||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 августа 2002 г. N 46-О02-44

 

Председательствующий: Чернова В.П.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Журавлева В.А.

судей - Кузьмина Б.С. и Мезенцева А.К.

рассмотрела в судебном заседании от 2 августа 2002 года дело по кассационным жалобам осужденного А. на приговор Самарского областного суда от 11 марта 2002 года, которым

А., <...>, несудимый, -

осужден по ст. 330 ч. 2 УК РФ к 3 годам лишения свободы; по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 14 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно к отбытию А. назначено 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. Разрешен гражданский иск.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Мезенцева А.К., выступление осужденного А., поддержавшего жалобы, возражения прокурора Шиховой Н.В., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

А. осужден за самоуправство, то есть самовольное, вопреки установленному законом или иным нормативным актом порядку совершение каких-либо действий, правомерность которых оспаривается гражданином, если такими действиями причинен существенный вред; убийство, то есть умышленное причинение смерти потерпевшему К., группой лиц.

Преступления совершены 9 марта 2001 года в гор. Тольятти Самарской области при обстоятельствах, изложенных в описательной части приговора.

В судебном заседании А. свою вину не признал.

В кассационной жалобе осужденный с приговором не согласен, полагая, что вывод о его виновность сделан на показаниях, полученных в ходе расследования с применением недозволенных методов; А. ссылается на то, что не дано надлежащей оценки показаниям свидетелей, не проверено его алиби, он считает, что выводы биологической экспертизы по образцам слюны на окурках не свидетельствуют о его виновности, на месте преступления отпечатков пальцев и следов обуви осужденного не обнаружено, на одежде осужденного следов крови не имелось; в жалобе утверждается о наличии обвинительного уклона в ходе расследования, указывается, что адвокатом А. не был обеспечен, допускались процессуальные нарушения; осужденный считает, что распечатка аудиозаписи его разговора с сокамерниками не свидетельствует о причастности к преступлению, поскольку речи об убийстве К. не велось; осужденный полагает, что приговор постановлен на предположениях, просит разобраться в деле и принять обоснованное решение; в дополнениях А. просит приговор отменить, меру пресечения изменить на подписку о невыезде; осужденным приводятся указанные выше доводы о своей невиновности, А. ссылается на нарушение УПК РСФСР, утверждает, что на следствии оговорил себя в связи с применением недозволенных методов, приговор постановлен на предположениях, доказательств его виновности не представлено, следов присутствия А. на месте убийства не установлено, на одежде осужденного следов крови не имелось; в жалобе указывается, что алиби А. не проверено; в последующих дополнениях осужденный просит приговор отменить, дело производством прекратить; А. также ссылается на изложенные выше доводы о своей невиновности, утверждает, что в момент убийства потерпевшего он находился у своего друга. Кроме того, осужденный утверждает, что его не ознакомили с протоколом судебного заседания.

Потерпевшая К.Г. в возражениях на кассационные жалобы осужденного просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах и в возражениях на жалобы, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности А. в содеянном подтверждаются совокупностью доказательств: анализом показаний осужденного на следствии и в суде, показаниями потерпевшей и свидетелей, протоколом осмотра места происшествия, заключениями судебно-медицинской, медико-криминалистической, судебно-биологической экспертиз и другими доказательствами, которые тщательно исследованы в суде и получили правильную оценку в их совокупности.

Все доводы А. в жалобах о его невиновности судебная коллегия находит несостоятельными. Указанные доводы проверены и в судебном заседании, опровергнуты материалами дела, подробный анализ которых изложен в приговоре.

В судебном заседании А. не отрицал, что был знаком с потерпевшим К., которому продал свою автомашину в связи с долгами. После продажи один брелок от сигнализации автомашины действительно остался у осужденного. Получив деньги за автомашину, осужденный рассчитался с долгами, потерпевшего больше не видел. Убийство К. не совершал, с посторонними лицами к нему не заходил.

Вместе с тем, допрошенный неоднократно, в соответствии с процессуальными нормами, после разъяснения положений ст. 51 Конституции РФ с участием адвоката, в ходе расследования, признавая вину в убийстве потерпевшего К. в соучастии с двумя не установленными следствием лицами, А. дал подробные и детальные показания об обстоятельствах и мотивах данного преступления.

При этом осужденный давал показания о таких обстоятельствах и моментах убийства, которые могли быть известны только непосредственному исполнителю преступления.

В частности, А. показывал, что после продажи автомашины К. последний остался ему должен 5000 рублей, которые длительное время не отдавал.

В начале марта 2001 года при посредничестве А. потерпевший отремонтировал автомашину мужчинам "кавказской национальности", у которых возникли претензии к качеству ремонта.

9 марта 2001 года осужденный встретился с указанными мужчинами, которые предложили поехать к К., забрать часть денег, выплаченных за ремонт, пообещали забрать и 5000 руб., которые потерпевший был должен осужденному.

Из показаний А. следует, что с двумя указанными мужчинами они приехали к потерпевшему, один из мужчин остался на лестничной площадке, а со вторым осужденный зашел в квартиру к К. Вдвоем они стали требовать 5000 руб., проценты за использование денег.

Знакомый осужденного ударил потерпевшего кулаком в лицо, а А. - нанес К. удар ножом в грудь, от которого тот упал на постель. После этого соучастник вновь ударил К. кулаком в лицо, а затем нанес два удара ножом в грудь. Потерпевший стал просить оставить его в живых, сообщил, что деньги находятся в альбоме для фотографий. После этого осужденный из квартиры вышел на лестничную площадку, а в квартиру вошел его второй знакомый.

Через некоторое время мужчины оба вышли с пакетом, передали ему 50 руб., сказали, чтобы он шел домой.

Потерпевшая К.Г. подтвердила, что ее муж действительно купил у А. автомашину ВАЗ за 15.000 рублей. От мужа ей было известно, что осужденный задолжал кому-то, этим и объяснялась продажа автомашины. К.Г. дала показания об обстоятельствах обнаружения трупа мужа, подтвердила факт обнаружения возле трупа ножа, в прихожей были разбросаны фотографии из фотоальбома, в котором хранились деньги, похищены деньги, видеомагнитофон, общий ущерб составил 9.000 рублей, является для нее значительным. Ключи и пульт дистанционного управления от автомашины она обнаружила в коробке от пылесоса, передала их зятю Л.

Свидетель Л. подтвердил указанные обстоятельства, пояснив также, что когда он пришел забрать со стоянки машину тестя, которую последний купил у А., от охраны узнал, что с 9 на 10 марта неизвестные лица пытались забрать эту автомашину, один из них представился зятем убитого. Поскольку каких-либо документов они не предъявили, автомашину им не выдали.

Л. показал, что авторемонтом они занимались совместно с тестем, в начале марта "кавказцам" ремонта потерпевший не производил.

Из показаний свидетеля Х. следует, что во время, о котором указывал А. в своих признательных показаниях, она через глазок в двери видела, что в квартиру К. зашли двое мужчин, русских по внешнему виду, один был пожилого возраста, а второй молодой.

Свидетели В., К.А., Ш., Н. дали показания об обстоятельствах, при которых не установленные следствием лица пытались в ночь на 10 марта 2001 года забрать со стоянки автомашину К. Указанные лица имели ключи от автомашины, завели двигатель, объясняли, что потерпевший ранен и находится в больнице. Поскольку неизвестные, один из которых представился "зятем" потерпевшего, каких-либо документов не предоставили, машину им, несмотря на угрозы, что они приведут "братву", не выдали.

Свидетель С. показал, что с А. был знаком, последний с отцом свидетеля занялись коммерцией, задолжали крупные суммы в связи с арендой автомашины, семья С. вынуждена была разменять квартиру, чтобы погасить долги. Аналогичные показания дали свидетели С.М., С.Т.

Вина осужденного подтверждена протоколом осмотра места происшествия, заключениями экспертиз, данные и выводы которых согласуются с признательными показаниями А.

Труп потерпевшего обнаружен по месту жительства со следами насильственной смерти, рядом с трупом обнаружен хозяйственный нож.

О признаках ножа А. дал показания, а позднее опознал данный нож из четырех сходных между собой ножей.

На ноже обнаружена кровь, которая может происходить от потерпевшего.

Установлено, что смерть потерпевшего К. наступила от слепых проникающих колото-резаных ранений грудной клетки с повреждениями внутренних органов и массивной кровопотерей.

Локализация и количество ранений соответствуют признательным показаниям осужденного.

Установленные ранения могли быть причинены ножом, изъятым по настоящему делу.

Из заключения судебно-биологической экспертизы следует, что на окурках, обнаруженных в квартире на месте убийства, установлено наличие слюны, которая может происходить как от осужденного с потерпевшим, так и от не установленного следствием третьего лица.

Согласно протокола расшифровки аудиозаписи разговора А. с сокамерниками, полученного с соблюдением процессуальных положений, следует, что осужденный рассказал об обстоятельствах убийства К. совместно с двумя преступниками.

Факты, о которых сообщил А. в ходе данного разговора, согласуются с признательными показаниями осужденного.

А. не отрицал, что на данной аудиокассете записан его голос. По поводу содержания разговора каких-либо убедительных объяснений осужденным дано не было.

В ходе осмотра места происшествия с участием адвоката и понятых осужденный также признавал свою вину в убийстве потерпевшего.

На следствии, кроме того, А., признавая свою вину с участием адвоката, утверждал, что убийство К. он совершил один. Эти утверждения осужденного получили надлежащую оценку в приговоре. Вместе с тем, данные показания также безусловно свидетельствуют о том, что А. принимал участие в убийстве потерпевшего.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, органами следствия и судом не допущено. Адвокатом А. был обеспечен, положения ст. 51 Конституции РФ ему разъяснялись, данных о применении недозволенных методов расследования из материалов дела не усматривается.

Доводы осужденного об этом проверялись и своего подтверждения не нашли.

Задержан А. спустя длительное время после убийства, ссылки его на отсутствие следов преступления на одежде, следов обуви на месте убийства не свидетельствуют о невиновности и являются несостоятельными.

Свою вину в убийстве потерпевшего осужденный признавал с участием адвоката, что исключает оказание какого-либо давления.

В соответствии со ст. 314 УПК РСФСР, в приговоре приведены доводы, почему признательные показания А. на следствии судом положены в основу приговора, изложены мотивы, по которым признаны надуманными последующие утверждения осужденного о своей невиновности.

Ссылки А. о наличии у него "алиби" судом проверялись и своего подтверждения не нашли. Допрошенный на следствии С.Р. "алиби" осужденного не подтвердил, суд признал именно эти показания свидетеля достоверными, поскольку убедительных аргументов в связи с последующим изменением показаний в суде свидетелем приведено не было. Первоначально А. доводов относительно данного "алиби" не выдвигал. Какой-либо причастности к убийству потерпевшего С. не усматривается.

Оснований для допроса в суде дополнительных свидетелей не имелось, протокол судебного заседания А. был представлен, но он отказался от ознакомления с протоколом.

Действия А. по ст. ст. 105 ч. 2 п. "ж", 330 ч. 2 УК РФ квалифицированы правильно, их юридическая оценка в приговоре надлежащим образом мотивирована.

В приговоре приведены бесспорные доводы о том, что осужденный принимал непосредственное участие в процессе лишения жизни потерпевшего совместно с неустановленными преступниками.

Из заключения судебно-психиатрической экспертизы следует, что А. не страдает каким-либо расстройством психической деятельности, является вменяемым.

Наказание осужденному назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, с учетом общественной опасности содеянного, обстоятельств дела и данных о его личности.

Оснований для смягчения наказания судебная коллегия не усматривает.

Гражданский иск судом разрешен в соответствии с законом, решение в этой части в приговоре мотивировано.

В суде потерпевшая гражданский иск поддержала только в части возмещения материального ущерба, в части компенсации морального вреда от исковых требований она в суде отказалась.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 373, 377, 379 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Самарского областного суда от 11 марта 2002 года в отношении А. оставить без изменения, кассационные жалобы А. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

ЖУРАВЛЕВ В.А.

 

Судьи

КУЗЬМИН Б.С.

МЕЗЕНЦЕВ А.К.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"