||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 августа 2002 г. N 83-о02-17

 

Председательствующий: Ходыкин А.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Говорова Ю.В. судей Истоминой Г.Н. и Пелевина Н.П.

рассмотрела в судебном заседании от 5 августа 2002 года кассационные жалобы осужденного М.А.Г., его законных представителей М.Г.С. и Г.Л.П., адвокатов Лобановского Ю.Е., и Аниськова О.Е. на приговор Брянского областного суда от 28 января 2002 года, которым

М.А.Г., <...>, ранее не судимый

осужден к лишению свободы по п. п. "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ сроком на 2 года, по п. "а" ч. 2 ст. 213 УК РФ сроком на 3 года, по п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 161 УК РФ сроком на 4 года, по п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 162 УК РФ сроком на 8 лет, по ч. 3 ст. 213 УК РФ сроком на 6 лет, по п. "и" ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 9 лет 6 месяцев, по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ сроком на 9 лет, по ч. 3 ст. 30, п. п. "з", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 7 лет.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено 10 лет лишения свободы в воспитательной колонии.

О.В.А., <...>, ранее не судимый

осужден к лишению свободы по п. "а" ч. 2 ст. 213 УК РФ сроком на 3 года, по п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 161 УК РФ сроком на 4 года, по п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 162 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ сроком на 5 лет.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено 7 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Постановлено взыскать в возмещение материального ущерба с М.А.Г. в пользу Д.С.Г. в 6 000 рублей, с М.А.Г., О.В.А. и Б.В.В. солидарно в пользу Л.Е.А. -540 рублей;

в счет компенсации морального вреда с М.А.Г., О.В.А. и Б.В.В. солидарно в пользу Л.К.В. 12 000 рублей, в пользу Л.Е.А. 5 000 рублей;

в доход государства с М.А.Г., О.В.А. и Б.В.В. солидарно 5 172 рубля 60 копеек, с М.А.Г. и Б.В.В. солидарно 2040 рублей 60 копеек.

М.А.Г. и О.В.А. признаны виновными и осуждены за хулиганство в отношении С.Ю.А. и П.В.Н., сопровождавшееся применением насилия к потерпевшим, группой лиц по предварительному сговору, а М.А.Г. и с применением предмета в отношении П.В.Н., используемого в качестве оружия, за открытое похищение имущества С.Ю.А. группой лиц по предварительному сговору, а М.А.Г. и неоднократно, за разбойное нападение на Л.Р.А., Л.К.В., В.Э.Л. группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, а М.А.Г. и с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего В.Э.Л., с применением в отношении него предмета, используемого в качестве оружия.

М.А.Г. осужден также за убийство из хулиганских побуждений П.В.Н., за покушение на убийство В.Э.Л., сопряженное с разбоем, неоднократно, за разбойное нападение на Д.А.Г. группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, за тайное хищение имущества Д.С.Г. с незаконным проникновением в жилище и причинением значительного ущерба гражданину.

Преступления совершены ими в период с 22 сентября 2000 года по 20 декабря 2000 года, а кража совершена М.А.Г. 5 июня 1999 года в г. Клинцы Брянской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., объяснения осужденного О.В.А. и его законного представителя О.С.М., адвоката Лобановского Ю.Е., поддержавших доводы жалоб, мнение прокурора Ерохина И.И., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационной жалобе адвокат Лобановский Ю.Е. в защиту М.А.Г. указывает, что суд постановил приговор на противоречивых показаниях осужденных на предварительном следствии, признав допустимыми их выборочные показания, которые подтверждают выводы о виновности М.А.Г., и не дал никакой оценки тем показаниям, которые его оправдывают.

Утверждение М.А.Г. о применении к нему незаконных методов ведения расследования не проверено судом, причины изменения им показания не выяснены.

На предварительном следствии при наличии противоречий в показаниях Б.В.В. и М.А.Г. их защищал один адвокат Шварцман И.М., что возможно и явилось причиной самооговора М.А.Г. Ходатайство защитника в судебном заседании о признании не имеющими юридической силы протоколов допросов и очной ставки, проведенных с участием адвоката Шварцмана И.М., было отклонено судом без указания мотивов.

Не выяснил суд и причину изменения показаний осужденными Б.В.В. и О.В.А. и не дал им оценку в совокупности с другими доказательствами. Считает, что О.В.А. и Б.В.В., зная о том, что М.А.Г. не помнит о событиях 19 декабря 2000 года, имели возможность согласовать свои позиции и оговорили М.А.Г.

Других доказательств, достоверно подтверждающих причастность М.А.Г. к совершению ряда преступлений, не имеется.

Подробно описывая обстоятельства обнаружения джинсов в доме Б.В.В., принадлежащих со слов последнего М.А.Г., а также внешний вид и размер джинсов, считает, что суд необоснованно признал их доказательством, подтверждающим виновность М.А.Г.

Орудие убийства П.В.А. - нож не обнаружен. Тем же ножом, который описывают подсудимые, невозможно было, по его мнению, причинить смертельное ранение потерпевшему.

Не было достоверно установлено время совершения преступления, а исходя из показаний О.В.А. исключается возможность совершения нападения осужденными на Л.К.В. и на П.В.Н. Кроме того Л.К.В. пояснил, что нападавших было 4 - 5 человек и описал их такие головные уборы, которых не было у подсудимых. Не совпадают по времени и нападения на В.Э.Л. и Д.А.Г., совершенные в одно и то же время в разных местах.

Ножа у М.А.Г. никто не видел. Потерпевший П.В.Н. рассказал Л.К.В., что ему наносили удары ножом трое нападавших, однако этот факт оставлен без оценки.

Не получили надлежащей оценки и факты других разбойных нападений. Л.Р.А. последовательно утверждал, что М.А.Г. и О.В.А. не принимали участия в нападении на него, что нападавшие были одеты в милицейскую форму, которой у М.А.Г. нет.

Не установлена роль М.А.Г. в нападении на С.Ю.А.

Исходя из этого, считает, что приговор постановлен на материалах односторонне и неполно проведенного следствия.

Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

В своей кассационной жалобе и дополнении к ней законные представители осужденного М.Г.С. и Г.Л.П., приводя аналогичные доводы, считают, что виновность их сына ни по одному пункту обвинения не доказана, в связи с чем назначение ему максимального срока лишения свободы является несправедливым. Кроме того, суд не мотивировал в приговоре причины отказа в применении амнистии к сыну за совершенную кражу.

Просят приговор отменить, дело прекратить за недоказанностью совершения им убийства и по амнистии за кражу.

Осужденный М.А.Г. в своей кассационной жалоба также ставит вопрос об отмене приговора и оправдании его, утверждая, что не совершал преступлений, за которые осужден.

Адвокат Аниськов О.Е. в защиту О.В.А. просит смягчить ему наказание, применив условное осуждение. По доводам его жалобы О.В.А. не имеет никакого отношения к разбойным нападениям, что подтвердили в судебном заседании потерпевшие Л.Р.А., В.Э.А. и С.Ю.А., а также подсудимые М.А.Г. и Б.В.В.

В возражениях на кассационные жалобы потерпевшие П.Г.Н., Л.К.В. просят приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденных в содеянном правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Доводы жалоб о непричастности М.А.Г. и О.В.А. к разбойным нападениям на Л.Р.А. и Л.К.В., а М.А.Г. и к разбойному нападению на Д.А.Г. не основаны на материалах дела и опровергаются следующими доказательствами.

Так, потерпевший Л.Р.А. пояснил, что из помещения дискотеки его вывели двое и кто-то еще шел сзади. На улице его избили три человека и сняли куртку, рубашку, туфли и ремень.

На предварительном следствии Л.Р.А. опознал Б.В.В. как участника нападения на него.

Осужденный Б.В.В. в судебном заседании признал себя виновным в нападении на Л.Р.А., пояснив, что совершил это преступление совместно с М.А.Г. и О.В.А.

Приведенным показаниям потерпевшего и осужденного Б.В.В. соответствуют и показания осужденных М.А.Г. и О.В.А. на предварительном следствии, согласно которым они втроем избили Л.Р.А. и похитили его вещи. При этом М.А.Г. пояснял также, что Б.В.В. предложил ему и О.В.А. избить Л.Р.А. и забрать его куртку, с чем они согласились.

Подтверждается виновность осужденных и показаниями свидетеля Б.В.М. о том, что М.А.Г. и его племянник Б.В.В. предложили ему купить куртку, которая якобы принадлежала М.А.Г., протоколом опознания данной куртки Л.Е.А.

Потерпевший Л.К.В. категорически утверждал в судебном заседании, что во дворе школы N 3 избили его и похитили вещи именно М.А.Г., Б.В.В. и О.В.А.

На предварительном следствии Л.К.В. опознал похищенные у него часы, которые были изъяты у Щ.

Свидетель Щ. наличие у него данных часов объяснил тем, что получил их от Б.В.В., по предложению которого поменялся с ним часами.

Показаниям потерпевшего соответствуют показания осужденных М.А.Г. и Б.В.В. на предварительном следствии, из которых следует, что они и О.В.А. избили во дворе школы N 3 незнакомого им мужчину, у которого М.А.Г. забрал наручные часы и передал их Б.В.В.

По эпизоду нападения на Д.А.Г. осужденный Б.В.В. пояснил в судебном заседании, что после нападения на В.Э.Л., встретили у магазина незнакомого мужчину, М.А.Г. и он вдвоем избили его и похитили бутылку вина и часы.

Осужденный М.А.Г. также не отрицал в судебном заседании факт нахождения с Б.В.В. на месте нападения на Д.А.Г.

На предварительном же следствии М.А.Г. признавал свое участие в избиении Д.А.Г. и похищении у него бутылки вина.

Приведенные показания осужденных согласуются с показаниями потерпевшего Д.А.Г., из которых следует, что его избили два незнакомых ему парня и похитили бутылку вина и наручные часы.

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о виновности М.А.Г. и О.В.А. в разбойных нападениях на Л.Р.А., Л.К.В., а М.А.Г. и в разбойном нападении на Д.А.Г.

Установлена роль М.А.Г. и в совершении хулиганства в отношении С.Ю.А.

Сам осужденный не отрицал в судебном заседании факт нанесения потерпевшему ударов рукой по телу.

Осужденные Б.В.В. и О.В.А. на предварительном следствии также поясняли об участии М.А.Г. в избиении С.Ю.А.

Потерпевший С.Ю.А. пояснил в судебном заседании, что 22 сентября 2000 года в 22 часа у здания налоговой полиции группа примерно из пяти незнакомых ему человек избили его, а затем сняли куртку, в карманах которой был калькулятор и зажигалка.

Свидетель Щ. пояснил, что он и С.Ю.А. 22 сентября 2000 года в 23 часу прогуливаясь по улице, шли следом за Б.В.В., М.А.Г. и О.В.А. Находясь от них на расстоянии метров 100, услышали крик мужчины и вернулись на дискотеку.

Приведенные доказательства подтверждают участие М.А.Г. в совершении хулиганства в отношении С.Ю.А. и открытом хищении его имущества. Тот факт, что другие возможные участники хулиганских действий в отношении С.Ю.А. не привлечены к уголовной ответственности, о чем указывается в жалобах, не может поставить под сомнение вывод суда о виновности М.А.Г.

Не может согласиться судебная коллегия и с доводами жалоб о непричастности М.А.Г. к убийству П.В.Н. и покушению на убийство В.Э.Л.

Осужденный М.А.Г. будучи допрошенным на предварительном следствии неоднократно пояснял, что вместе с Б.В.В. и О.В.А. избивал П.В.Н., и во время избиения он достал из кармана нож, которым нанес удары в спину лежавшему на земле потерпевшему. После этого, встретив на улице мужчину, он, О.В.А. и Б.В.В. избили и его, при этом он нанес мужчине не менее 20 ударов ножом в спину, бил до тех пор, пока нож не сломался, после чего он снял куртку с потерпевшего.

В судебном заседании М. также не отрицал факт своего участия в нападении на незнакомого мужчину во дворе школы N 9 и на незнакомого мужчину улице Калинина.

Этим показаниям М.А.Г. соответствуют показания осужденных Б.В.В. и О.В.А.

В частности, Б.В.В. пояснил в судебном заседании, что во дворе школы N 9 он, М.А.Г. и О.В.А. избили незнакомого им мужчину, нанесли ему удары ногами, а М.А.Г. наносил в спину лежавшего потерпевшего удары и блестящим предметом. После этого недалеко от магазина на улице Калинина они встретили В.Э.Л. и также втроем избили его и похитили куртку и наручные часы.

На предварительном следствии Б.В.В. пояснял, что М.А.Г. рассказал ему, что наносил удары потерпевшему ножом.

О.В.А. пояснил в судебном заседании, что во дворе школы N 9 М.А.Г., лежа на потерпевшем, наносил тому удары рукой в спину. Что было в руках М.А.Г., он не видел, но до нападения на потерпевшего он видел у М.А.Г. самодельный нож с рукояткой, обмотанной красной изолентой.

По эпизоду нападения на В.Э.Л. О.В.А. пояснил, что, встретив на улице Калинина потерпевшего, М.А.Г. и Б.В.В. стали его избивать. Он также схватил его за шею. Видел, что М.А.Г. лежал на потерпевшем и наносил ему удары.

На предварительном следствии О.В.А. пояснял, что видел, как М.А.Г. наносил В.Э.Л. удары ножом, а также о том, что М.А.Г. рассказал ему о нанесении ударов ножом П.В.Н.

Подтверждаются показания М.А.Г. о нанесении П.В.Н. и В.Э.Л. ударов ножом и заключениями судебно-медицинских экспертов, показаниями потерпевшего В.Э.Л., свидетелей Н., М.Х., П.Р., содержание которых подробно приведено в приговоре.

Соответствуют показаниям потерпевшего В.Э.Л. и свидетелей К., М.В., Н., Л.Б. и показания осужденных на предварительном следствии об обстоятельствах нападения на П.В.Н. и В.Э.Л., о месте совершения этих преступлений, о количестве нападавших.

Из показаний всех осужденных на предварительном следствии, в том числе и показаний самого М.А.Г., следует, что удары ножом потерпевшим П.В.Н. и В.Э.Л. наносил только М.А.Г. У Б.В.В. и О.В.А. ножа не было. Оснований не доверять этим показаниям осужденных не имеется.

Кроме того, Б.В.В. пояснил, что М.А.Г. после убийства П.В.Н. принес ему свои брюки, которые были обнаружены у него во времянке.

Согласно заключению эксперта на этих брюках обнаружена кровь, которая могли произойти за счет П.В.Н. и В.Э.Л.

Доводы осужденного о том, что данные брюки ему не принадлежат, поддержанные и в кассационных жалобах, были проверены в судебном заседании, и с учетом описания брюк, данного М.А.Г. на предварительном следствии, а также отсутствия у Б.В.В. оснований к оговору М.А.Г., суд правильно пришел к выводу о принадлежности джинсов, приобщенных к делу в качестве вещественного доказательства, именно М.А.Г.

Допрошен был М.А.Г. на предварительном следствии с соблюдением норм уголовно-процессуального закона. Доводы жалоб о нарушении его права на защиту в связи с осуществлением защиты его и Б.В.В. одним адвокатом Шварцманом являются несостоятельными. Из материалов дела следует, что данный адвокат осуществлял защиту только М.А.Г.

При таких обстоятельствах суд обоснованно признал достоверными и допустимыми показания М.А.Г. на предварительном следствии и пришел к выводу о том, что убийство П.В.Н. и покушение на убийство В.Э.Л. в ходе разбойного нападения на последнего совершил именно М.А.Г.

Приведенными доказательствами подтверждается и виновность О.В.А. в разбойном нападении на В.Э.Л., а потому судебная коллегия находит необоснованными доводы жалоб о его непричастности к совершению данного преступления.

Действия осужденных М.А.Г. и О.В.А. правильно квалифицированы судом по п. "а" ч. 2 ст. 213, п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 162, п. "а" ч. 2 ст. 161 УК РФ, а М.А.Г. и по п. "б" данной статьи.

Правильной является и юридическая оценка действий М.А.Г. по п. п. "в", "г" ч. 2 ст. 158, п. "и" ч. 2 ст. 105, п. "в" ч. 3 ст. 162, ч. 3 ст. 30, п. п. "з", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Вместе с тем осуждение М.А.Г. по ч. 3 ст. 213 УК РФ подлежит исключению из приговора по следующим основаниям.

Как установлено судом и следует из материалов дела, М.А.Г., Б.В.В. и О.В.А., увидев во дворе школы N 9 П.В.Н., договорились избить его. Догнав потерпевшего, они из хулиганских побуждений, грубо нарушая общественный порядок, стали наносить П.В.Н. удары кулаками и ногами по голове и другим частям тела, причинив легкий вред его здоровью.

В процессе хулиганских действий М.А.Г., действуя самостоятельно, решил убить П.В.Н. и с этой целью нанес потерпевшему удары ножом в область грудной клетки, причинив ему одно проникающее ранение задней поверхности грудной клетки с повреждением легкого и одиннадцать непроникающих колото-резаных ранение задней поверхности грудной клетки, правого и левого плеча. От проникающего ранения и развившейся кровопотери П.В.Н. в ту же ночь скончался в больнице.

Исследованные доказательства и установленные судом фактические обстоятельства свидетельствуют о том, что умысел у М.А.Г. на убийство П.В.Н. возник непосредственно в ходе совершения в отношении того хулиганских действий. Не ставя в известность об этом других участников хулиганства, действуя в условиях эксцесса исполнителя, М.А.Г. имевшимся у него ножом с целью убийства нанес удары потерпевшему, причинив ему смерть.

Таким образом, действия М.А.Г., начатые как менее тяжкое преступление - хулиганство, переросли в более тяжкое преступление - убийство, а потому нанесение осужденным М.А.Г. ударов руками и ногами по телу потерпевшего полностью охватывается составом преступления, предусмотренного п. "и" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Дополнительная квалификация действий М.А.Г. по ч. 3 ст. 213 УК РФ является излишней, в связи с чем осуждение его по данному закону подлежит исключению из приговора.

Наказание осужденному М.А.Г. назначено с учетом данных о его личности, условий их жизни и воспитания, уровня психического развития, всех обстоятельств дела, а также влияния назначенного наказания на его исправление.

Исключение осуждения М.А.Г. по ч. 3 ст. 213 УК РФ не является основанием для назначения ему по совокупности преступлений более мягкого наказания, поскольку это изменение приговора не связано с уменьшением объема действий осужденного.

Оснований для применения амнистии к М.А.Г. за кражу, о чем ставится вопрос в жалобе, в связи с совершением им тяжких и особо тяжких преступлений не имеется.

Наказание О.В.А. за каждое совершенное им преступление также является законным и справедливым.

Вместе с тем, наказание, назначенное ему по совокупности преступлений, подлежит смягчению.

При назначении наказания О.В.А. суд обоснованно признал исключительными совокупность смягчающих обстоятельств, таких как его несовершеннолетний возраст, первое привлечение к уголовной ответственности, положительные характеристики по месту учебы в институте и месту жительства, возмещение ущерба его родственниками потерпевшим, и назначил ему наказание по ч. 2 ст. 162 УК РФ ниже низшего предела, предусмотренного санкцией данного закона. Однако при назначении наказания О.В.А. по совокупности преступлений суд не в полной мере учел данные обстоятельства, в связи с чем назначенное ему по совокупности преступлений наказание подлежит смягчению.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Брянского областного суда от 28 января 2002 года в отношении М.А.Г. и О.В.А. изменить.

Исключить осуждение М.А.Г. по ч. 3 ст. 213 УК РФ.

По совокупности преступлений, предусмотренных п. п. "в", "г" ч. 2 ст. 158, п. "а" ч. 2 ст. 213, п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 162, п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 161, п. "и" ч. 2 ст. 105, п. "в" ч. 3 ст. 162, ч. 3 ст. 30, п. п. "з", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначить М.А.Г. 10 (десять) лет лишения свободы.

Смягчить наказание О.В.А., назначенное ему по совокупности преступлений по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ, до 5 (пяти) лет 6 (шести) месяцев лишения свободы.

В остальном приговор в отношении М.А.Г. и О.В.А. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"