||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 7 августа 2002 г. N 57-о02-31

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ермилова В.М.

судей Валюшкина В.А. и Колышницына А.С.

рассмотрела в судебном заседании 7 августа 2002 года кассационную жалобу осужденного С. на приговор Белгородского областного суда от 29 мая 2002 года, по которому

С., <...>, русский, несудимый, осужден по ст. 111 ч. 4 УК РФ на 12 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено назначить С. принудительные меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного лечения и наблюдения у психиатра от алкоголизма.

По этому же делу осужден П., приговор в отношении которого не обжалован и не опротестован.

Заслушав доклад судьи Валюшкина В.А., мнение прокурора Аверкиевой В.А., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

С. признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью М., совершенном с особой жестокостью, группой лиц, что повлекло по неосторожности смерть потерпевшего.

Преступление совершено в ночь с 28 на 29 декабря 2001 в гор. Грайвороне Белгородской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании С. вину не признал, пояснив, что действительно 28 декабря выпивали у П., который ссорился с находившимся там же М., а потом избивал последнего руками, ногами, кочергой и другими предметами. Не отрицая нанесения им М. нескольких ударов рукой, утверждает, что тот от них не мог скончаться.

В кассационной жалобе осужденный С., высказывая несогласие с приговором и считая, что он подлежит отмене, указывает на отсутствие у него умысла на убийство, на то, что его показания о нанесении М. всего нескольких ударов, не опровергнуты, объяснениям П.Т. в той части, что якобы он, С., наступал М. ногой на горло и что он не препятствовал избиению М., не дано критической оценки. Просит приговор изменить.

Проверив дело, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и справедливым.

Вывод суда о виновности С. в умышленном причинении здоровью потерпевшего тяжкого вреда, повлекшем по неосторожности его смерть, соответствует фактическим обстоятельствам уголовного дела и основан на доказательствах, анализ которых дан в приговоре.

С. в суде, как это видно из его показаний, фактически не оспаривал обстоятельств, при которых было совершено преступление, ссылаясь при этом только на нанесение им всего нескольких ударов М., от чего не могла наступить смерть последнего, а также на то, что он не наступал на горло потерпевшему и всячески препятствовал П. избиению потерпевшего.

Однако суд обоснованно не согласился с такими утверждениями С.

Так, из показаний свидетеля П.Т. следует, что она с мужем и дочерью легли отдыхать в комнате, а С. и М. - на диване на кухне. Через некоторое время оттуда послышалась возня, удары о стену и к ним в комнату вполз М. Она уложила того, но через некоторое время все повторилось. Выйдя с мужем на кухню, увидела, что М. и С. борются. Она вернулась, а муж остался. Через некоторое время раздался звон битого стекла, и по разговору супруга поняла, что тот разбил о голову М. две бутылки. Выйдя к ним, увидела М. с окровавленной головой. Потом М. удалось немного успокоить, муж лег отдыхать. После того, как М. через некоторое время с силой толкнул С., что тот влетел к ним в комнату, последний начал бить лежащего на полу М. руками и ногами. Муж, выйдя к ним, по разу ударил их и велел ложиться спать. Поскольку М. не успокаивался, супруг и С. стали прогонять его, вытолкали на улицу, но тот вернулся и опять стал приставать к супругу с вопросом, за что он его ударил. На просьбы успокоиться и ложиться спать, М. не реагировал. Через какое-то время она услышала звуки ударов, бормотание М. и опять звуки ударов. Видела, что С. избивает М., нанося удары по различным частям тела. На ее попытки вмешаться, муж прогнал ее и сказал, чтобы она не лезла не в свое дело. М. собрался уходить, но потом упал, держался за голову, говорил, что ему больно. Она предложила отвезти его в больницу, но супруг прогнал ее. Потом послышалось журчание воды, звуки ударов. Выйдя в кухню, увидела, что муж избивает М., нанося удары чайником, пластмассовым ковшом, металлическим совком. Увидев мужа разозленным, зашла в комнату. С кухни доносились удары. По указанию мужа убрала в кухне, поскольку все было в крови. М. лежал на полу и стонал, ни на что не реагируя. Затем супруг и С. вынесли М. наружу и бросили в снег. Тот стонал, и она по указанию мужа затащила М. в прихожую. Из последовавшего затем разговора поняла, что мужу и С. безразлично, выживет М. или нет. Поскольку тот лежал и стонал, С., по указанию ее мужа, наступил тому на горло обутой ногой. Потом муж вышел наружу, принес кувалду, несколько раз ударил ею М. и велел вынести того на улицу. Они с С. вытащили его в тамбур, но супруг велел занести обратно. Потом все легли спать. Она дождалась, пока муж и С. уснут, а сама побежала к соседям и сказала, чтобы те вызвали милицию.

По показаниям свидетеля Б. рано утром 29 декабря к ним прибежала П.Т. Она была в истерике. Ему удалось ее успокоить и та сказала, что убили кума (М.). По ее просьбе он вызвал милицию.

Согласно рапорту, 29 декабря 2001 года в 6 часов 35 минут Б. по телефону сообщил в дежурную часть Грайворонского РОВД о том, что в доме по <...> обнаружен труп М.

Согласно протоколу осмотра в домовладении <...> в прихожей обнаружен труп М. с многочисленными повреждениями в виде кровоподтеков, ссадин, ушибленных ран. В тамбуре дома, в прихожей, на кухне найдены множественные следы вещества бурого цвета. Следы аналогичного происхождения установлены на кувалде, дуршлаге, кочерге, совке, напильнике, осколках стекла, а также на снегу во дворе дома.

Как явствует из акта судебно-медицинской экспертизы, при исследовании трупа М. обнаружены множественные ушибленные раны в области головы, лица, правого локтевого сустава, грудной клетки, левого предплечья, левой кисти, множественные резаные раны головы, лица, кистей, переломы ребер, костей носа, а также ссадины и кровоподтеки различных частей тела. Эти телесные повреждения образовались от не менее чем 34 травматических воздействий. Смерть М. наступила от ушибленных и резаных ран головы и лица, осложнившихся массивной кровопотерей.

При дополнительном судебно-медицинском исследовании было уточнено, что обнаруженные у М. другие телесные повреждения: переломы ребер, костей носа, множественные кровоподтеки, раны на кистях явились способствующим фактором в наступлении смерти, поскольку также сопровождались внутренним и наружным кровотечением.

Резаные раны на голове, правой щеке, кистях могли возникнуть от ударов разбитой бутылкой; ушибленные раны на лбу и правом локтевом суставе - от ударов металлическим совком; ссадины треугольной формы и четырехугольной формы в области правого угла нижней челюсти, правого лучезапястного сустава и в левой подключичной области, кровоподтеки трех и четырехугольной формы на левом плече и левом бедре - от ударов напильником и кувалдой; ссадины левого коленного сустава и левой голени с закругленными концами - от ударов кочергой; ссадина на лбу и рана в затылочной области дугообразной формы - от ударов дуршлагом; переломы ребер - от ударов обутой ногой.

Согласно акту биологической экспертизы кровь на кочерге, металлическом совке, напильнике, кувалде, осколках стекла, пластмассовом ковше, домашних тапочках и кроссовках, а также на одежде П. и С., вероятнее всего произошла от М.

Что касается показаний П.Т., на которые С. ссылается в жалобе, то они не имели никакого преимущества перед остальными доказательствами и были оценены судом в совокупности со всеми сведениями, полученными по настоящему уголовному делу.

Всесторонне, полно и объективно исследовав обстоятельства дела, оценив представленные доказательства в совокупности, проверив все версии в защиту С. и обоснованно отвергнув их, установив причины имеющихся противоречий, суд пришел к правильному выводу о виновности С. в инкриминируемом ему преступлении, дав содеянному им правильную юридическую оценку.

То обстоятельство, что С. несколько раз предпринимал попытки предотвратить избиение П. потерпевшего М., никоим образом не ставит под сомнение обоснованность его осуждения за содеянное, тем более что суд не согласился с правовой оценкой действий С., данной ему органами предварительного следствия.

При назначении наказания суд в полной мере учел характер и степень общественной опасности преступления, данные о личности С., и все обстоятельства дела, в том числе, и противоправное поведение самого потерпевшего.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Белгородского областного суда от 29 мая 2002 года в отношении С. оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"