||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 августа 1998 года

 

Дело N 5-Г98-51

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Кнышева В.П.,

    судей                                           Горохова Б.А.,

                                                  Василевской В.П.

 

рассмотрела в судебном заседании от 14 августа 1998 г. кассационную жалобу Саратовской ассоциации торговых предприятий на решение Московского городского суда от 28 мая 1998 г. по делу о признании недействительным постановления правительства г. Москвы и правительства Московской области "О временном введении в Москве и Московской области региональной системы идентификации качества алкогольной продукции и контроля за ее розничной реализацией" N 792-83 от 11.11.97.

Заслушав доклад судьи Василевской В.П., объяснения представителей Саратовской ассоциации торговых предприятий К. и администрации Московской области Г., а также заключение прокурора Корягиной Л.Л. об оставлении решения без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

правительства Москвы и Московской области 11.11.97 приняли совместное постановление N 792-83 "О временном введении в Москве и Московской области региональной системы идентификации качества алкогольной продукции и контроля за ее розничной реализацией".

Указанным постановлением на территории Москвы и Московской области розничная реализация алкогольной продукции разрешена только при обязательном наличии идентификационной марки на каждой единице алкогольной продукции.

Саратовская ассоциация торговых предприятий обратилась в суд с заявлением о признании данного нормативного правового акта недействительным по мотиву несоответствия положениям Конституции Российской Федерации и требованиям федерального законодательства.

По мнению заявителя, оспариваемое постановление нарушает права и свободы граждан, так как вводит дополнительные сборы и ограничение на свободное перемещение товаров из других регионов страны на территорию Москвы и Московской области, тогда как решение этих вопросов относится к исключительной компетенции и полномочиям Российской Федерации.

Решением Московского городского суда от 28 мая 1998 г. в удовлетворении заявления отказано.

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации, проверив материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы, находит решение суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

Отказывая ассоциации торговых предприятий в удовлетворении заявления, суд указал, что действующее федеральное законодательство позволяет органам власти субъектов Российской Федерации в целях защиты жизни и здоровья граждан принимать меры, направленные на предотвращение розничной реализации алкогольной продукции без идентификационной марки.

Установленные правительствами Москвы и Московской области законодательные нормы о введении региональной системы идентификации качества алкогольной продукции и контроля за ее производством, хранением и реализацией направлены на защиту здоровья и жизни населения и федеральному законодательству не противоречат.

Между тем данный вывод на законе не основан и является ошибочным.

В соответствии с ч. 1 ст. 8, ст. 74 Конституции Российской Федерации в Российской Федерации гарантируется единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности; на территории Российской Федерации не допускается установление таможенных границ, пошлин, сборов и каких-либо иных препятствий для свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств.

Установление правовых основ единого рынка относится к исключительной компетенции Российской Федерации (п. "ж" ст. 71 Конституции Российской Федерации).

Федеральным законом "Об акцизах" (в редакции Закона от 07.03.96) установлено, что акцизы - это косвенные налоги, включаемые в цену товаров, которыми на федеральном уровне облагаются алкогольная и спиртосодержащая продукция.

Согласно ст. 13 Федерального закона от 22.11.95 "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта и алкогольной продукции" (в редакции Федерального закона от 10.01.97 г.) исчисление и уплата налогов и сборов с алкогольной продукции производится в порядке и на условиях, которые устанавливаются законодательными актами Российской Федерации.

Алкогольная продукция с содержанием алкоголя свыше 6 процентов подлежит обязательной маркировке марками акцизного сбора или специальными марками, образцы которых, порядок и размеры их оплаты определяется Правительством Российской Федерации.

Постановлением Правительства Российской Федерации N 938 от 03.08.96 "О введении специальной маркировки алкогольной продукции, производимой на территории Российской Федерации" с 01.01.97 введена обязательная маркировка производимой и реализуемой на территории Российской Федерации алкогольной продукции специальной маркой, подтверждающей легальность ее производства и оплачиваемой производителями продукции с включением затрат на их приобретение в себестоимость алкогольной продукции.

Таким образом, федеральным законодательством и иными нормативными актами органам законодательной и исполнительной власти субъектов Российской Федерации не предоставлено право вводить дополнительную маркировку алкогольной продукции и устанавливать размеры ее оплаты.

Между тем анализ оспариваемого заявителем постановления правительств Москвы и Московской области N 792-83 от 11.11.97 (в редакции постановления N 42-3 от 20.01.98) свидетельствует о том, что в Москве и Московской области региональная система идентификации качества алкогольной продукции путем обязательной маркировки каждой единицы алкогольной продукции введена исполнительной властью с превышением своих полномочий и в нарушение изложенного выше федерального законодательства и нормативных правовых актов.

Как видно из приложения N 2 к обжалуемому постановлению и ст. 3 Закона г. Москвы "Об идентификации качества алкогольной продукции в г. Москве" идентификация качества алкогольной продукции и ее маркировка производятся на платной основе за счет средств организаций, постановляющих алкогольную продукцию, с последующим включением этих расходов в стоимость продукции при ее реализации населению (л.д. 34 - 35, 72).

Следовательно, идентификационная марка, введенная на реализуемую в Москве и Московской области алкогольную продукцию, по существу является косвенным дополнительным налогом с оборота, что федеральным законодательством не предусмотрено и противоречит требованиям ст. ст. 6, 18, 19, 20, 21 Закона Российской Федерации от 27.12.91 "Об основах налоговой системы в Российской Федерации", согласно которым акцизы относятся к федеральным налогам, двойное обложение налогом не допускается (одного и того же объекта, одним и тем же видом налога) и субъекты Российской Федерации не вправе устанавливать дополнительные налоги и сборы, не предусмотренные федеральным законодательством.

Согласно Закону Российской Федерации от 25.06.1993 "О сертификации продукции и услуг" (с изменениями и дополнениями от 07.08.98) и Постановлению Правительства Российской Федерации N 1019 от 15.08.97 "Об утверждении перечня документов, подтверждающих легальность производства и оборота этилового спирта и алкогольной продукции на территории Российской Федерации" документом, подтверждающим соответствие продукции установленным требованиям, является сертификат соответствия, который оформляется организацией-производителем, действует на всей территории Российской Федерации, и в этом случае никаких других дополнительных доказательств подтверждения соответствия продукции установленным нормам не требуется.

В связи с этим доводы заявителя, что идентификация качества алкогольной продукции, введенная на территории Москвы и Московской области, является одним из видов сертификации, заслуживают внимание.

Утверждение суда, что данная идентификация не является сертификацией продукции, а относится к числу исследований на предмет соответствия алкогольной продукции сертификату изготовителя в целях защиты здоровья и жизни населения, не отвечает смыслу, заложенному в нормативном акте, и противоречит требованиям закона.

В силу ст. 15 Закона Российской Федерации "О сертификации продукции и услуг", регулирующего правоотношения в области сертификации продукции, контроль и надзор за соблюдением изготовителями и органами по сертификации правил обязательной сертификации и за сертифицированной продукцией осуществляется Госстандартом России и иными специально уполномоченными государственными органами Управления Российской Федерации в пределах их компетенции.

Систему таких органов государственного контроля за производством и оборотом этилового спирта и алкогольной продукции и их функции в соответствии со ст. 18 Федерального закона "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта и алкогольной продукции" устанавливает Правительство Российской Федерации.

Данных о том, что созданные на основании постановления N 792-83 от 11.11.97 Московское государственное унитарное оптово-розничное предприятие по реализации алкогольной промышленности и государственная служба администрации Московской области по вопросам производства оборота этилового спирта и алкогольной продукции входят в эту систему и Правительством Российской Федерации наделены полномочиями государственного контроля в этой области, в том числе и за "соответствием алкогольной продукции сертификату изготовителя", ответной стороной не представлено и судом не выяснено.

На основании ч. 2 ст. 74 Конституции Российской Федерации в целях обеспечения безопасности, защиты и здоровья людей могут вводится ограничения перемещения товаров и услуг, но такие ограничения возможны лишь в соответствии с федеральным законом.

Принимались ли какие-либо на этот счет решения на федеральном уровне, из материалов дела не видно.

Признавая оспариваемый нормативный правовой акт полностью недействительным, как просил об этом заявитель, суд не учел, что приводимые в заявлении и объяснениях его представителя доводы касались лишь отдельных положений постановления правительств Москвы и Московской области N 792-83 от 11.11.97, связанных с введением в г. Москве и Московской области региональной системы идентификации качества алкогольной продукции и контроля за ее производством, хранением и реализацией п. п. 1, 2, 3, 5 и 12.1.

Оспаривал ли заявитель и по каким основаниям другие положения постановления, в том числе касающиеся принятия мер по обеспечению государственной монополии на алкогольную продукцию (п. п. 21 - 24), суд не выяснил, оставив это обстоятельство без внимания, тогда как решение постановил о признании нормативного правового акта недействительным в полном объеме.

Таким образом, по делу допущено неправильное применение норм материального права и существенное нарушение норм процессуального права, что в соответствии с п. 4 ст. 306 Гражданского процессуального кодекса РСФСР является основанием к отмене судебного решения в кассационном порядке.

При новом рассмотрении суду необходимо учесть изложенное, уточнить требования заявителя, определить пределы проверки законности обжалуемого постановления и постановить решение в строгом соответствии с требованием закона.

Руководствуясь п. 2 ст. 305, ст. 311 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Московского городского суда от 28 мая 1998 г. отменить и дело направить в тот же суд на новое рассмотрение.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"