||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 августа 2002 г. N 48-О02-112

 

Председательствующий: Семак А.Д.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Журавлева В.А.

судей - Кузьмина Б.С. и Мезенцева А.К.

рассмотрела в судебном заседании от 2 августа 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных А., К. М., М.В., К.Л., адвокатов Рышмановой С.И., Альбрант В.В., Марманова В.М. на приговор Челябинского областного суда от 4 июля 2001 года, которым

А., <...>, несудимый, -

осужден:

- по ст. 33 ч. ч. 3, 4, 5, 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ к 13 годам лишения свободы;

- по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ 10 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. ч. 3, 4 УК РФ УК РФ путем частичного сложения наказания А. окончательно назначено 14 лет лишения свободы с конфискацией имущества, в исправительной колонии строгого режима.

К., <...>, судимый:

4 марта 1996 года по ст. 206 ч. 2 УК РСФСР к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден 22.09.1997 г. по отбытии наказания, -

осужден:

- по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "н" УК РФ к 15 годам лишения свободы;

- по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

- по ст. 325 ч. 2 УК РФ к штрафу в размере двухсот минимальных размеров оплаты труда - 20000 рублей.

На основании ст. 69 ч. ч. 3, 4 УК РФ по совокупности путем частичного сложения окончательно к отбытию К. назначено 20 лет лишения свободы с конфискацией имущества и штрафом в сумме 20000 руб. с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Ц., <...>, судимый:

20 сентября 1995 года по ст. ст. 15, 144 ч. 2 УК РФ к 2 годам лишения свободы, освобожден 6 сентября 1996 года по окончании срока, -

осужден:

- по ст. ст. 33 ч. ч. 3, 4, 5, 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ к 15 годам лишения свободы;

- по ст. 33 ч. ч. 3, 4, 5, 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 13 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

- по ст. 33 ч. 5, 286 ч. 1 УК РФ к 3 годам лишения свободы;

- по ст. 159 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ к 5 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. ч. 3, 4 УК РФ окончательно по совокупности Ц. назначено 18 лет лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии особого режима.

М., <...>, несудимый, -

осужден:

- по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ к лишению свободы на 15 лет;

- по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. ч. 3, 4 УК РФ окончательно по совокупности путем частичного сложения М. назначено 17 лет лишения свободы с конфискацией имущества, в исправительной колонии строгого режима.

М.В., <...>, судимый:

15 мая 1989 года по ст. 145 ч. 1, 189 ч. 2 УК РСФСР к 2 годам лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора;

4 ноября 1992 года по ст. ст. 15, 144 ч. 3, 144 ч. 3, 145 ч. 3 УК, 41 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы, освобожден 20.06.96 г., -

осужден:

- по ст. ст. 33 ч. ч. 4, 5, 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ к 15 годам лишения свободы;

- по ст. ст. 33 ч. ч. 4, 5, 162 ч. 3 п. п. "в", "г" УК РФ к 13 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

- по ст. 109 ч. 1 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. ч. 3, 4 УК РФ окончательно по совокупности назначено 17 лет лишения свободы с конфискацией имущества, в исправительной колонии особого режима.

К.Л., <...>, несудимый, -

осужден:

- по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ к 15 годам лишения свободы;

- по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

- по ст. 325 ч. 2 УК РФ к штрафу в размере двухсот минимальных размеров оплаты труда - 20000 руб.

На основании ст. ст. 69 ч. ч. 3, 4 УК РФ окончательно путем частичного сложения К.Л. назначено 17 лет лишения свободы с конфискацией имущества, со штрафом в 20000 руб., в исправительной колонии строгого режима.

Этим же приговором осуждены С., Б., Г., в отношении которых приговор не обжалован и не опротестован.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Мезенцева А.К., выступления осужденных А., М., М.В., К., адвоката Рышмановой С.Н., поддержавших жалобы, выступление прокурора Филимоновой С.Р., полагавшей приговор в отношении К. и К.Л. в части осуждения по ст. 325 ч. 2 УК РФ отменить за истечением сроков давности, а в отношении Ц. в части осуждения по ст. ст. 33 ч. 5, 286 ч. 1 УК РФ приговор отменить за недоказанностью вины, наказание смягчить, в остальном приговор оставить без изменения, судебная коллегия,

 

установила:

 

А. осужден за организацию, подстрекательство и пособничество в убийстве - умышленном причинении смерти потерпевшей К.В. группой лиц по предварительному сговору, сопряженном с разбоем; разбойное нападение группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей.

К. осужден за убийство - умышленное причинение смерти потерпевшей К.В. группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем; убийство - умышленное причинение смерти потерпевшей М.Н. группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем, неоднократно; разбойные нападения группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, неоднократно; похищение у гражданина важного личного документа.

Ц. осужден за пособничество в превышении должностных полномочий - совершение лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий, повлекшее существенное нарушение прав и законных интересов граждан и организаций, охраняемых законом интересов общества и государства; мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, группой лиц по предварительному сговору, лицом, с использованием своего служебного положения, с причинением значительного ущерба гражданину; организацию, подстрекательство и пособничество в убийстве - умышленном причинении смерти потерпевшей К.В. группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем; организацию, подстрекательство и пособничество в совершении разбойного нападения группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, неоднократно, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей.

М. осужден за убийство - умышленное причинение смерти потерпевшей К.В. группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем; разбойное нападение группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей.

М.В. осужден за подстрекательство и пособничество в убийстве - умышленном причинении смерти потерпевшей К.В. группой лиц по предварительному сговору, сопряженном с разбоем; подстрекательство и пособничество в совершении разбойного нападения группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей, лицом, ранее дважды судимым за хищение; неосторожное причинение смерти потерпевшему А.В.

К.Л. осужден за убийство - умышленное причинение смерти потерпевшей М.Н. группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем; разбойное нападение группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей; похищение у гражданина важных личных документов.

Преступления совершены в 1998 - 1999 гг. в г. Челябинске при обстоятельствах, изложенных в описательной части приговора.

В судебном заседании А. свою вину не признал, К., К.Л., Ц., М., М.В. виновными себя признали частично.

В кассационных жалобах:

- осужденный А. в кассационной жалобе и в дополнениях к ней утверждает о своей невиновности, просит приговор в отношении него отменить и дело производством прекратить; он полагает, что доказательств его вины не представлено, указания Верховного Суда РФ после отмены ранее постановленного в отношении А. приговора не выполнены; А. полагает, что в нарушение процессуальных положений и Конституции РФ необоснованно отказано ему в ходатайстве о рассмотрении дела судом присяжных; по мнению осужденного, приговор постановлен на основании ложных показаний его пяти "сообщников", доказательства, положенные в основу обвинительного заключения не исследованы и не получили в суде надлежащей оценки на предмет их допустимости; осужденный считает, что протокол осмотра места происшествия, заключения судебно-медицинских экспертиз, биологической экспертизы, протоколы опознания иконы, слайды, наказания осужденных К. и К.Л., М., М.В., Ц. на следствии в связи с процессуальными нарушениями не могут выступать в качестве доказательств; в жалобе утверждается, что выводы, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, приговор постановлен на противоречивых доказательствах, допущены односторонность и неполнота предварительного следствия, важные обстоятельства по делу не исследовались и не получили оценки; осужденный приводит подробный анализ обстоятельств и доказательств по делу; в последующих дополнениях осужденным также приводятся идентичные доводы и ставится вопрос об отмене приговора;

- адвокат Рышманова С.И. в кассационной жалобе и в дополнениях к ней, не соглашаясь с приговором, просит приговор в отношении А. отменить и дело производством прекратить; адвокат полагает, что участие А. в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 33 ч. 3, 4, 5, 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", 162 ч. 3 п. "в" УК РФ своего подтверждения не нашло, выводы суда не подтверждены доказательствами, исследованными в судебном заседании; по мнению адвоката, в нарушение положений ст. 353 УПК РСФСР суд при постановлении приговора назначил более суровое наказание, нежели имело место ранее, хотя после отмены первого приговора не установлены обстоятельства, свидетельствующие о совершении А. более тяжкого преступления, указания Верховного Суда РФ, изложенные в определении от 28.09.2000 года не выполнены; адвокат полагает, что вопрос о возможности получения К.В. телесных повреждений при обстоятельствах, указанных К., не выяснен, вывод суда об изготовлении А. слепков ключей от квартиры К.В. не подтвержден, предметы преступления не установлены, показания С.А. получены с нарушением УПК, противоречат показаниям К.Л.С.; адвокат ссылается на то, что в суде не был допрошен свидетель Ф., не исследованы вещественные доказательства, видеозапись следственного эксперимента; в жалобе утверждается, что выводы биологических, судебно-медицинских экспертиз, протоколы опознания, протоколы допроса С.А. не могут быть положены в основу приговора, поскольку получены с нарушением закона, важные обстоятельства по делу судом не исследовались и не получили оценку; адвокат ссылается на то, что осужденным не разъяснялись положения ст. 51 Конституции РФ, показания осужденных на следствии получены с применением недозволенных методов, потерпевшие и свидетели не предупреждались за дачу ложных показаний;

- осужденный К. в жалобе утверждает, что убийства М.Н. не совершал, они с братом случайно оказались очевидцами преступления, получив от убийцы деньги за молчание, на следствии дали неправдивые показания, уплатив им еще большую сумму, действительный убийца предложил одному из них взять преступление "на себя", просит дело направить для производства дополнительного расследования, утверждает, что потерпевшую убил ее муж М.С.; в последующих дополнениях К. также ссылается на то, что он с братом был только очевидцем преступления, за молчание заинтересованные личности уплатили им крупную сумму денег, а в последующем предложили более крупную плату, за то, чтобы осужденные взяли вину на себя, но обещаний не выполнили; по эпизоду с К.В. осужденный также утверждает, что оговорил себя и других осужденных и подписал уже готовые протоколы допросов, в чем его убедил следователь, обещая отпустить на подписку, проинструктировал, также следует дать показания об обстоятельствах убийства; после того, как ему было предъявлено обвинение по ст. 105 ч. 2 УК РФ за "двойное убийство", следователь успокоил, что это "формальность", в суде "статью переделают на грабеж и укрывательство"; по поводу изменения показаний в суде то это объясняет чувством своей вины перед М. и Ц.; К. полагает, что вина его не доказана, его только попросили помочь следствию, считает, что если А. совершил убийство, то и должен понести за это ответственность, а ему, напротив, дали наиболее меньший срок; в жалобе ставится вопрос о направлении уголовного дела для производства дополнительного расследования;

- осужденный Ц. в кассационной жалобе ссылается на нарушения Конституции РФ и норм международного права, просит приговор отменить и дело направить для производства дополнительного расследования; в последующих дополнениях Ц. просит приговор отменить, дело производством прекратить; он ссылается на то, что на следствии в суде вину не признавал, дал последовательные показания о том, что о готовящемся разбойном нападении и убийстве не знал, в части осуждения по ст. 159 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ не был осведомлен о хищении, выполнял свои обязанности по работе, по факту осуждения по ст. ст. 33 ч. 5, 286 ч. 1 УК РФ он ссылается на то, что С. он не знал и пособничества ему не оказывал; относительно разбойного нападения и убийства К.В. Ц. полагает, что в основу его обвинения положены показания на следствии К., полученные с применением недозволенных методов и от которых тот в суде отказался; Ц. утверждает, что доказательств его виновности в мошенничестве не представлено, по п. "в" ч. 2 ст. 159 УК РФ он осужден необоснованно, поскольку никакого служебного положения он не занимал; осужденный ссылается на то, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам по делу, важные обстоятельства не были учтены, выводы в приговоре содержат существенные противоречия, уголовный закон применен неправильно, допускались нарушения уголовно-процессуального закона, нарушен принцип презумпции невиновности, отказано в рассмотрении дела судом присяжных.

- адвокат Марманов В.М. просит приговор в отношении Ц. по ст. ст. 33 ч. ч. 3, 4, 5, 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", 162 ч. 3 п. "в", 159 ч. 2 п. п. "а", "в", "г", 33 ч. 5, 286 ч. 1 УК РФ и в отношении М.В. отменить; в жалобе, кроме того, указывается, что режим исправительной колонии Ц. необоснованно определен особый; в жалобе утверждается, что в материалах дела нет данных о наличии у Ц. умысла на совершение мошенничества в отношении У., в сговор на завладение водкой со С. Ц. не вступал, не знал, что тот является работником милиции, о хранении водки договаривался не Ц., выводы о виновности последнего основаны на противоречивых доказательствах; по эпизоду разбойного нападения и убийства К.В. в основу приговора положены показания на следствии К., от которых тот в суде отказался, заявив, что был "зол" на остальных осужденных и оговорил их, кроме того, К. "обещали освободить из-под стражи", показания его об обстоятельствах преступления противоречат другим доказательствам по делу, анализ которых подробно изложен в жалобе; по мнению адвоката, не принято необходимых мер по обеспечению полноты предварительного и судебного следствия, не установлено местонахождение похищенного имущества, важные свидетели по делу не были допрошены, существенные обстоятельства по делу не получили надлежащей оценки, не исследованы причины противоречий в показаниях осужденных, не указано, какие действия Ц. по эпизоду в отношении К.В. образуют состав преступления, осужденным не разъяснялись положения ст. 51 Конституции РФ, выводы биологической экспертизы, на которых также основан приговор, противоречат иным доказательствам по делу;

- осужденный М. в кассационной жалобе просит приговор отменить, дело направить на дополнительное расследование, ссылается на то, что выводы в приговоре не соответствуют фактическим обстоятельствам по делу; в дополнительной жалобе М. утверждает, что преступлений, вменяемых ему, не совершал, на следствии оговорил себя и других под психологическим воздействием следователя; М. утверждает, что в ходе расследования дал необходимые для следствия показания по эпизоду с К.В., опасаясь, что может быть привлечен к уголовной ответственности за убийство М.Н., чем ему пригрозил следователь, кроме того, угрозы высказывались в адрес дочери осужденного, протоколы осужденных подписывал, не читая, кроме того, был рад "рассчитаться" с К., который М. оговорил; после предъявления обвинения следователь успокоил его, пообещав, что действия М. "переквалифицируют на ст. 316 УК РФ", тем более, что в суде К. признался в убийстве; М. оспаривает выводы биологической экспертизы о наличии следов его пота на орудии убийства - шнуре, утверждая, что образцов крови у него не брали; осужденный утверждает, что он не был обеспечен надлежащей защитой в суде, не был представлен ему адвокат и на следствии, ставится вопрос об изменении меры пресечения; в последующих дополнениях идентичного содержания М. также утверждает, что на следствии дал необходимые следователю показания, оговорив остальных осужденных за обещанное ему наказание в 1 год условно по ст. 316 УК РФ;

- осужденный М.В. в кассационной жалобе просит приговор отменить, дело направить на дополнительное расследование, полагая, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела; в последующих дополнениях М.В. по эпизоду в отношении А.В. по ст. 109 ч. 1 УК РФ ссылается на положения ст. 37 УК РФ и просит от уголовной ответственности его освободить, в части осуждения его по ст. ст. 33 ч. 4, 5, 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", 33 ч. 4, 5, 162 ч. 2 п. п. "в", "г" УК РФ приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение на основании ст. 386 УПК РФ; осужденный утверждает, что по эпизоду в отношении К.В. он был вынужден оговорить себя в связи с применением недозволенных методов, однако каких-либо икон у К. и Ц. с убийства не брал и не принуждал их к погашению имевшегося долга; по утверждениям М.В., он был вынужден дать требуемые показания, опасаясь угроз привлечения к уголовной ответственности по факту смерти А.В., как за убийство из хулиганских побуждений, в последующем М.В. после предъявления обвинения в соучастии в разбойном нападении и убийстве намеревался изменить показания, но следователь убедил его, что в суде эти статьи "будут исключены"; в жалобе излагается подробный анализ показаний К. об обстоятельствах совершения преступлений в отношении К.В., указывается, что К. М.В. не изобличал, не подтвердили виновности последнего и свидетели И. и Е., осужденный А., нет доказательств, что М.В. продавал кому-либо иконы, по делу не установлено, кто душил потерпевшую, выводы суда основаны на предположениях; по эпизоду в отношении А.В. М. полагает, что судом не были использованы все предусмотренные законом меры для установления фактических обстоятельств дела, эксперты и ряд свидетелей в суде не были допрошены, суд ограничился материалами следствия; в жалобе указывается на то, что потерпевший находился в состоянии опьянения, вместе со своим знакомым учинил драку, приводятся доводы о том, что М.В. находился в состоянии необходимой обороны;

- адвокат Марманов В.М. просит приговор в отношении М.В. по ст. ст. 33 ч. 4, 5, 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", 33 ч. 4, 5, 162 ч. 2 п. п. "в", "г" УК РФ отменить, приводит доводы, свидетельствующие о невиновности М.В., изложенные в отношении и осужденного Ц., о чем указано выше, утверждает о нарушении уголовно-процессуального закона; в жалобе указывается, что из материалов дела следует, что М.В. и Ц. в квартире потерпевшей не были и не принимали непосредственного участия в завладении ее имуществом;

- адвокат Альбрант В.В. в кассационной жалобе и в дополнениях к ней с приговором в отношении М.В. не согласен, ставит вопрос о переквалификации его действий со ст. ст. 33 ч. 4, 5, 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", 33 ч. 4, 5, 162 ч. 3 п. п. "в", "г" УК РФ на ст. 175 ч. 1 УК РФ; по ст. 109 ч. 1 УК РФ указывается, что М.В. подлежит оправданию за отсутствием в его действиях состава преступления; адвокатом приводятся доводы о том, что по делу не представлено доказательств о наличии у М.В. умысла на подстрекательство и пособничество в убийстве К.В. с целью завладения ценностями, действия М.В. представляли собой заранее не обещанный сбыт имущества (иконы), добытого преступным путем; по эпизоду с А.В. адвокат ссылается на то, что потерпевший сам спровоцировал драку, данных о том, что осужденный наносил удары, не представлено;

- осужденный К.Л. в кассационной жалобе с приговором не согласен, утверждая, что они с братом оказались случайными очевидцами убийства потерпевшей М.Н., которую, как следует из содержания жалобы, убил ее муж - М.С.; К.Л. утверждает, что за их молчание М.С. передал 5 тыс. руб., золотые изделия, норковую шапку, дубленку, швейную машинку, шапку из чернобурки; позднее М.С. уплатил им 50 тысяч рублей, чтобы они с братом взяли вину в убийстве на себя, обещая еще оказывать материальную помощь. Из жалобы следует, что указанные деньги осужденные разделили; кроме того, М.С. передал им документы на автомашину; осужденный полагает, что вина их в убийстве потерпевшей своего подтверждения не нашла, выводы трасологической экспертизы не свидетельствуют о их виновности; осужденный утверждает, что он только скрыл факт преступления, просит приговор отменить по вновь открывшимся обстоятельствам, дело направить на дополнительное расследование;

- потерпевший М.С. в возражениях на жалобы осужденных доводы, изложенные в кассационных жалобах, полностью отрицает.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах и в возражениях на жалобы, судебная коллегия находит приговор суда в отношении К., К.Л., Ц. подлежащим изменению.

Вина осужденных в содеянном подтверждена совокупностью доказательств: анализом показаний осужденных на следствии и в суде, показаниями потерпевших и свидетелей, протоколами осмотра места происшествия, заключениями судебно-медицинских, технической, трасологической экспертиз и другими доказательствами, которые исследованы в суде и получили правильную оценку в их совокупности.

В частности, по эпизоду мошенничества Ц. в суде признал, что У. в феврале 1998 года находился в фирме и Б. сообщил, что необходимо продать водку, документы на которую у потерпевшего. Водку отвезли в кафе "Романтика". Через месяц Б. сообщил, что водкой "интересуется" милиция и ее нужно перевезти. Ц. договорился с К.П. о хранении водки в магазине, позднее видел, что водку сгрузили в "Газель" и отвезли в гараж к О.

В ходе расследования Ц. не отрицал, что именно он договаривался о хранении водки в магазине, принимал участие в вывозе водки в гараж, полагал, что организатором преступления являлся Б.

Из показаний С., работавшего в указанный период оперуполномоченным УБЭП ГУВД, следует, что он действительно изымал водку, принадлежащую У., однако убедительных доводов относительно законности и оснований такого изъятия не привел.

Осужденный Б. в суде показал, что от Ц. и Г. ему было известно, что они "нагрели" У. на водке, понял, что в указанной операции замешан работник милиции.

В ходе расследования Б. также подтверждал, что Ц. и Г. предлагали ему с помощью работника милиции "изъять" водку У., последнему об истинной судьбе водки он не говорил.

Из показаний Г. в суде следует, что он понимал, что изъятие водки У. не обошлось без Б., видел водку У. у Л. в фирме, указанную водку реализовывали, распивали.

На следствии Г. свою вину признавал и дал подробные показания об обстоятельствах совершенного мошенничества, в котором принимали участие Ц., Б., сотрудник милиции и в результате которого была похищена водка, принадлежащая У.

Вина осужденных подтверждена потерпевшим У., показавшим об обстоятельствах, при которых у него была изъята С. водка. В последующем Б. посоветовал ему "никуда не лезть".

Показания, уличающие С. в мошенничестве и незаконном изъятии водки даны свидетелем М.М.

Об обстоятельствах, при которых хранилась, перегружалась похищенная водка, принадлежащая У., дали показания К.О., Ш., Г., О., О.А., Л. О.А. подтвердил, что при изъятии водки он видел, как работники милиции передали ящик водки водителю и грузчикам.

Показания, подтверждающие выводы суда о совершении Ц. и другими соучастниками преступления мошенничества дали свидетели Л., К.Р., Г., К.И., В.

О виновности осужденных свидетельствует и исследованная судом документация о движении товароматериальных ценностей, данные о стоимости похищенного.

По эпизоду в отношении М.Н. К. в суде признал, что действительно они вдвоем связали потерпевшую, а затем похитили из квартиры дубленку, шапку, швейную машинку, сам он потерпевшую не душил.

В ходе расследования К. также признавал, что они вдвоем с братом напали на М.Н., связали руки и ноги, он снял серьги и перстень. Спустя некоторое время обнаружил, что лицо, шея и рот у потерпевшей замотаны скотчем, лицо синее. Из квартиры они, кроме того, похитили деньги, норковую шапку, дубленку, швейную машинку, шапку из чернобурки.

К.Л. в суде утверждал, что лицо потерпевшей скотчем заматывал К., он нанес М.Н. удар и утащил в ванную, видел позднее, что ноги у потерпевшей связаны, подтянуты к голове, признал хищение из квартиры дубленки, двух шапок, швейной машинки, документов на автомашину.

На следствии К.Л. также утверждал, что связывал потерпевшую К., предлагал задушить ее, признал хищение указанного имущества.

В приговоре приведены убедительные и бесспорные доводы о том, что в ходе разбойного нападения и убийства потерпевшей М.Н. осужденные К. и К.Л. действовали с единым умыслом, согласованно и целенаправленно, о чем свидетельствуют фактические обстоятельства дела.

Суд правильно указал, что К. и К.Л. пытаются переложить вину друг на друга с целью смягчить свою ответственность.

К. на очной ставке не отрицал, что они вдвоем веревкой связывали потерпевшую, это же он подтверждал и в ходе последующего допроса.

Вина осужденных подтверждена потерпевшим М.С., показавшим об обстоятельствах обнаружения убитой жены и о похищенном имуществе.

М.С. пояснил, что сотрудничал с К.Л. - он поставлял водку в бар.

Спустя полтора месяца после убийства К. (как стало известно) предложил ему вернуть документы на автомобиль за вознаграждение. Позднее было установлено, что мужчиной, который передал документы, был К.

Из показаний свидетеля З. следует, что осенью 1999 г. ее сожитель К. пришел домой в дубленке и норковой шапке (как было установлено - похищенных) объяснил, что купил эти вещи на рынке.

Вина осужденных подтверждена протоколом осмотра места происшествия, заключениями экспертиз, данные и выводы которых согласуются с признательными показаниями К. и К.Л. об обстоятельствах убийства М.Н.

Труп последней обнаружен по месту жительства в ванной комнате с признаками насильственной смерти, шея, лицо, рот трупа обмотан в несколько слоев липкой лентой. На шее - петля из киперной ленты.

Установлено, что смерть потерпевшей наступила от асфиксии в результате сдавления шеи петлей, при удушении. На окурке сигареты, обнаруженном на месте убийства, установлена слюна, которая может происходить от осужденных.

Часть похищенного была изъята у К. и у Д.

М.С. опознал швейную машинку, шапку и дубленку.

Из заключения экспертизы следует, что полосы скотча, снятые с трупа, могли составлять одно целое со скотчем на бобине, изъятой у К. в квартире.

Доводы осужденных К. и К.Л. в жалобах о причастности к убийству потерпевшей М.С. и "неких иных" заинтересованных лиц судебная коллегия находит надуманными, они полностью опровергаются изложенными в приговоре доказательствами.

По эпизоду разбойного нападения и убийства К.В. К. подтвердил в суде, что они обсуждали с Ц., А., М.В. и М. детали нападения и убийства потерпевшей с целью хищения старинной иконы, о которой им рассказал А., а ранее попытался сделать слепки с ключей. Ц. пообещал узнать, как икону реализовать.

Из показаний К. следует, что по условному сигналу А. они вошли в квартиру. Сам он повалил К.В. на пол, душил телефонным проводом, снял цепочку с крестиком, сообщил о смерти потерпевшей А. и М., от которых узнал, что иконы они нашли. После нападения они пришли к М.В. и Ц., который пообещал иконы продать, все похищенное хранилось у М.В.

В ходе расследования К. также признавал, что детали нападения они обсуждали с А. и Ц., последний предложил подыскать соучастника и убить потерпевшую. В ходе преступления А. подал им знак, М. душил потерпевшую телефонным проводом, а затем веревкой, а К. удерживал ее. После убийства пришли к М.В., у которого были две иконы, продажей икон занимался Ц. М. к убийству привлек сам К.

М.В. подтвердил в суде, что действительно они с Ц. и А. обговаривали детали хищения старинной иконы у родственницы А., который пытался сделать слепки ключей. В один из дней А. принес две иконы, одна из них в позолоченном окладе. М.В. с Ц. согласились икону продать. Позднее икона была продана за 500 рублей. От А. им стало известно, что К. потерпевшую убил.

На следствии М.В. показывал, что кражу иконы предложил совершить А., все вместе они обсуждали детали преступления, А. предлагал убить потерпевшую, по плану в квартиру должны были зайти А., К. и М., которые с квартиры М.В., где был и Ц., поехали к К.В. Вернулся А. с сумкой, в которой были две иконы, рассказал об обстоятельствах нападения и убийства, которое совершили К. и М., а сам он искал ценности. Позднее приехали М. и К., который рассказал, что снял с потерпевшей крест и цепочку. М.В. дал показания и об обстоятельствах последующей реализации похищенного совместно с Ц., факт убийства потерпевшей К. и М. не отрицали.

Ц. в суде подтвердил, что действительно они все вместе обсуждали детали нападения и ограбления потерпевшей, в ходе которого А. подаст сигнал, а К. и М. совершат сзади нападение. Когда Ц. находился у М.В., пришел А. с иконой, сообщил, что К. и М. убили потерпевшую, последние позднее подтвердили это.

Ц. дал показания об обстоятельствах последующей реализации похищенного.

В ходе расследования Ц. показал, что предложение о хищении иконы исходило от А., все они обсуждали детали разбойного нападения, Ц. пообещал помочь в продаже иконы. У М.В. в один из дней они все встретились, А., К. и М. ушли к К.В. Позднее у М.В. Ц. увидел две иконы - одна в окладе из желтого металла, А. сообщил, что потерпевшую К. и М. задушили, последние подтвердили это обстоятельство. Ц. не отрицал, что сам он обещал продать икону.

М. в суде подтвердил, что все они вместе обсуждали детали нападения на потерпевшую. А. сначала пытался сделать слепки ключей, утверждал, что икона работы Рублева. Во время нападения К. свалил потерпевшую на пол, по просьбе К. М. передал ему телефонный провод, т.к. К. намеревался "усыпить" потерпевшую, а затем сообщил, что та умерла.

Вместе с тем, на следствии М. показывал, что по обсуждаемому ими плану нападения К. должен был убить потерпевшую, а А. - найти и похитить икону. В ходе нападения К. задушил потерпевшую веревкой. М. не отрицал, что телефонный провод оборвал именно он, подтвердил, что видел две похищенные иконы в квартире у М.В. Продажу икон брал на себя Ц.

А. в суде вину не признал, показав, что о наличии у потерпевшей ценной иконы ему было известно, однако участия в нападении и убийстве потерпевшей он не принимал.

На следствии А. ранее утверждал, что убийство потерпевшей совершил он один, задушив ее веревкой, но икону не нашел, другого имущества из квартиры не похищал.

Как правильно указано в приговоре, анализ показаний осужденных и всей совокупности доказательств по делу, безусловно свидетельствует о том, что А., К., М., М.В. и Ц. заранее договорились о совершении разбойного нападения и убийства потерпевшей К.В. с целью завладения имуществом последней, каждым из осужденных выполнялась та или иная роль в совершении указанных преступлений.

В соответствии со ст. 314 УПК РСФСР в приговоре приведены доводы о том, почему суд признал достоверными доказательства, свидетельствующие о виновности осужденных в указанных преступлениях, в частности, показания К.

Вина осужденных подтверждена протоколом осмотра места происшествия, заключениями экспертиз, данные и выводы которых также согласуются с показаниями осужденных, которые были положены в основу приговора.

Труп К.В. обнаружен по месту жительства с признаками насильственной смерти, рядом - телефонный провод, запоры квартиры в исправности.

Смерть потерпевшей наступила от асфиксии при удавлении петлей, изготовленной из полужесткого материала, каким может быть и телефонный провод.

Свидетель Ш.В. подтвердила, что А. интересовался у потерпевшей "знаменитой" иконой. Потерпевшая опасалась, что ее могут убить. Указанные обстоятельства подтвердила и свидетель А.З.

Наличие у К.В. старинной иконы подтвердила свидетель К.Н., показавшая, кроме того, что потерпевшая была осторожной, малознакомых и посторонних в квартиру не впускала.

Показания об обстоятельствах обнаружения трупа потерпевшей дали свидетели К.Ц., А.А., Б.К., П.

К.Л. подтвердил, что брат рассказывал о возможности "достать" и продать ценные иконы, ссылался на племянника потерпевшей, у которой хранятся иконы. Позднее брат и М. показывали две иконы, К.Л. известно, что они и задушили потерпевшую. Продажей икон занимался Ц., у которого К. эти иконы видел.

Свидетель С.В. показал, что Ц. весной 1999 года показывал ему старинную икону с изображением Иисуса Христа в серебряном окладе с просьбой оценить ее, предлагал купить. С.В. оценил икону в 1000 - 1500 долларов, но покупать ее отказался.

Из показаний свидетеля Б.Н. следует, что данную встречу С.В. и Ц. организовал он.

К.Л. и К.В. на слайдах с изображением похищенной иконы, предъявленных К.Н., опознали именно ту икону, которая была похищена осужденными. С.В. также опознал данную икону на фотографии.

По эпизоду неосторожного убийства потерпевшего А.В. М.В. признал, что во время конфликта его пнули ногой в живот, потерпевший пытался нанести удар в голову. Схватив потерпевшего за руку, он дернул ее. Потеряв равновесие, А.В. упал, ударившись головой об пол, больше осужденный ему ударов не наносил.

Аналогичные показания М.В. давал в ходе расследования.

Вина осужденного подтверждена потерпевшей А.М., которая показала, что 13 июня 2000 года они с Ж. вышли на поиски потерпевшего и Д.Л., услышали крики в районе павильона. Она увидела, что М.В. кулаком нанес удар мужу в лицо и тот упал, ударившись головой об пол, 18 июня 2000 года муж умер в больнице.

Показания, уличающие осужденного по указанному эпизоду даны свидетелями Ж., Д.Л., М.Д., А.Д.

Установлено, что смерть потерпевшего А.В. наступила в результате черепно-мозговой травмы, включающей перелом костей свода и основания черепа, кровоизлияния под оболочки мозга. Кроме того, потерпевшему причинены ссадины на лице и волосистой части головы, на правом предплечье.

Анализ показаний осужденного, потерпевшей и свидетелей, заключения судебно-медицинской экспертизы, фактических обстоятельств дела не свидетельствует, что во время нанесения ударов потерпевшему М.В. находился в состоянии необходимой обороны. Доводы в жалобах об этом судебная коллегия находит необоснованными.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора в целом, органами следствия и судом не допущено.

Адвокатами на следствии и в суде осужденные были обеспечены, положения ст. 51 Конституции РФ им разъяснялись, данных о применении недозволенных методов из материалов дела не усматривается. Признательные показания осужденными давались в том, числе и с участием адвокатов, что исключает оказание какого-либо давления.

Показания свидетелей, имеющие значение для постановления обоснованного решения в приговоре получили надлежащую оценку, об ответственности за дачу ложных показаний свидетели и потерпевшие предупреждались.

Данных о том, что М.В., М., Ц., К. и К.Л., А. оговорили, из материалов дела не усматривается, ходатайства при рассмотрении дела в суде разрешены в соответствии с законом, ссылки в жалобах о том, что дело подлежало рассмотрению судом присяжных не основаны на законе, заключения экспертиз, протоколы осмотра, показания осужденных и иные доказательства получили надлежащую оценку в их совокупности.

Указания, изложенные в определении Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2000 года в ходе расследования настоящего дела выполнены, нарушений ст. 353 УПК РСФСР при постановлении приговора судебная коллегия не усматривает.

Доводы осужденных о том, что в ходе расследования они по тем или иным мотивам оговаривали себя, судебная коллегия находит несостоятельными.

Сомнений в психическом состоянии осужденных не имеется.

Действия А. - по ст. ст. 33 ч. ч. 3, 4, 5, 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", 162 ч. 3 п. "в" УК РФ; К. - по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "н", 162 ч. 3 п. "в" УК РФ; Ц. - по ст. ст. 33 ч. ч. 3, 4, 5, 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", 33 ч. ч. 3, 4, 5, 162 ч. 3 п. "в", 159 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ; М. - по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", 162 ч. 3 п. "в" УК РФ; М.В. - по ст. ст. 33 ч. ч. 4, 5, 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", 33 ч. ч. 4, 5, 162 ч. 3 п. п. "в", "г", 109 ч. 1 УК РФ; К. - по ст. ст. 162 ч. 3 п. "в", 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ квалифицированы правильно, их юридическая оценка в приговоре надлежащим образом мотивирована.

Вместе с тем, приговор в отношении К. и К.Л. в части осуждения их по ст. 325 ч. 2 УК РФ подлежит отмене, а дело прекращению за истечением сроков давности на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Подлежит отмене приговор в отношении Ц. в части осуждения его по ст. ст. 33 ч. 5, 286 ч. 1 УК РФ, поскольку в приговоре не приведено бесспорных доказательств вины осужденного в его пособничестве должностному лицу - С. в превышении последним должностных полномочий.

Осуждение по п. "в" ч. 2 ст. 159 УК РФ в отношении Ц. подлежит исключению, поскольку он не является должностным лицом.

Наказание А., К.Л., К., М., М.В. назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, с учетом общественной опасности содеянного, обстоятельств дела и данных об их личности.

В связи с изменением приговора судебная коллегия полагает, что наказание Ц. подлежит смягчению.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 373, 377, 378 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Челябинского областного суда от 4 июля 2001 года в отношении К. и К.Л. в части осуждения их по ст. 325 ч. 2 УК РФ отменить, дело производством прекратить за истечением сроков давности.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "н", 162 ч. 3 п. "в" УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно к отбытию К. назначить 20 лет лишения свободы с конфискацией имущества, в исправительной колонии строгого режима.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", 162 ч. 3 п. "в" УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно к отбытию К.Л. назначить 17 лет лишения свободы с конфискацией имущества, в исправительной колонии строгого режима.

Приговор в отношении Ц. в части осуждения его по ст. ст. 33 ч. 5, 286 ч. 1 УК РФ отменить и дело производством прекратить за недоказанностью вины.

Исключить осуждение Ц. по п. "в" ч. 2 ст. 159 УК РФ.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 33 ч. ч. 3, 4, 5, 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ, 33 ч. ч. 3, 4, 5, 162 ч. 3 п. "в", 159 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно к отбытию Ц. назначить 17 лет лишения свободы с конфискацией имущества, в исправительной колонии особого режима.

В остальном приговор в отношении К., К.Л., Ц., а также в отношении А., М., М.В. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных А., К., Ц., М., М.В., К.Л., адвокатов Рышмановой С.И., Альбрант В.В., Марманова В.М. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

ЖУРАВЛЕВ В.А.

 

Судьи

МЕЗЕНЦЕВ А.К.

КУЗЬМИН Б.С.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"