||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 7 августа 2002 г. N 19/1-кпо02-53

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

в составе председательствующего Шишлянникова В.Ф.

судей Иванова Г.П. и Микрюкова В.В.

рассмотрела в судебном заседании от 07 августа 2002 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденных А. и А.Х., адвоката Лебедева М.И. на приговор Ставропольского краевого суда от 24 апреля 2002 года, которым

А., <...>, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы:

по ст. 209 ч. 2 УК РФ сроком на 10 лет без конфискации имущества;

по ст. 205 ч. 3 УК РФ сроком на 12 лет;

по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "е", "з" УК РФ сроком на 17 лет;

по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "е", "з" УК РФ сроком на 12 лет;

по ст. 222 ч. 3 УК РФ сроком на 6 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, окончательно назначено А. 19 лет лишения свободы, без конфискации имущества, с отбыванием исправительной колонии строгого режима.

А.Х., <...>, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы:

по ст. 209 ч. 2 УК РФ сроком на 9 лет без конфискации имущества;

по ст. 205 ч. 3 УК РФ сроком на 13 лет;

по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "е", "з" УК РФ сроком на 18 лет;

по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "е", "з" УК РФ сроком на 13 лет;

по ст. 222 ч. 3 УК РФ сроком на 6 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, окончательно назначено А.Х. 20 лет лишения свободы, без конфискации имущества, с отбыванием исправительной колонии строгого режима.

По данному делу также осужден Б., в отношении которого приговор не обжалован.

Заслушав доклад судьи Шишлянникова В.Ф., объяснения адвоката Цурова И.И., поддержавшего кассационные жалобы об отмене приговора, мнение прокурора Козусевой Н.А., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

приговором суда братья А. и А.Х. признаны виновными в том, что в конце 2000 года вступили в одну из банд, действовавших на территории Чеченской Республики, в составе которой 22 июня 2001 года примерно в 10 часов в г. Грозном совершили акт терроризма - подрыв легковой автомашины, начиненной взрывным устройством, в результате чего умышленно причинили смерть двум и ранения четырем сотрудникам Курганского сводного отряда милиции, проезжавшим на автомашине "Урал" вблизи с заминированной осужденными автомашиной.

Кроме того, А. и А.Х. признаны виновными в незаконном приобретении, хранении, перевозке и передаче взрывного устройства, совершенных организованной группой.

В судебном заседании А. и А.Х. вину в содеянном не признали.

В кассационных жалобах:

осужденные А.Х. и А., не соглашаясь с приговором, просят его отменить и дело направить на новое рассмотрение, указывая на то, что они не совершали инкриминируемых деяний.

Адвокат Лебедев М.И., в интересах осужденных А. и А.Х., считает приговор незаконным, а осуждение А. и А.Х. необоснованным.

По мнению адвоката, суд односторонне и неполно исследовал доказательства, не допросил основных свидетелей А.В. и Б.Б., положив в основу приговора их противоречивые показания, полученные на предварительном следствии, очные ставки между названными лицами и А. и А.Х. не проведены. Не проводились очные ставки между обвиняемыми и свидетелем М., чьи показания также положены судом в основу приговора, хотя к ним следовало отнестись критически. Необоснованно, по мнению адвоката, суд сослался в приговоре как на доказательства вины, на показания самих А. и А.Х., которые они дали на предварительном следствии в результате применения к ним недозволенных методов расследования, в условиях нарушения их прав на защиту. Эти обстоятельства судом не проверялись. Как полагает адвокат, объективных доказательств, подтверждающих признательные показания А. и А.Х., по делу не добыто. Не проверено алиби А., о том, что 22 июня 2001 года он находился на приеме у врача стоматолога в четвертом микрорайоне г. Грозного.

Кроме того, в жалобе адвокат высказывает свое сомнение в том, по окончании предварительного следствия защитник обвиняемых был ознакомлен со всеми материалами дела.

С учетом доводов своей жалобы, адвокат Лебедев М.И. просит приговор отменить и дело в отношении А. и А.Х. производством прекратить.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и справедливым.

Вина А. и А.Х. в участии в банде и совершенных в ее составе преступлениях при обстоятельствах, указанных в описательной части приговора, полностью установлена совокупностью доказательств, анализ которых подробно приведен в приговоре, исследованных в судебном заседании всесторонне, полно и объективно.

Так, вина А. и А.Х. в содеянном подтверждается следующими доказательствами.

Допрошенный в ходе предварительного следствия А., признавая себя виновным, показал, что после окончания боевых действий в г. Грозном в апреле 2000 года познакомился с Тимуром, который предложил ему и его братьям А.Х. и А.Р. вступить в его группу (джамаат), которая занимается подрывами и обстрелами техники и военнослужащих федеральных сил в Чечне. При этом Тимур им рассказал о вооруженности группы огнестрельным оружием, гранатометом, о ее подчиненности эмиру Э. с позывным "Ассад". Он с братьями вступил в эту группу, которую впоследствии возглавил С. с позывным "Граф" и они получили позывные: А. - "Мансур", А.Х. - "Азан", А.Р. - "Рибат". Они занимались террористическими актами, обстреливали блок-посты федеральных сил, взрывали технику с военнослужащими. А. также пояснил, что в начале июня 2001 года С. дал ему задание заложить взрывное устройство в автомобиль и произвести подрыв проезжавшей мимо техники с военнослужащими федеральных сил. Для этой цели С. передал А.Х. 7000 рублей для покупки какого-нибудь автомобиля, в котором нужно будет замаскировать взрывное устройство. Через знакомого А.Х. приобрел автомашину "Жигули" синего цвета, которую он же с членом группы М. начинили взрывным устройством, изготовленным на основе противотанковой мины. 22 июня 2001 года примерно в 10 часов он, А., в соответствии с отведенной ему ролью перегнал заминированную машину на ул. Жуковского в г. Грозном и поставил примерно в 100 метрах от бани N 15, выполнив, таким образом, свою часть задания и ушел. Его брат А.Х. и М. находились в укромном месте с дистанционным пультом управления взрывом, произвели подрыв автомашины "Урал" и подрыв был удачным, то есть были убитые и раненые военнослужащие федеральных сил. За эту работу С. им платил деньги.

В ходе предварительного следствия А.Х., также признавал себя виновным и показывал, что в июне 2000 года вступил в вооруженную группу С. с позывным "Граф", в которой также состояли братья А. и А.Р., парень по имени Тимур с позывным "Вулкан". Их группа входила в большую группу - "джамаат" возглавляемую эмиром Э. Группа была вооружена автоматическим оружием, гранатометами и имела цель взрывать технику с военнослужащими федеральных войск, производить обстрелы блокпостов, то есть совершать террористические акты. Он принимал участие в проводимых их группой актах терроризма, но не во всех. В июне 2001 года он по поручению С. и на данные им деньги в сумме 7000 рублей приобрел для проведения теракта автомашину "Жигули" синего цвета и вместе с членом их группы М. 21 июня в багажник данной автомашины установили взрывное устройство, похожее на противотанковую мину. На место проведения теракта - на ул. Жуковского возле здания бани, машину, начиненную взрывным устройством, перегнал согласно договоренности брат А. 22 июня 2001 года, а он и М., находясь в укромном месте, стали поджидать появления цели. Когда мимо начиненной взрывчаткой автомашины проезжал автомобиль "Урал" с военнослужащими федеральных сил, то М. при помощи дистанционного управления, изготовленного из радиостанции "Кенвуд", произвел взрыв, после чего оба скрылись.

Оценив показания осужденных, суд обоснованно отдал предпочтение их показаниям при допросах в качестве подозреваемых от 24 июня 2001 года (т. 2 л.д. 103 - 106, 138 - 139), 25 июня 2001 года (т. 2 л.д. 107 - 110), 26 июня 2001 года (т. 2 л.д. 111 - 113), 29 июня 2001 года (т. 2 л.д. 141 - 143), в качестве обвиняемых от 28 июня 2001 года (т. 2 л.д. 114 - 117), 4 июля 2001 года (т. 2 л.д. 121 - 122, 164 - 165) и при осмотре места происшествия с их участием (т. 2 л.д. 124 - 127, 167 - 169), поскольку они согласуются между собой даже в деталях (о месте оставления машины, ее марке, цвете, о типе взрывного устройства, о марке подорванной машины), дополняют друг друга, не противоречат другим доказательствам и подтверждены ими, что, как правильно об этом указано в приговоре, свидетельствует об их правдивости и соответствии фактическим обстоятельствам, получены они в установленном процессуальным законом порядке, в том числе с участием адвоката.

Что касается доводов А. и А.Х. о применении в отношении них недозволенных методов ведения следствия, то они признаны судом не соответствующими действительности, голословными, не нашедшими своего подтверждения ни на предварительном следствии, ни в судебном заседании (т. 3 л.д. 3, т. 4 л.д. 68 - 69).

Вопреки доводам жалобы адвоката, проверялось, но не нашло своего подтверждения и алиби А., согласно которому А., в момент производства взрыва находился со своими друзьями у врача стоматолога. Это его утверждение, как правильно об этом указано в приговоре, не противоречит установленным фактическим обстоятельствам, поскольку взрыв автомашины был произведен примерно в 14 часов, а А., как установлено судом, выполняя свою роль, примерно в 10 часов припарковал в условленном месте машину "Жигули", начиненную взрывчаткой, и с места совершения преступления скрылся.

Принимая во внимание эти обстоятельства, а также учитывая, что об "алиби" А. впервые заявил только при окончании судебного следствия, суд обоснованно признал его надуманным.

Допрошенный на предварительном следствии М., показания которого оглашены в соответствии со ст. 286 УПК РСФСР в связи с неустановлением органами предварительного следствия и судом его местонахождения, показывал, что его дядя М.А., как член банды Ш.Б. получил позывной "Сайфула" и постоянно принимал участие в военных действиях против федеральных сил. Он же, "Сайфула", завербовал его и он вступил в банду С. Он же был знаком с братьями А. и А.Х., которые произвели подрыв бронетехники федеральных сил на ул. Жуковского в г. Грозном (т. 2 л.д. 155 - 160).

Судебная коллегия не может согласиться с доводами жалобы адвоката о неполноте судебного следствия из-за неявки свидетелей.

Как видно из материалов дела, судом принимались исчерпывающие меры к обеспечению явкой лиц, указанных в списке обвинительного заключения, в том числе свидетелей А.В. и Б.Б., однако обеспечить их явку не представилось возможным.

Как видно из материалов дела, свидетель А.В. выехал из Чеченской Республики и место его нахождения неизвестно (т. 4 л.д. 90), а свидетель Б.Б. не мог явиться в судебное заседание из-за болезни, что подтверждается справкой из медицинского учреждения (т. 4 л.д. 55).

При таких обстоятельствах суд обоснованно признал отсутствие данных свидетелей по причине исключающей их явку и правомерно, в соответствии с требованиями ст. 286 УПК РСФСР огласил показания, которые названные свидетели дали в ходе предварительного следствия.

Так, из показаний свидетеля А.В., которые он дал в ходе предварительного следствия, видно, что в начале июня 2001 года на рынке он встретился со своим знакомым А.Х., который высказал желание приобрести автомобиль по низкой цене. Зная, что односельчанин Б.Б. продает свой автомобиль ВАЗ-2101, он выяснил у последнего, что машина стоит 6000 рублей, но деньги на машину взял у А.Х. в сумме 7000 рублей, оставив себе 1000 рублей, а машину по его просьбе поставил на стоянку на ул. Дьякова и сообщил об этом А. (т. 2 л.д. 178 - 179).

Свидетель Б.Б. на предварительном следствии подтвердил показания свидетеля А.В., пояснив при этом, что испытывая нужду в деньгах, он решил продать свою машину ВАЗ-2101 синего цвета. В начале лета 2001 года встретился с А.В., который сказал, что машину желает купить А.Х. Он продал свою машину за 6000 рублей, передав ее А.Х. через А.В. (т. 2 л.д. 176 - 177).

Показания данных свидетелей, как об этом правильно указано в приговоре, соответствуют показаниям осужденных А. и А.Х. о времени приобретения машины, о ее цене, модели, цвете, о месте, где ее оставил А.В. и где ее забрал А., времени совершения преступления, и также подтверждают вину обоих осужденных в акте терроризма, в умышленном убийстве и покушении на убийство сотрудников Курганского сводного отряда милиции.

Потерпевшие А.А., В., Г. и А.Н. показали, что в составе сводного отряда милиции ГУВД Курганской области находились в командировке в Чеченской Республике. 22 июня 2001 года на автомобиле "Урал" двигались по ул. Жуковского в г. Грозном и произошел взрыв, в результате которого все они получили телесные повреждения различной степени тяжести (т. 2 л.д. 78 - 80, 82 - 84), что соответствует показаниям осужденных о времени совершения акта терроризма, месте его совершения, о типе машины, которая была подорвана.

Потерпевшие Б.-Т. и С.Н. пояснили, что их мужья летом 2001 года находились в служебной командировке в Чеченской Республике и 22 июня 2001 года в результате подрыва взрывного устройства погибли.

Согласно заключениям судебно-медицинских экспертиз, смерть С.С. наступила от массивной кровопотери при взрывной травме тела с полным травматическим отрывом верхней и нижней конечности справа, проникающим осколочным ранением живота с повреждением печени и петель толстого и тонкого кишечника. Данные телесные повреждения экспертом обоснованно квалифицированы как причинение тяжкого вреда здоровью по признаку опасности в момент причинения. Массивность и обширность повреждения головы не исключает применение взрывного устройства массивной силы воздействия (т. 2 л.д. 32 - 39), смерть Б.-Т.М. наступила от взрывной травмы с переломами костей свода и основания черепа с субдуральной гематомой и сдавлением мозга, что не исключено при взрыве взрывного устройства с последующим откидыванием тела о твердые тупые предметы или при ударе о выступающие части кузова автомобиля. Травма головы экспертом обоснованно квалифицирована как тяжкий вред здоровью по признаку опасности в момент причинения. На теле Б.-Т.М. также обнаружены ссадины и у него имелись переломы ребер и грудины с ушибом легких, происхождение которых возможно при вышеизложенных обстоятельствах (т. 2 л.д. 41 - 42), у А.Н. имелась ушибленная рана теменно-затылочной области, рваная рана левой кисти, у В. имелась рваная ушибленная рана теменно-затылочной области слева, у Г. имелась рана в области головы, сотрясение головного мозга. Названные повреждения экспертом обоснованно квалифицированы как легкий вред здоровью, так как они в каждом случае повлекли за собой расстройство здоровья на срок 5 дней, но менее 3-х недель (т. 2 л.д. 44 - 46, 48 - 50, 52 - 54), у А.А. имелся кровоподтек в области лба, который вреда здоровью не причинил (т. 2 л.д. 59 - 60).

Заключения вышеназванных экспертиз не противоречат показаниям как осужденных, так и потерпевших об имевшем место подрыве автомашины с работниками милиции.

Протоколом осмотра места происшествия установлено, что 22 июня 2001 года у дома N 133 по ул. Жуковского в г. Грозном был обнаружен взорванный автомобиль ВАЗ-2101 синего цвета, который в результате взрыва был полностью разрушен. На обочине дороги обнаружен автомобиль "Урал", у которого задние скаты пробиты, кабина деформирована, в бортах имеются многочисленные отверстия от осколков (т. 2 л.д. 15 - 19).

Данный протокол, как об этом правильно указано в приговоре, в полной мере соответствует и подтверждает показания осужденных А. и А.Х. о марке избранного ими автомобиля и его цвете, приобретенного для совершения акта терроризма, о времени и месте его подрыва, о марке автомобиля, на котором ехали работники милиции, о последствиях взрыва.

Согласно протоколу обыска в домовладении А., в ходе которого его мать А.З. добровольно выдала работникам милиции принадлежащий ее сыну А.Х. пистолет ПМ и патроны к нему, что также является доказательством участия осужденных А. и А.Х. в банде (т. 2 л.д. 146 - 147).

Из заключения судебно-баллистической экспертизы следует, что вышеназванный пистолет изготовлен заводским способом, является огнестрельным оружием, технически исправным и пригодным для использования по штатному назначению (т. 2 л.д. 152 - 153).

Оценив всю совокупность исследованных доказательств, суд пришел к выводу о доказанности вины осужденных в совершении вышеназванных преступлений. Этот вывод суда основан на тщательном анализе доказательств, в приговоре мотивирован и подвергать сомнению его обоснованность, оснований не имеется.

Действия А. и А.Х. квалифицированы судом по ст. ст. 209 ч. 2, 205 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "е", "з", 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "е", "з", 222 ч. 3 УК РФ.

Данная квалификация действий осужденных основана на доказательствах, она соответствует требованиям закона, в приговоре подробно мотивирована и является правильной.

Вопреки доводам жалобы адвоката, существенных нарушений уголовно-процессуального закона, прав А. и А.Х. на защиту, в том числе при выполнении следователем требований ст. ст. 201 - 203 УПК РСФСР, на что ссылается в своей жалобе адвокат Лебедев М.И., по делу допущено не было. (л. 106 - 114).

Наказание осужденным А. и А.Х. назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, данных о личности виновных, их роли в содеянном и всех обстоятельств дела, оно является соразмерным и справедливым, поэтому оснований для его смягчения, судебная коллегия не усматривает.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Ставропольского краевого суда от 24 апреля 2002 года в отношении А. и А.Х. оставить без изменения, а кассационные жалобы, - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"