||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 августа 2002 г. N 21-о02-11

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Галиуллина З.Ф.

судей - Борисова В.П. и Бурова А.А.

рассмотрела 6 августа 2002 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденного Т. и адвоката Стенькина А.И. на приговор Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 21 февраля 2002 года, по которому

Т. <...>, несудимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "в" УК РФ на 13 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Борисова В.П., выслушав объяснения осужденного Т., адвоката Петровского А.А., просивших отменить приговор, мнение прокурора Третецкого А.В., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Т. признан виновным в убийстве С. 7 июля 2001 года рождения, заведомо для него находящейся в беспомощном состоянии.

Преступление совершено 5 октября 2001 года в г. Нальчике Кабардино-Балкарской Республики при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный Т. вину не признал.

В кассационных жалобах:

осужденный Т. считает приговор незаконным, ссылается на нарушения закона на предварительном следствии, на несвоевременное предоставление ему адвоката, на давление следователя при допросах. Указывает, что он оказывал первую медицинскую помощь потерпевшей, делал ей искусственное дыхание, массажировал, а его действия квалифицировали как убийство. Считает, что нельзя верить показаниям малолетней свидетельницы П., поскольку она отстает в развитии. Просит приговор отменить, а дело направить на новое судебное рассмотрение;

адвокат Стенькин А.И. также считает приговор незаконным, указывает, что ни суд, ни следствие не выяснили все обстоятельства по делу. Полагает показания свидетеля П. противоречивыми и вызывающими сомнения. Находит, что доводы Т. о том, что потерпевшая стала задыхаться, а он, видя это, стал оказывать ей медицинскую помощь, не опровергнуты. Утверждает, что повреждения в затылочной части головы потерпевшей не могли быть причинены кулаком. Считает, что при назначении Т. наказания не учтены все смягчающие его вину обстоятельства и назначено чрезмерно суровое наказание. Просит приговор отменить.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, судебная коллегия находит, что вина Т. в совершенном преступлении подтверждается его собственными показаниями, в которых он не отрицает, что оказывал потерпевшей медицинскую помощь, а также показаниями потерпевшей, свидетелей и другими материалами дела.

Так, в частности, из показаний потерпевшей С.Ф. видно, что 4 октября 2001 года поздно ночью приехал муж, Т. и какая-то девушка. Муж сразу уехал, а Т. и девушка остались ночевать. Ночью она проснулась оттого, что из комнаты вышел Т. и сказал, что девушка ушла, она вышла посмотреть, куда пошла девушка. Отсутствовала она примерно полчаса. Когда вернулась, к дому подъехал муж. В это время выбежала старшая девочка П. и сказала, что Т. убил С. Они забежали в дом, Т. стоял в комнате, и улыбался. Они стали кричать. Девочка была без кофточки и шапочки, и находилась в бессознательном состоянии. На подбородке у нее заметили ранку. Муж взял девочку на руки и заметил, что у нее голова мягкая, как будто нет хрящей. В больнице они обратили внимание на синяки у нее на шее. Позже П. рассказала им, что Т. душил С. рукой, а другой рукой бил ее. Также она показывала, что он брал ребенка сзади за голову и пытался дотянуть голову до колен.

Свидетель Г. дал аналогичные показания.

Из показаний свидетеля П. усматривается, что в тот день Т. ночью душил С. одной рукой. Другой рукой он кулаком бил ее по голове и телу. Бил из-за того, что С. плакала и выплюнула соску. Она спрашивала, что случилось, но Т. толкал ее ногой и не подпускал, а потом сказал, что С. ни она, ни мама с папой больше не увидят. Тогда она выбежала во двор и рассказала все маме.

Суд первой инстанции тщательно проверил данные показания и дал им надлежащую оценку.

Судебная коллегия такую оценку, данную судом этим показаниям, находит правильной, поскольку они последовательны и согласуются с другими имеющимися в материалах дела доказательствами, в том числе:

с протоколом осмотра места происшествия;

с актом судебно-медицинской экспертизы о том, что у С. обнаружены слабо выраженные кровоподтеки затылочно-теменных областей волосистой части головы, обширное кровоизлияние в мягкий лоскут головы с внутренней поверхности затылочно-теменно-височных областей, фрагментарный перелом костей свода черепа с переходом на основание, кровоизлияния над и под твердую мозговую оболочку, под мягкие мозговые оболочки, расцениваемые как тупая травма головы и закрытая черепно-мозговая травма. По признаку опасности для жизни квалифицируются как причинение тяжкого вреда здоровью и находятся в прямой причинной связи с наступившей смертью, являясь основной причиной смерти. Потерпевшей были также причинены кровоподтеки туловища, ушиб левого легкого, клетчатки средостения и прерванная механическая асфиксия;

с актом физико-технической экспертизы о том, что повреждения черепа потерпевшей образованы при прямом воздействии твердых тупых предметов. Повреждения шеи характерны для комбинированного удавления пальцами и кистью;

Доводы осужденного Т. о применении к нему недозволенных методов расследования, судом проверялись, и подтверждения не нашли.

Не состоятельны и доводы осужденного о том, что ему не сразу был предоставлен адвокат на предварительном следствии, поскольку из материалов дела видно, что адвокат ему был предоставлен перед первым допросом его в качестве подозреваемого, после чего он был задержан (л.д. 74, 75 и 78).

Доводы осужденного и его адвоката Стенькина А.И. о том, что нельзя верить показаниям свидетеля П., так как она является малолетней и отстает в своем развитии, являются необоснованными, поскольку данный свидетель допрашивался в присутствии педагога, ее показания последовательные и подтверждаются другими доказательствами, исследованными судом в судебном задании.

Доводы адвоката Стенькина А.И. о том, что у осужденного не было умысла убивать потерпевшую, что он оказывал ей медицинскую помощь, были предметом тщательного исследования в ходе судебного разбирательства, которые обоснованно признаны неубедительными. Как установил суд, все телесные повреждения потерпевшей могли быть нанесены только умышленно. Об этом свидетельствует неоднократность насильственного воздействия, локализация повреждений, способ нанесения вреда жизни. Т. при его жизненном опыте, среднем медицинском образовании не мог не осознавать при применении насилия, возможность и неизбежность смерти.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что суд первой инстанции правильно установил фактические обстоятельства дела и обоснованно пришел к выводу о виновности Т. в совершении данного преступления.

Действия Т. квалифицированы правильно.

При назначении наказания Т. суд обоснованно учел общественную опасность содеянного, обстоятельства дела, а также данные, характеризующие его личность. Назначенное ему наказание является справедливым и оснований для смягчения этого наказания, о чем ставится вопрос в жалобе адвоката, не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 21 февраля 2002 года в отношении Т. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"