||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 8 августа 2002 г. N 71-о02-8

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Похил А.И.

судей - Степанова В.П. и Магомедова М.М.

рассмотрела в судебном заседании от 8 августа 2002 года кассационные жалобы осужденных Г., К., К.З., адвоката Шириной Ю.В. на приговор Калининградского областного суда от 29 ноября 2001 года, по которому

Г., <...>, судимый: 20.04.98 г. по ст. 115, 213 ч. 1 УК РФ на 2 года лишения свободы, освобожден 29.04.99 г. условно-досрочно на 10 мес. 10 дней; 19.06.2000 г. по ст. 111 ч. 2, 213 ч. 3, 73 УК РФ на 4 года 4 месяца лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года,

осужден к лишению свободы: по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ на 12 лет с конфискацией имущества; по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "н" УК РФ на 19 лет; по ст. 69 ч. 3 УК РФ на 23 года с конфискацией имущества; по ст. 70 УК РФ на 24 года с конфискацией имущества с отбыванием первых 5 лет в тюрьме, а остального срока в исправительной колонии особого режима.

К., <...>,

осужден к лишению свободы: по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ на 8 лет с конфискацией имущества; по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на 11 лет; по ст. 316 УК РФ на 1 год; по ст. 69 ч. 3 УК РФ на 13 лет с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

К.З., <...>,

осуждена к лишению свободы: по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ на 8 лет с конфискацией имущества: по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на 12 лет; по ст. 316 УК РФ на 1 год; по ст. 69 ч. 3 УК РФ на 13 лет с конфискацией имущества в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Степанова В.П., объяснения осужденного К. в поддержку жалобы и выступление прокурора Хомицкой Т.П., полагавшей доводы жалобы оставить без удовлетворения, судебная коллегия

 

установила:

 

осуждены: Г. за убийство В., а К. и К.З. - за заранее не обещанное укрывательство этого особо тяжкого преступления; все трое за разбойное нападение на С. и ее убийство группой лиц, сопряженное с разбоем.

В кассационных жалоба: Г. и в его защиту адвокат Ширина просят об отмене приговора и указывают, что Г. согласно договоренности на разбой нанес обухом топора один удар в область лба справа С., то есть причинил ей легкий вред здоровью и его действия охватываются ст. 162 ч. 2 УК РФ, причинение ей смерти не охватывалось его умыслом, а со стороны К. и К.З. имелся эксцесс исполнителей, а они его оговорили, будучи заинтересованными по делу. Действия братьев В. и В.А. были противоправными и они спровоцировали драку, в ходе которой Г. потерял контроль над собой и не помнит как и куда наносил удары потерпевшему, то есть действовал в состоянии аффекта или при превышении пределов необходимой обороны, но наступления смерти не желал, однако суд отклонил необоснованно ходатайство о проведении дополнительной судебно-психиатрической экспертизы. Кроме того, в больнице потерпевшему В. врачебная помощь не была оказана в полном объеме, что состоит в прямой причинной связи с наступлением его смерти.

К. просит об отмене приговора по ст. 316 УК РФ, поскольку согласия на укрывательство Г. не давал, а хозяйкой дома была К.З. В части разбоя и убийства указывает, что удары С. наносил по приказу своей жены, которая также ножом наносила ей удары, а Г. кроме первого удара, больше не наносил ей ударов, а они оговорили его, под влиянием его жены. Просит и о смягчении наказания с применением ст. 64 УК РФ с учетом его личности и состояния здоровья.

К.З. просит об отмене приговора и указывает, что не имела договоренности с Г. на применение насилия, опасного для жизни и здоровья С., который взял для этого топор, а Г. и К. ее оговорили и противоречия в их показаниях к ее не устранены, в которых обвиняют ее в организации преступления и убийстве, хотя нож, которым она пыталась ударить потерпевшую сломался и тяжкого вреда здоровью она не причинила, в дальнейшем удары той наносил ножом в грудь Г. Однако ни один удар не был смертельным и содеянное могло квалифицироваться по ст. 111 ч. 4 УК РФ. Суд при назначении наказания не учел ее второстепенную роль данные о личности состоянии здоровья и назначил чрезмерно суровое наказание и просит о его смягчении с применением ст. 64 УК РФ.

Судебная коллегия проверив материалы дела и доводы кассационных жалоб, судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения кассационных жалоб, которые опровергаются исследованными судом доказательствами.

Так, согласно заключению судмедэксперта на трупе В. обнаружены повреждения, образовавшиеся от 6 травматических воздействий, 5 из которых от воздействия колюще-режущим орудием одно повреждение от тупого предмета. Это согласуется с показаниями осужденного Г. тем, что именно ножом-"бабочкой" он нанес ранения по туловищу В. - в грудь с большой силой, о чем свидетельствуют длина раневых каналов и повреждения ребер при нанесении ударов. Все ранения в области груди были проникающими и одним из них был поврежден желудочек сердца. Смерть В., согласно заключению эксперта наступила от проникающих колото-резаных ранений груди, одно из которых сопровождалось проникающим ранением желудочка сердца, осложнившихся обильной кровопотерей и острым малокровием внутренних органов.

Оценив совокупность доказательств, признанных судом достоверными, суд сделал обоснованный вывод о виновности Г. в умышленном убийстве потерпевшего.

Доводы жалоб о совершении убийства в состоянии аффекта или при превышении пределов необходимой обороны проверялись судом и признаны несостоятельными, поскольку опровергнуты доказательствами по делу.

Также несостоятельны доводы жалоб о том, что смерть потерпевшего наступила от неоказании в полном объеме врачебной помощи, поскольку это опровергается заключением эксперта о причине смерти потерпевшего - от проникающих колото-резаных ранений груди, одно из которых сопровождалось проникающим ранением желудочка сердца, осложнившихся обильной кровопотерей и острым малокровием внутренних органов.

Несостоятельны доводы К. об отмене приговора по ст. 316 УК РФ, поскольку он не давал согласия на укрывательство Г., поскольку факт укрывательства осужденные подтверждали как на следствии, так и в суде, а также свидетель Г.Т. подтвердила, что К.З. приходила к ней 23 февраля 2001 года и просила денег для осужденного Г.

В ходе осмотра места происшествия обнаружен труп С. с колото-резаными ранениями груди и черепно-мозговой травмой, а рядом два кухонных ножа, один из которых сломан у основания клинка и топор.

Из заключения физико-технической экспертизы следует, что повреждения, обнаруженные на трупе С. и на предметах ее одежды, могли образоваться от ножей и топора, изъятых в ходе осмотра.

По заключению судмедэксперта смерть С. наступила от комбинированной травмы: множественных колото-резаных ран груди с повреждением сердца и верхней доли левого легкого и открытой тупой черепно-мозговой травмы, эта травма квалифицируется как тяжкий вред здоровью и находится в прямой причинной связи с наступлением смерти С. Повреждения в области головы могли образоваться от неоднократных ударов обухом топора, а в области груди от клинков ножей.

Исследовав доказательства в их совокупности суд сделал обоснованный вывод о том, что осужденные по предварительному сговору между собой, заранее вооружившись топором, а Г. и К., еще одев и маски и перчатки, напали на потерпевшую и требовали у нее ценности, то есть их умысел был направлен на применение насилия к потерпевшей при разбойном нападении, что подтверждается их подробными показаниями об обстоятельствах совершенного преступления, действиями каждого из них, которые согласуются с исследованными доказательствами.

К.З. знала о взятом Г. топоре и в момент нанесения ударов топором Г. и К. находилась рядом и требовала у потерпевшей ключи от автомашины и деньги, то есть все они выполняли объективную сторону разбоя и являлись соисполнителями.

Доводы осужденных об отсутствии умысла на убийство потерпевшей опровергнуты совокупностью исследованных доказательств, анализ характера и локализации телесных повреждений, способы их причинений - топором в область головы Г. и К. и ножами К.З. и Г. в область груди, свидетельствуют о том, что осужденные предвидели наступление смерти и желали этого и квалифицированы их действия как убийство группой лиц, сопряженное с разбоем, а Г. и неоднократно, правильно.

Личности осужденных исследованы с достаточной полнотой и объективностью.

Согласно заключению судебно-психиатрических экспертиз они в момент совершения преступлений признаков временного (болезненного) расстройства психической деятельности не обнаруживали, способны осознавать фактический характер своих действий и руководить ими, поэтому обоснованно признаны судом вменяемыми.

Необходимости в проведении дополнительных или новых экспертиз, в том числе и психологической не имеется.

Данных об оговоре осужденных друг друга не имеется. Вопрос о наказании осужденных разрешен с учетом характера и степени общественной опасности преступлений и обстоятельств их совершения, роли и степени участия каждого из осужденных в содеянном, данных о личности осужденных и смягчающих обстоятельств, а у Г. и отягчающего обстоятельства. Назначенное им наказание каждому, является справедливым и требования ст. ст. 6, 43, 60 УК РФ судом не нарушены. Оснований для смягчения наказания не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 373 - 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Калининградского областного суда от 29 ноября 2001 года в отношении Г., К. и К.З. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"