||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 августа 2002 г. N 57-о02-26

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Галиуллина З.Ф.

судей Бурова А.А. И Борисова В.П.

рассмотрела в судебном заседании от 6 августа 2002 года кассационные жалобы осужденного С. и адвоката Дорохина В.Н. на приговор Белгородского областного суда от 19 апреля 2002 года, которым

С. <...> со средним специальным образованием, судимый 16 ноября 2001 года по ст. ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" и 325 ч. 2 УК РФ на 2 года лишения свободы, -

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п. "д" УК РФ на 16 лет, по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "н" УК РФ на 12 лет, по ст. 318 ч. 1 УК РФ на 3 года и по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний на 18 лет.

В соответствии со ст. 69 ч. 5 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено неотбытое наказание по предыдущему приговору и окончательно С. назначено лишение свободы на 18 (восемнадцать) лет 6 месяцев в исправительной колонии строгого режима.

По ст. ст. 30 ч. 3 и 167 ч. 2 УК РФ С. оправдан за недоказанностью.

Постановлено взыскать с С. в пользу Ч. в счет компенсации морального вреда 100000 рублей.

Заслушав доклад судьи Бурова А.А., объяснения адвоката Дорохина В.Н., поддержавшего доводы кассационной жалобы, и мнение прокурора Аверкиевой В.А., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

С. осужден за убийство Р. с особой жестокостью, покушение на убийство Е., неоднократно.

Он признан также виновным в угрозе применения насилия в отношении представителей власти - сотрудников милиции Е. и З. в связи с исполнением ими своих должностных обязанностей.

Преступления совершены 13 сентября 2001 года в пос. Чернянка Белгородской области при указанных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании С., признав себя виновным в убийстве, в остальном вину отрицал.

В кассационных жалобах:

осужденный С., ссылаясь на несогласие с приговором и чрезмерную суровость назначенного ему наказания, нарушение по делу уголовно-процессуального закона, ставит вопрос о пересмотре дела,

адвокат Дорохин в защиту С. указывает на односторонность и неполноту дознания, предварительного и судебного следствия, несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела, неправильное применение уголовного закона и несоответствие назначенного ему наказания тяжести преступления и личности осужденного. Экспертами-психиатрами не исследовался вопрос о нахождении его в состоянии патологического и физиологического аффекта. Помимо этого следовало назначить по делу повторную психиатрическую экспертизу, поскольку экспертами-психиатрами, проводившими амбулаторную экспертизу, он был признан невменяемым, а при проведении стационарной экспертизы - вменяемым. Несмотря на то, что потерпевшая Р. находилась в сильной степени алкогольного опьянения, не исследован вопрос, могла ли она в связи с этим испытывать в момент убийства особые страдания. Ссылается на то, что ничем не подтверждены показания потерпевшего Е. относительно нанесенного ему С. удара ножом, а также на то, что его угрозы носили безадресный характер. Никто не видел, открывал ли он при этом газ. Приговор в части осуждения С. по ст. 105 ч. 2 п. "д" УК РФ просит изменить, переквалифицировав действия последнего на ст. 107 УК РФ, а в остальном приговор отменить и производство по делу прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления.

Проверив материалы дела и обсудив приведенные в кассационных жалобах доводы, Судебная коллегия находит вывод суда о виновности С. обоснованным, подтвержденным исследованными судом доказательствами, анализ которых дан в приговоре, а доводы жалоб - неосновательными.

Как видно из материалов дела и показаний самого осужденного С., он 13 сентября 2001 года совершил убийство Р., при этом наносил ей удары кирпичом и топором.

По заключению судебно-медицинского эксперта ее смерть наступила в результате травматического шока, развившегося вследствие множественных переломов костей лица, хрящей гортани, рубленых ран на шее с повреждением трахеи и пищевода.

Из акта экспертизы усматривается, что потерпевшей было нанесено не менее 34 ударов. При этом телесные повреждения ей были причинены в области головы, лица, шеи, промежностей.

При таких данных суд пришел к правильному выводу, что убийство потерпевшей Р. было им совершено с особой жестокостью.

В деле нет данных, которые давали бы основание признать, что это убийство С. совершил в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного противоправными действиями потерпевшей.

Из показаний С. на предварительном следствии видно, что убийство последней он совершил в связи с тем, что она отказалась вступить с ним в половую связь.

Частичный отказ С. от показаний на предварительном следствии не исключает эти показания из числа доказательств, поскольку они объективно подтверждены его же показаниями при проведении следственного эксперимента об обстоятельствах совершенного им этого преступления.

В деле нет данных, которые давали бы основание признать, что он оговорил себя при даче указанных показаний на предварительном следствии.

Помимо этого он и сам не отрицает данные показания.

Потерпевшие Е. и З. подробно рассказали об обстоятельствах, при которых осужденный С. совершил покушение на убийство Е., нанеся ему удар ножом в грудь, однако лезвие ножа попало в находившееся в левом нагрудном кармане служебное удостоверение, а затем угрожал взорвать их вместе с домом с помощью бытового газа. При этом С. открыл на газовой трубе вентиль, зажег зажигалку и вновь повторил свою угрозу взорвать их вместе с домом. Они ощутили запах газа, поэтому восприняли его угрозы реально и выбежали из дома во двор. З. во дворе на газовой трубе закрыл вентиль и таким образом перекрыл подачу газа в дом. С. же выскочил из дома во двор и, зажав в руке какой-то предмет, продолжал угрожать им взрывом.

У суда не было оснований сомневаться в их показаниях.

Показания потерпевших Е. и З. объективно подтверждены показаниями свидетелей Т. и П., узнавших от них о том, как осужденный бросался на З. с ножом, однако удар пришелся в служебное удостоверение, и как он угрожал взорвать дом вместе с ними, протоколом осмотра служебного удостоверения сотрудника милиции Е., на котором имелась вмятина, протоколом осмотра ножа, которым по показаниям Е. осужденный наносил ему удар в левую часть грудной клетки, другими доказательствами, полно и правильно приведенными в приговоре.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона при проверке материалов дела не установлено.

Таким образом, вывод суда о виновности С. основан на добытых по делу доказательствах, достоверность которых не вызывает сомнений у кассационной инстанции.

Юридическая квалификация содеянного им является правильной.

По делу была проведена амбулаторная судебно-психолого-психиатрическая экспертиза. Проводившие ее эксперты пришли к выводу, что С. является невменяемым в отношении инкриминируемых ему деяний.

Однако для более глубокой и всесторонней проверки его психического состояния была проведена стационарная комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза.

В распоряжение экспертов была предоставлена в полном объеме вся медицинская документация на С. Кроме того, он сам находился на стационарном обследовании. Он знал и всячески пытался воспрепятствовать установлению его психического статуса. В частности, как отмечено в заключении экспертов, во время проведения ЭКГ исследования испытуемый держал во рту кусок магнита. Тем не менее обследование было проведено полно и всесторонне. Комиссия врачей психиатров в составе 5 человек высшей категории сделала однозначный вывод о том, что С. болезненным состоянием психики не страдает, на момент совершения инкриминируемых ему деяний временного психического расстройства у него не было, преступления совершил в состоянии простого алкогольного опьянения. Во время совершения преступлений в полной мере мог осознавать фактический характер, общественную опасность своих действий и руководить ими.

В судебном заседании оба заключения экспертов-психиатров были проверены. С учетом заключения экспертов-психиатров, проводивших стационарную экспертизу, обоснованность которого у суда не вызвала сомнения, суд пришел к правильному выводу, что осужденный С. во вменяемом состоянии совершил инкриминируемые ему деяния.

Наказание ему назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом содеянного, данных о личности, смягчающих обстоятельств и Судебная коллегия не находит оснований для его смягчения.

Поэтому кассационные жалобы удовлетворению не подлежат.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Белгородского областного суда от 19 апреля 2002 года в отношении С. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"