||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 августа 2002 г. N 31-о02-29

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего Журавлева В.А., судей Яковлева В.К. и Червоткина А.С. рассмотрела в судебном заседании от 2 августа 2002 года кассационный протест государственного обвинителя - прокурора Михайлова В.А. на приговор Верховного Суда Чувашской Республики от 12 апреля 2002 года, которым:

Я.В., <...>, не судимый, -

и

Я.В.П., <...>, ранее не судимый, -

оправданы по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "и" УК РФ за недоказанностью участия в совершении преступления.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Яковлева В.К., мнение прокурора Глумовой Л.А., поддержавшей протест, судебная коллегия

 

установила:

 

органами предварительного следствия было предъявлено обвинение Я.В. и Я.В.П. в умышленном причинении смерти Ф. по предварительному сговору группой лиц, с особой жестокостью и из хулиганских побуждений.

Преступление ими было совершено, как указывалось в обвинении, в ночь на 28 июня 2000 года по улице Чандровская гор. Чебоксары Чувашской Республики при изложенных в обвинительном заключении обстоятельствах и действия их были квалифицированы по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "и" УК РФ.

Суд первой инстанции, исследовав и оценив добытые доказательства, пришел к выводу о недоказанности в действиях каждого из обвиняемых состава преступления и постановил оправдательный приговор.

В протесте поставлен вопрос об отмене оправдательного приговора в отношении Я.В. и Я.В.П. с направлением дела на новое расследование. Обосновывая свою просьбу, автор протеста указывает, что вывод суда о недоказанности вины Я. в совершении убийства потерпевшего является преждевременным и основан на одностороннем, неполном исследовании собранных по делу доказательствах. В первоначальных показаниях в процессе предварительного следствия Я.В.П. и Я.В. не отрицали вину в убийстве потерпевшего, но суд, признавая, что эти показания Я. были получены с нарушением уголовно-процессуального закона, не оценил их в совокупности с другими доказательствами, подтверждающими их вину. По месту проживания Я. были изъяты ножи, которыми, согласно заключениям судебно-криминалистических экспертиз, не исключается причинение обнаруженных на трупе потерпевшего колото-резаных ран, протоколом осмотра места происшествия установлены следы волочения трупа, на одежде Я. обнаружены следы крови, происхождение которых от потерпевшего не исключаются.

По мнению автора протеста, с выводом суда о том, что по делу исчерпаны все возможности по собиранию дополнительных доказательств, нельзя согласиться и указывается, что в процессе нового расследования возможно проведение ситуационной судебно-криминалистической экспертизы на предмет установления механизма образования пятен крови на одежде Я., более тщательно проверить выдвинутые ими алиби с учетом всех их показаний и показаний свидетелей, установленных протоколом осмотра места происшествия данных и выводов проведенных по делу экспертиз.

В возражениях на протест оправданные Я.В.П. и Я.В., адвокаты Абросеев В.С. и Горобец Л.М. указывают, что суд всесторонне, полно и объективно исследовал собранные по делу доказательства и обоснованно пришел к выводу о недоказанности вины Я. и правильно постановил оправдательный приговор. Просят протест оставить без удовлетворения, а оправдательный приговор - без изменения.

Изучив материалы дела, обсудив доводы протеста и возражений на него, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии со ст. 309 УПК РСФСР если не доказано участие подсудимого в совершении преступления, суд постановляет оправдательный приговор.

Как видно из материалов дела, судом были исследованы все имевшиеся доказательства. В частности судом были допрошены как все перечисленные обвинением лица, которые якобы подтверждали вину обвиняемых в совершении преступления, так и дополнительные свидетели. При этом судом в соответствии с требованиями ст. 286 УПК РСФСР были оглашены и исследованы показания тех свидетелей, которые отсутствовали по причинам, исключающим возможность их явки в суд.

Оглашены и исследованы в судебном заседании все материалы дела.

Всем исследованным доказательствам судом дана надлежащая оценка.

Указанные в протесте предложения о возможности проведения нового расследования состоятельными признать нельзя, поскольку в них содержатся ссылки на то, что путем дополнительного расследования возможно установление механизма образования пятен крови на одежде Я., более тщательно проверить выдвинутые ими алиби о непричастности к преступлению с учетом первоначальных показаний Я. в совокупности с другими доказательствами.

Однако, судом уже проверялись поставленные в протесте вопросы и исследовав все собранные по делу доказательства в их совокупности, в том числе показания оправданных Я., потерпевшего, многочисленных свидетелей, также заключения проведенных по делу многочисленных экспертиз, дана надлежащая юридическая оценка.

Из материалов дела видно и судом установлено, что признательные показания Я. в процессе предварительного следствия получены с нарушением уголовно-процессуальных норм, они противоречивы и не подтверждены другими доказательствами.

Доводы Я. о том, что признательные показания об убийстве потерпевшего они вынуждены были дать в результате применения к ним недозволенных методов ведения следствия, тщательно проверены судом и признаны обоснованными, поскольку подтверждены имеющимися в деле доказательствами.

При этом судом установлено, что Я. были доставлены в районный отдел милиции 28 июня 2000 года и вплоть до оформления протокола об их задержании 30 июня 2000 года, с ними проводились следственные действия с нарушением уголовно-процессуальных норм, в связи с чем Я.В. вскрыл себе вены на обеих руках и лишь после этого, они оба вынуждены были дать признательные показания.

В 22 часа 30 июня Я.В. была оказана необходимая медицинская помощь после порезов рук, в последующем он доставлен в Чебоксарский городской травматологический пункт.

Из составленных сотрудниками ИВС МВД Чувашской Республики актов от 1 июля 2000 года видно, что при водворении Я. в ИВС, у них обнаружены множественные кровоподтеки, царапины.

Заключениями судебно-медицинских экспертиз установлено, что при освидетельствовании у Я.В. и Я.В.П. обнаружены множественные телесные повреждения, давность причинения которых соответствует времени, когда они оба находились в Московском РОВД гор. Чебоксары.

При таких обстоятельствах суд пришел к выводу, что признательные показания Я. получены с нарушением уголовно-процессуального закона и обоснованно признал их не имеющими юридической силы, что опровергает доводам протеста о том, что суд не дал надлежащей оценки показаниям Я.

Судом тщательно проверялись выводы судебно-биологических экспертиз об обнаружении следов крови на одежде Я.В.П. и Я.В.

Между тем, выемка предметов одежды у Я.В.П. произведена в Московском РОВД лишь 1 июля, а изъятие олимпийки и футболки у Я.В.П. официально не запротоколировано. При этом, на изъятых предметах одежды обнаружены множество следов, похожих на кровь, которых при задержании Я. 28 июня не было обнаружено.

Из показаний свидетелей Е., И., Я.Г., Ч., Ш., Ж., П. видно, что они не опровергают доводы Я. о непричастности к убийству потерпевшего. В частности, из показаний свидетелей видно, что утром 28 июня Я. были в той же одежде, что и накануне, а не в той, которую изъяли из их дома, никакой крови на их одежде в момент их задержания не было, также никаких телесных повреждений у них не имелось.

Из показаний свидетеля Ш. видно, что в ночь на 28 июня Ф. и Д. приходили к нему домой и продали ему рыбу, а когда после употребления спиртных напитков Д. и Ф. начали ссориться, он их выпроводил из дома, при этом встретил Я.В.П., который зашел к нему домой и ушел примерно через час.

Свидетель Ч. также подтвердила, что в ночь на 28 июня к ней приходил Я.В.П., но она его не пустила.

Из показаний свидетелей Д.В. и Д.С. также видно, потерпевший Ф. что в ночь на 28 июня вместе с Д.В. ходил в Чандрово, но утром Д.В. вернулся один.

В процессе предварительного следствия обследованы предметы одежды Я. и потерпевшего Ф., но на предметах одежды потерпевшего никаких следов наслоений волокон общей родовой принадлежности с волокнами, входящими в состав исследуемых предметов одежды Я., не обнаружено. Также не имелись никаких микрочастиц от одежды потерпевшего на предметах одежды Я., в подногтевом содержимом правой и левой руки потерпевшего каких-либо волокон, входящих в состав исследуемых предметов одежды Я., также под ногтями Я. микроволокна от одежды потерпевшего или части крови его не найдено.

Футболка, изъятая у Я.В., как видно из материалов дела, принадлежит Е.А., который дал эту футболку Я.В. 28 июня при его задержании.

Судом дана оценка также и выводам медико-криминалистической экспертизы, которым установлено, что возможность причинения обнаруженных на трупе потерпевшего ранений изъятыми у Я. ножами, не исключается. Но эти выводы экспертизы не являются категоричными и не исключается причинение обнаруженных на трупе ранений другими ножами, с аналогичными конструктивными особенностями.

Как видно из дела, Я.В. и его мать Я.Г. утверждают, что изъятый из их дома маленький нож был единственным ножом, используемым в хозяйстве и Я.В. никогда не носил этот нож с собой, а Я.В.П. и его брат Я.В. пояснили, что изъятый из их дома нож без ручки и никем не использовался ввиду отсутствия ручки

Эти доводы не опровергнуты материалами дела.

Заключением судебно-биологической экспертизы установлено, что на указанных ножах никаких следов крови не обнаружено.

Судом также исследованы показания свидетеля С. и установлено, что противоречивые показания он давал под воздействием сотрудников милиции и его показания, как обоснованно указано судом, также не подтверждены другими доказательствами по делу.

При установленных обстоятельствах, анализируя все собранные по делу доказательства в их совокупности, суд пришел к выводу, что бесспорных доказательств, подтверждающих вину Я. в причинении смерти потерпевшему в деле не имеется и обоснованно сделал вывод о недоказанности вины Я. в совершении преступления.

По мнению судебной коллегии, выводы суда первой инстанции о том, что возможности отыскания достоверных доказательств причастности Я. к причинению смерти потерпевшему исчерпаны, являются обоснованными, поскольку данное дело неоднократно рассматривалось в судебном заседании, при этом дело также возвращалось на дополнительное расследование.

Таким образом, оправдательный приговор Верховного Суда Чувашской Республики в отношении Я.В.П. и Я.В. является законным, обоснованным и оснований для его отмены не имеется.

В связи с этим доводы, изложенные в протесте государственного обвинителя, судебная коллегия находит не состоятельными.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Чувашской Республики от 12 апреля 2002 года в отношении Я.В. и Я.В.П. оставить без изменения, а протест государственного обвинителя - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"