиции и попросил предъявить документы. Документов у нее не было. Водитель машины, который ее вез, развернулся и поехал в обратную сторону. Сотрудник милиции пытался остановить эту машину, но она его сбила, проехав дальше, а из дверцы автомашины кто-то выбросил пакет (т. 1 л. 20).

Позже свидетель показала, что Б. она встретила у своей знакомой Л.А., которой он предлагал купить крупную партию наркотиков. Л.А. отказалась. Тогда она, А., согласилась продать наркотики, а затем испугавшись, позвонила по телефону "02", назвала свою фамилию, адрес и сказала, что к ней должны привезти наркотики. Когда Б. привез наркотики, подошел сотрудник милиции, а Б. на машине пытался скрыться. Когда машина проезжала мимо них, она видела как женщина из окна выбросила пакет темного цвета (т. 1 л.д. 157 - 158).

Причины указанных противоречий надлежащим образом не исследовались и не получили оценки. В судебном заседании А. не допрашивалась.

Из показаний А. также следует, что о наркотике она сообщила по телефону "02", назвав свою фамилию и адрес.

Однако согласно показаниям свидетеля А.Л., к нему, как к дежурному УБОП УВД ТО поступило анонимное сообщение, что на Степановке будут продаваться наркотики. Кто звонил он, А.Л., не знает (т. 3 л.д. 315). Свидетели С. и В. показали, что о наркотиках они узнали от дежурного УБОП.

Кроме того, из показаний свидетеля В. видно, что 22.10.1997 года он находился на дежурстве в УВД Томской области. Он не помнит, чтобы звонила какая-то женщина и сообщала информацию о наркотиках. Вся информация регистрируется в специальном журнале, записи присваивается конкретный номер. В журналах дежурной части УВД Томской области записи о звонке женщины по поводу наркотиков не имеется. При этом, как показал свидетель, позвонив по телефону "02", можно попасть исключительно в УВД Томской области, затем звонок переадресовывается в конкретные РОВД или иные подразделения. Невнесение в журнал дежурной части информации по звонку исключено (т. 1 л.д. 181).

Согласно справке следователя УРОПД УВД Томской области от 17.12.1997 года, в журналах дежурной части УВД Томской области отсутствует запись от 22.10.1997 года о звонке женщины, сообщающей о доставке большой партии наркотиков к дому N 5 по пер. Узбекскому (т. 1 л.д. 182).

Таким образом, указанные обстоятельства не были исследованы судом и надлежащим образом не оценены, как не был выяснен и вопрос о том, действительно ли А. сообщила правоохранительным органам о наркотиках, если да, то кому, по какому телефону и называла ли она при этом свою фамилию и адрес.

Как видно из материалов дела, свидетель Л.А. в своих первоначальных показаниях отрицала, что разговаривала с Б. о наркотиках, и что осужденный привозил наркотики А. При этом свидетель показала, что Б. разговаривал только с ее мужем о машине.

В своих последующих показаниях свидетель Л.А. показала, что Б. предлагал ей купить у него наркотики, но она ответила отказом. Рядом стояла А. и могла слышать их разговор. Когда Б. вышел, А. вышла вслед за ним. Разговаривал ли Б. и А. она не знает (т. 1 л.д. 198).

Из оглашенных показаний свидетеля Л. следует, что он не помнит, приезжал ли к ним Б. 21 или 22 октября 1997 года, может быть и приезжал. Б. заезжает к ним иногда. Однако он не слышал о том, что Б. торгует наркотиками. О наркотиках Б. с ним никогда не говорил. Говорил ли Б. о наркотиках с его женой или с А., он не знает (т. 1 л.д. 155 - 156).

Свидетель Л.А. не была допрошена в судебном заседании, и причины противоречий в ее показаниях не были, таким образом, выяснены.

Кроме того, судом надлежащим образом не был исследован вопрос о том, какие пакеты, в каком количестве были изъяты с места происшествия и стали объектом экспертного исследования и осмотра в качестве вещественных доказательств.

Так, согласно протоколу осмотра места происшествия, был обнаружен целлофановый пакет с золотыми полосками, в котором находилось два цветных пакета (т. 1 л.д. 3). Согласно справке об исследовании от 23.10.1997 года, на исследование было представлено вещество, изъятое от дома N 5 по пер. Узбекскому. Представленные объекты упакованы в один полиэтиленовый пакет с цветным рисунком. В мешке находилось вещество бурого цвета, помещенное в 5 и 8 свертков, упакованных раздельно (т. 1 л.д. 11). По заключению эксперта, на исследование поступил один пакет с надписью "Марианна", в котором находилось 5 и 8 полиэтиленовых свертков, содержащих опий - наркотическое средство кустарного изготовления общим весом 4 кг 353 г (т. 1 л.д. 77). Как следует из протокола осмотра вещественных доказательств, в пакете, изъятом у дома N 5 по пер. Узбекскому, обнаружено общее число пакетов и свертков в количестве 21 штуки (т. 3 л.д. 51).

В ходе рассмотрения дела в суде не исследованы должным образом обстоятельства изъятия пакета с наркотиками.

В частности, свидетели И., Н., И.Т. принимали участие лишь в задержании Б. и выдворении его из машины, свидетель Ч. по обстоятельствам преступления показал, что не видел, как появилась цыганка, был ли покупатель наркотиков, он не знает, каким образом пришло сообщение о наркотиках, и у кого они изымались, он тоже не знает (т. 3 л.д. 312).

Свидетель К. показал, что сидел в машине и автомашину Б. не видел. Свидетель же В., не допрошенный в суде, в ходе следствия показывал, что не видел, откуда появилась цыганка, но видел, как из правой задней двери автомашины "вылетел" пакет.

В связи с изложенным, судебные решения в отношении Б. в части осуждения его по ст. 228 ч. 4 УК РФ нельзя признать законными и обоснованными и они подлежат отмене.

При новом судебном разбирательстве суду надлежит устранить отмеченные недостатки и, в соответствии с требованиями ст. ст. 17, 74, 85 - 88 УПК РФ исследовать в совокупности все собранные по делу доказательства, дать им надлежащую оценку, после чего, исходя из результатов исследования и оценки доказательств, решить вопрос о виновности или невиновности Б.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Кировского районного суда г. Томска от 23 апреля 2001 года, определение судебной коллегии по уголовным делам Томского областного суда от 7 июня 2001 года и постановление президиума Томского областного суда от 23 января 2002 года в отношении Б. отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд, в ином составе судей.

Меру пресечения Б. оставить содержание под стражей.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"