||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 августа 2002 г. N 44-о02-55

 

Председательств.: Черемных С.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего Журавлева В.А., судей Яковлева В.К. и Червоткина А.С. рассмотрела в судебном заседании от 2 августа 2002 года кассационные жалобы осужденных Б., и К. на приговор Пермского областного суда от 21 февраля 2002 года, которым

К., <...>, ранее не судимый, -

осужден по п. п. "д", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 17 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Б., <...>, ранее не судимый, -

осужден по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ на 10 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать в пользу потерпевшей У.Р. компенсацию морального вреда с К. 300.000 рублей, с Б. и С. по 100.000 рублей.

По делу осужден также С., приговор в отношении которого не обжалован.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Яковлева В.К., объяснения осужденного Б., поддержавшего доводы своей жалобы, мнение прокурора Мурдалова Т.А., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

К. признан виновным в умышленном причинении смерти У., 13 сентября 1979 года рождения, с особой жестокостью, группой лиц, а Б. осужден за покушение на причинение смерти потерпевшему, совершенное группой лиц.

Преступление совершено ими в ночь на 19 апреля 1999 года в районе Нестюковского тракта Пермского района Пермской области при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании К. свою вину признал частично, а Б. виновным себя признал полностью.

В кассационных жалобах:

- осужденный Б. указывает, что не имел умысла на лишение жизни потерпевшему. Считает, что при назначении наказания суд не учел данные о его личности, состояние здоровья и назначил ему чрезмерно суровое наказание. Утверждает, что у него не было личного адвоката, который осуществлял бы защиту его прав и интересов полно и всесторонне.

- осужденный К., не оспаривая вину в причинении смерти потерпевшему, просит о проведении повторной судебно-медицинской экспертизы и исключить из приговора квалифицирующий признак "причинение смерти с особой жестокостью" и смягчить наказание.

В возражениях на жалобы осужденных потерпевшая У.Р. указывает о несогласии с доводами жалоб и просит приговор в отношении осужденных оставить без изменения, а жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив приведенные в кассационных жалобах доводы и возражения на них, судебная коллегия находит вывод суда о виновности Б. и К. в совершении указанных в приговоре преступлений обоснованным, подтвержденным исследованными судом доказательствами, анализ которых дан в приговоре, а доводы жалоб - несостоятельными.

Вина К. в умышленном причинение смерти У., а Б. - в покушении на убийство потерпевшего, установлена тщательно исследованными материалами дела, в том числе показаниями самих осужденных, свидетелей А., П., В., В.М., С.Г. и С.А., протоколом осмотра места происшествия, заключениями проведенных по делу экспертиз и другими исследованными доказательствами.

Как бесспорно установлено судом и следует из материалов дела, осужденные К. и Б. в ночь на 19 апреля 1999 года вывезли потерпевшего У. в район Нестюковского тракта, где на почве возникшей ссоры из-за куртки, принадлежащей осужденному по этому же делу С., умышленно, с целью причинения смерти, стали душить У. за шею шнуром. Когда потерпевший прекратил подавать признаки жизни, перенесли его из автомашины в поле. Здесь потерпевший стал подавать признаки жизни и К., с целью доведения умысла на убийство до конца, нанес потерпевшему имевшимся у него ножом не менее 36 ударов в грудь и шею, проявляя особую жестокость. От полученных телесных повреждений смерть потерпевшего наступила на месте преступления.

К такому выводу суд пришел обоснованно, на основании тщательно исследованных доказательств.

Осужденный К. и Б. и сами не отрицали обстоятельства, при которых они совершили указанное преступление и подробно рассказали, как Б. в группе с остальными осужденными пытался причинить смерть потерпевшему, затем К. один, нанося множественные удары ножом, причинил потерпевшему смерть.

Осужденный по этому же делу С. также подтвердил эти показания.

Показания даны осужденными в присутствии адвокатов, они соответствуют установленным по делу обстоятельствам.

Из протокола осмотра места происшествия от 30 апреля 1999 года усматривается, что труп потерпевшего У. обнаружен с признаками насильственной смерти на том же месте, где осужденные закопали его, примерно в 15 метрах от второстепенной дороги.

Заключением судебно-медицинской экспертизы установлено, что смерть его наступила от множественных колото-резаных ранений тела. Было нанесено потерпевшему не менее 36 ранений, в том числе 9 колото-резаных ранений в области шеи с повреждением крупных сосудов шеи, 27 колото-резаных ранений в области груди.

Из данного заключения видно, что все колото-резаные ранения могли быть причинены одним ножом, что подтверждается и показания самих осужденных.

При таких обстоятельствах, оценив все доказательства по делу в их совокупности, в том числе и показания допрошенных по делу свидетелей, суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины Б. в покушении на убийство потерпевшего группой лиц, а К. - в умышленном причинении смерти потерпевшему с особой жестокостью.

С учетом характера, локализации и множественности телесных повреждений, причиненных потерпевшему, суд обоснованно сделал вывод о том, что К., нанося потерпевшему множественные колото-резаные ранения в жизненно важные части тела (в область шеи - 9 и груди - 27), осознавал, что причиняет потерпевшему особые мучения и страдания, что опровергает доводы жалобы осужденного К. о том, что в его действиях отсутствует квалифицирующий признак причинения смерти с "особой жестокостью".

С утверждениями Б. о том, что он не имел умысла на причинение смерти потерпевшему, также нельзя согласиться, поскольку он, принимая участие совместно с другими осужденными в удушении потерпевшего, имел прямую цель на причинение смерти потерпевшему и когда потерпевший перестал подавать признаки жизни, был уверен, что наступила смерть потерпевшего. Но смерть потерпевшего не наступила помимо его воли, поэтому суд обоснованно сделан вывод о доказанности его вины в покушении на умышленное убийство потерпевшего.

Судом правильно квалифицированы действия Б. по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ как покушение на причинение смерти потерпевшего группой лиц, а действия К. - по ст. 105 ч. 2 п. "д" УК РФ как причинение смерти другому лицу с особой жестокостью.

Выводы суда мотивированы и основаны на всесторонне, полно и объективно исследованных доказательствах, не вызывающих сомнений, поскольку собраны они с соблюдением процессуальных норм.

С доводами жалобы Б. о том, что адвокат не осуществлял надлежащим образом защиту его прав, согласиться нельзя, поскольку защитником он был обеспечен своевременно, никаких замечаний по ненадлежащему осуществлению защиты его прав и интересов не было и ходатайств о замене адвоката им не заявлялось.

Таким образом нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, органами следствия и судом не допущено, адвокатами на следствии и в суде осужденные были своевременно обеспечены, положения ст. 51 Конституции РФ им разъяснялись.

Вместе с тем, судебная коллегия находит необходимым приговор в отношении К. изменить, по следующим основаниям.

По смыслу закона совершение преступления по сговору группой лиц понимается, когда в его совершении принимали участие двое и более лиц.

По данному делу установлено, что Б. с другими осужденными по данному делу лицами совершил покушение на убийство потерпевшего, а непосредственно в процессе лишения жизни потерпевшего участвовал К. один, что исключает возможность квалификации действий его как совершение убийства по сговору группой лиц.

При таких обстоятельствах, осуждение К. по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ является ошибочным и данный пункт подлежит исключению из приговора.

Однако это изменение приговора не может служить основанием для смягчения наказания, поскольку наказание К. и Б. в соответствии с требованиями закона с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, данных о их личности, в том числе и указанных в жалобах.

Гражданский иск разрешен судом правильно, размер компенсации морального вреда определен в реальных пределах, с учетом степени нравственных страданий потерпевшего.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Пермского областного суда от 21 февраля 2002 года в отношении К. изменить, исключить осуждение его по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

В остальном приговор о нем и этот же приговор в отношении Б. оставить без изменения, а кассационные жалобы К. и Б. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"