||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 августа 2002 г. N 19кпо02-39

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Шишлянникова В.Ф.

судей Микрюкова В.В., Иванова Г.П.

рассмотрела в судебном заседании от 6 августа 2002 года кассационные жалобы осужденных С.В. и С., адвокатов Бруславской Н.В. и Кирсановой О.В. на приговор Ставропольского краевого суда от 5 марта 2002 года, которым:

С., <...>, гражданин РФ, образование 9 классов и ПТУ, холостой, не работал, проживал <...>, ранее судимый 29 мая 2001 года по ст. ст. 30 ч. 3, 158 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ к 2 годам лишения свободы условно, с испытательным сроком на 2 года, наказание не отбыто,

осужден по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 12 лет лишения свободы, с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "ж", "з" УК РФ на 15 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено 15 лет 6 месяцев лишения свободы, с конфискацией имущества.

На основании ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение С. по приговору от 29.05.2001 года.

На основании ст. 70 УК РФ частично присоединена неотбытая часть наказания по предыдущему приговору и окончательно назначено 16 лет лишения свободы, с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

С.В., <...>, гражданин РФ, образование 8 классов, холостой, не работал, проживал <...>, ранее судимый 29.05.2001 года по ст. ст. 30 ч. 3, 158 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ к 2 годам лишения свободы условно, с испытательным сроком на 2 года, наказание не отбыто,

осужден по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 12 лет лишения свободы, с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "ж", "з" УК РФ на 16 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено 16 лет 6 месяцев лишения свободы, с конфискацией имущества.

На основании ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение С.В. по приговору от 29.05.2001 года.

На основании ст. 70 УК РФ частично присоединена неотбытая часть наказания по предыдущему приговору и окончательно назначено 17 лет лишения свободы, с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

На основании ст. 97 ч. 1 п. "г" УК РФ применены к С.В. и С. принудительные меры медицинского характера лечение от алкоголизма.

Постановлено взыскать с С.В. и С. в пользу потерпевшей М.Е. в счет возмещения материального ущерба, в солидарном порядке 2 455 рублей, и с С.В. и С. по 25 000 рублей с каждого, в долевом порядке компенсацию морального вреда, всего 50 000 рублей.

Заслушав доклад судьи Микрюкова В.В., объяснения С.В. и С., поддержавших доводы жалоб, возражения прокурора Башмакова А.М. на жалобы, а также мнение о необходимости исключения из приговора указания о применении ст. 70 УК РФ обоим осужденным, а в остальной части приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда С.В. и С. признаны виновными в разбойном нападении, совершенном по признакам неоднократности, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением ножа, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей М., а также в умышленном убийстве малолетней потерпевшей М., заведомо для виновных, находящейся в беспомощном состоянии, совершенного группой лиц по предварительному сговору, сопряженного с разбоем.

Преступления совершены 22 октября 2001 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах:

Адвокаты Бруславская Н.В. и Кирсанова О.В. просят отменить приговор Ставропольского краевого суда от 05.03.2002 г. и прекратить уголовное дело за недоказанностью вины С. и С.В. в совершенном преступлении по тем основаниям, что протокол административного задержания С. и С.В. по ст. 165 КоАП РСФСР оформлен вместо протокола задержания в порядке ст. 122 УПК РСФСР, что является нарушением ст. 10 ч. 2; ст. 227 п. 8 КоАП РСФСР; выемка орудия преступления ножа произведена 22.10.01 г., а дактилоскопическая экспертиза назначена только 12.12.01 г.; лицо, обнаружившее нож - М.А., допрошена спустя месяц, после проведенной выемки; в протоколе не указано точное место обнаружения ножа; нож не признан вещественным доказательством, не осмотрен в качестве такового и не приобщен к делу, в нарушение ст. ст. 83, 84 УПК РСФСР; в нарушение ст. 141 УПК РСФСР составлен протокол выемки верхней одежды С. и С.В., в котором имеется несоответствие между местом составления протокола и местом производства выемки; в нарушение ст. ст. 83, 84 УПК РСФСР не признаны вещественными доказательствами, не осмотрены и не приобщены к делу в качестве таковых предметы верхней одежды С. и С.В.; в нарушение ст. 135 УПК РСФСР в качестве понятых при проведении отдельных следственных действий были приглашены операторы ЭВМ Кочубеевского РОВД, которые имели служебную зависимость и заинтересованность в деле; судебно-биологическая экспертиза по предметам верхней одежды С. и С.В. была назначена спустя месяц, после производства выемки данных предметов; в судебном заседании подтверждено алиби С. о том, что 22 октября с 9 до 10 часов он копал яму у Х., ходатайство защиты о допросе свидетелей, подтверждающих алиби не было удовлетворено; при допросе С.В. 25.10.01 г. в качестве подозреваемого, нарушены требования ст. 48 Конституции РФ и ст. 52 УПК РСФСР, а именно в том, что С.В. не была предоставлена реальная возможность иметь защитника с момента задержания.

Аналогичные доводы приведены в жалобах осужденных С. и С.В.

В возражениях государственный обвинитель просит жалобы оставить без удовлетворения, а приговор - без изменения.

Проверив материалы дела, доводы кассационных жалоб, судебная коллегия считает приговор суда подлежащим изменению.

Выводы суда о виновности осужденных основаны на доказательствах, всесторонне и полно исследованных и получивших соответствующую оценку в приговоре, а именно: показаниях потерпевшей М.Е., свидетелей П., М.А., Д., Б.В., С.Н., Х., Ш., В., Ш.С., осужденных С.В. и С., протоколе осмотра места происшествия, протоколе осмотра вещественных доказательств, заключении судебно-медицинской экспертизы, заключении биологической экспертизы.

Доводы, содержащиеся в кассационных жалобах о том, что осужденные С.В. и С. необоснованно привлечены к уголовной ответственности за разбойное нападение на М. и ее убийство являются несостоятельными и опровергаются материалами дела.

В судебном заседании исследовалась версия С. о том, что 22 октября 2001 года он копал яму у Х. и не мог совершить преступления, которая по мотивированному выводу суда не нашла свое подтверждение.

Эта версия опровергается показаниями свидетеля Х., данных при производстве предварительного следствия /л.д. 99/, где она показала, что Б., копающий смотровую яму запил и на выходные и в понедельник 22 октября у нее не работал. 22 октября, отправив детей в г. Невинномысск, она находилась дома одна. Она может утверждать точно, что С. и С.В. к ней домой в этот день не приходили. До этого, в четверг или пятницу 18 - 19 октября 2001 года С. приходил к ней и копал смотровую яму под машину. За работу она дала ему поесть и немного выпить спиртного. Это все было 18 - 19 октября, а не позже. 22 октября в обед сообщили, что убили девочку М. На следующий день сказали, что задержали С., С.В. Если бы кто-то из С., С.В. работал у нее дома в день убийства, то обязательно сопоставила бы эти факты, но С., С.В. у нее 22 октября не было.

В судебном заседании после изменения показаний, Х. указала, что сомневается, что именно 22 октября С. приходил копать яму и не может с достоверностью утверждать об этом.

Суд критически отнесся к измененным в суде показаниям свидетеля Х. и обоснованно принял ее показания данные в ходе предварительного следствия.

Не нашло своего подтверждения в суде и алиби С.В. о том, что якобы он в это утро 22 октября ездил в район фабрики в г. Невинномысск и сдавал цветной металл. Так в ходе предварительного расследования ни он, ни его брат не указывали об этих обстоятельствах, а напротив С.В. показывал, что 20 октября 2001 года он с братом сдали в приемный пункт цветной металл, который собирали на свалке два дня. За металл они выручили около 2000 рублей. Затем эти деньги они пропили.

В ходе предварительного следствия осужденные С., С.В. подробно в присутствии адвокатов и понятых рассказывали об обстоятельствах совершенного ими убийства М.

Что касается доводов жалоб относительно ходатайства адвоката о допросе дополнительных свидетелей, то, как видно из протокола судебного заседания адвокат Бруславская Н.В. отозвала свое ходатайство о допросе дополнительных лиц, с данным решением были согласны осужденные и адвокат Кирсанова О.В. (т. 2 л.д. 64).

В судебном заседании проверялись основания применения административных мер к С.В. и С. Кроме того, в приговоре использовались в качестве доказательств только следственные действия с осужденными, проведенными после их задержания в порядке ст. 122 УПК РСФСР по подозрению в совершении преступления.

Что касается доводов жалоб относительно выемки орудия преступления - ножа, то она произведена без нарушения норм уголовно-процессуального закона; протокол выемки оформлен надлежащим образом, в соответствии с требованиями ст. 141 УПК РСФСР, в котором указано место обнаружения ножа, кем выдан и при каких обстоятельствах; в протоколе имеются подписи всех участников следственного действия.

Об обстоятельствах обнаружения и выдачи ножа работникам милиции даны пояснения в суде свидетелем М. (т. 2 л.д. 52).

В судебном заседании проверялись обстоятельства выемки верхней одежды С., С.В. Суд не нашел оснований для признания протоколов выемки недопустимыми доказательствами и вынес обоснованное мотивированное решение (т. 2 л.д. 20 - 23).

Как видно из материалов дела допрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля по данным обстоятельствам, следователь прокуратуры Кочубеевского района Ш.С. показал, что бланки протоколов выемки являются типовыми, и он допустил техническую ошибку, указав, что произвел выемку в населенном пункте проживания С., хотя в начале протокола местом производства данного следственного действия указано с. Кочубеевское и выемку он производил в ИВС Кочубеевского РОВД. Допрошенные в судебном заседании по данному факту понятые, присутствовавшие на данном следственном действии и подсудимый С.В. подтвердили тот факт, что выемка была произведена в ИВС Кочубеевского РОВД во время и при обстоятельствах, указанных в протоколе (т. 2 л.д. 37, 40, 48).

Несостоятельными являются доводы жалоб о том, что в процессе предварительного следствия по данному делу были грубо нарушены требования ст. 84 УПК РСФСР, так как предметы верхней одежды С.В., изъятые органами предварительного следствия не были признаны вещественными доказательствами, осмотрены и приобщены в качестве таковых к уголовному делу.

Так в материалах уголовного дела имеется протокол осмотра ножа, предметов верхней одежды С. и С.В. как вещественных доказательств и постановление о признании их вещественными доказательствами и приобщении к материалам дела (т. 1 л.д. 160 - 162).

Судебная коллегия не может согласиться с доводами жалоб о том, что органами предварительного следствия при расследовании данного уголовного дела грубо нарушены требования ст. 135 УПК РСФСР. В ходе судебного следствия было установлено, граждане, принимавшие участие в следственных действиях по данному делу в качестве понятых действительно были операторами ЭВМ Кочубеевского РОВД. Однако они являются вольнонаемными служащими, т.е. гражданскими лицами, не имеющими никакой служебной зависимости и, тем более, косвенной заинтересованности в исходе дела. Эти граждане также не участвовали в данном деле в ином качестве. Требования ст. 135 УПК РСФСР не запрещают использовать таких лиц в качестве понятых при производстве следственных действий.

Несостоятельным является довод жалобы адвоката Кирсановой О.В. о том, что при допросе ее подзащитного С.В., в качестве подозреваемого 25.10.01 г., были грубо нарушены положения ст. 48 Конституции РФ и ст. 52 УПК РСФСР, гарантирующие право на защиту и пользование помощью адвоката с момента задержания.

В соответствии с ч. 2 ст. 48 Конституции РФ и на основании ст. 47 УПК РСФСР каждый задержанный имеет право пользоваться помощью адвоката с момента предъявления ему протокола задержания или постановления о применении меры пресечения в виде заключения под стражу, а на основании ст. 46 УПК РСФСР также с момента предъявления обвинения. На основании ст. 50 УПК РСФСР обвиняемый вправе в любой момент производства по делу отказаться от защитника, однако такой отказ не должен быть вынужденным. При задержании С.В. 25 октября 2001 года в порядке ст. 122 УПК РСФСР, а также при допросе его 25 октября 2001 года в качестве подозреваемого, ему неоднократно разъяснялось его право иметь защитника с момента задержания. Он отказался от услуг адвоката, о чем в протоколе разъяснения прав имеется запись, выполненная им собственноручно. Согласно имеющемуся в деле ордеру 26 октября 2001 года С.В. был предоставлен адвокат (т. 1 л.д. 68). Также следователем выполнены требования ст. 49 УПК РСФСР, предусматривающей обязательное участие защитника. Таким образом, были полностью соблюдены права подозреваемого С.В. на защиту. С учетом изложенного доводы жалоб защиты о нарушении конституционного права С.В. на защиту следует признать несостоятельными.

Что касается доводов жалоб о том, что дактилоскопическая и судебно-биологическая экспертизы проведены спустя длительное время, после изъятия вещественных доказательств, то данное обстоятельство не является основанием для отмены приговора, поскольку уголовно-процессуальным законом не определены сроки назначения судебных экспертиз по уголовным делам.

Доказательства, изложенные в приговоре, собраны в соответствии с требованиями ст. 69 и ст. 70 УПК РСФСР.

Действиям осужденных дана правильная юридическая оценка.

Наказания осужденным назначены в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, являются справедливыми и смягчению не подлежат.

При назначении С.В. и С. наказания, суд учитывал характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности каждого виновного, все обстоятельства дела, влияние наказания на исправление осужденных.

Вместе с тем из приговора следует исключить указание о применении ст. 70 УК РФ к обоим осужденным.

1 июля 2002 года введен в действие новый Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях. Примечание к статье 7.27 данного Кодекса признает мелким хищением чужого имущества, если стоимость похищенного имущества не превышает пять минимальных размеров оплаты труда, установленных законодательством.

В соответствии с Федеральным законом от 19 июня 2000 года N 82-ФЗ "О минимальном размере оплаты труда" с 1 января 2001 года минимальный размер оплаты труда установлен в сумме 200 рублей в месяц. (200 руб. x 5 = 1000 рублей).

Как видно из копии приговора Кочубеевского районного суда от 29 мая 2001 года С., С.В. осуждены по ст. ст. 30 ч. 3, 158 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ. Стоимость имущества, на которое покушались С., С.В. 23 марта 2001 года составляла 300 рублей, то есть меньше пяти минимальных размеров оплаты труда, установленных законодательством. Таким образом, действия С.В. и С. подпадают под административную ответственность.

Поскольку на С.В. и С. распространяются положения ст. 10 УК РФ, то они подлежат освобождению от наказания, назначенного по приговору Кочубеевского районного суда от 29 мая 2001 года.

При таких обстоятельствах из приговора следует исключить указание о присоединении С.В. и С. наказания по приговору Кочубеевского районного суда от 29 мая 2001 года в порядке ст. 70 УК РФ в виде шести месяцев лишения свободы, а также указание об отмене условного осуждения в порядке, предусмотренном ст. 74 УК РФ, а также ссылку на ст. 18 ч. 3 УК РФ.

Местом для отбывания наказания С.В. и С. необходимо определить в соответствии со ст. 58 ч. 1 п. "в" УК РФ исправительную колонию строгого режима.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Ставропольского краевого суда от 5 марта 2002 года в отношении С. и С.В. изменить, исключить указание о присоединении С.В. и С. наказания по приговору Кочубеевского районного суда от 29 мая 2001 года в порядке ст. 70 УК РФ в виде шести месяцев лишения свободы, а также указание об отмене условного осуждения в порядке, предусмотренном ст. 74 УК РФ.

Исключить из приговора ссылку на ст. 18 ч. 3 УК РФ.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ С. считать осужденным к 15 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ С.В. считать осужденным к 16 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы адвокатов Бруславской Н.В., Кирсанова О.В., осужденных С.В. и С. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"