||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 31 июля 2002 г. N 77-о02-19

 

Судья: Карлин А.П.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

в составе:

председательствующего - Ермилова В.М.

судей - Валюшкина В.А. и Ботина А.Г.

рассмотрела в судебном заседании 31 июля 2002 года кассационный протест прокурора и кассационные жалобы осужденных З., П. и Б. на приговор Липецкого областного суда от 14 марта 2002 года, по которому

З., <...>, русский, судимый 19.10.92 г. по ст. 144 ч. 2 и 108 ч. 2 УК РСФСР на 8 лет лишения свободы, освобожденный 26.01.00 г. условно-досрочно на 4 месяца 5 дней,

осужден к лишению свободы: по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РФ на 5 лет, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 13 лет с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 п. п. "з", "н" УК РФ на 18 лет, а по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно назначено 23 года лишения свободы в исправительной колонии особого режима, с конфискацией имущества;

П., <...>, русский, судимый: 30.07.97 г. по ст. 158 ч. 2 п. "а", "в", "г" УК РФ на 3 года лишения свободы;

29.10.97 г. по ст. 158 ч. 2 п. "а", "в" и 69 ч. 5 УК РФ на 4 года лишения свободы, освобожденный 15.09.00 г. от отбывания наказания (8 мес. 6 дней) на основании акта об амнистии,

осужден к лишению свободы: по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РФ на 5 лет 6 месяцев, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 12 лет с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 1 УК РФ на 13 лет, а по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно назначено 19 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима, с конфискацией имущества;

По обвинению в совершении убийства С. по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ оправдан за отсутствием состава преступления,

Б., <...>, русская, не судимая,

осуждена по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б" на 3 года лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

По ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ оправдана за отсутствием состава преступления.

В соответствии со ст. ст. 97 ч. 1 п. "г" и 99 ч. 2 УК РФ постановлено назначить З. и П. принудительные меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра от алкоголизма.

Заслушав доклад судьи Валюшкина В.А., объяснения осужденных З. и Б., поддержавших жалобы, мнение прокурора Шиховой Н.В. поддержавшей протест в части исключения квалифицирующих признаков и о переквалификации действий П. со ст. 162 ч. 3 п. "в" на ст. 162 ч. 2 п. п. "б", "г" УК РФ, а также об исключении у З. квалифицирующих признаков по эпизоду в отношении Я., а в остальном об оставлении приговора без изменения, а кассационного протеста и жалоб без удовлетворения, судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда признаны виновными:

З. и П. - в тайном хищении имущества С.И., совершенном 30 августа 2001 года группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с незаконным проникновением в жилище;

П. и Б. - в тайном хищении имущества Я., совершенном 6 сентября 2001 года группой лиц по предварительному сговору, а З. - в нападении на Я. в целях хищения имущества, совершенном с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с применением оружия и предметов используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего;

З. и П. - в нападении на С. в целях хищения имущества, совершенном 10 сентября 2001 года группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, неоднократно, с применением оружия, а З. еще и с применением предметов используемых в качестве оружия, и с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а также в умышленном причинении смерти С., сопряженном с разбоем, а Б. - в тайном хищении имущества С., совершенном группой лиц по предварительному сговору, неоднократно;

З. - в умышленном причинении смерти К. и Т., по признаку неоднократности, а П. - в умышленном причинении смерти Л., совершенным 11 сентября 2001 года.

Эти преступления совершены в гор. Ельце при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный З. вину в отношении С.И., и Я. признал полностью, частично в отношении разбойного нападения на С. и убийствах К. и Т., а в отношении убийства С. вину не признал.

П. полностью признал вину по краже у С.И., частично - в части хищения имущества Я., разбойного нападения на С. и убийства Л., а в части убийства С. вину не признал. О вину ... признал.

Б. вину признала полностью.

В кассационном протесте прокурора в отношении З. и П. по эпизодам преступлений в отношении С. указывается на то, что доказательств наличия предварительного сговора между осужденными на совершение данного преступления не добыто, отсутствуют данные, что применявшийся кухонный нож являлся холодным оружием. Кроме того, суд, вопреки требованиям закона не исключил ошибочно вмененную П. ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ, а оправдал по указанной статье. В приговоре не указано, какими действиями П. потерпевшему причинен тяжкий вред. В протесте поставлен вопрос об исключении из приговора в отношении З. и П. квалифицирующих признаков разбоя: группой лиц, по предварительному сговору и с применением оружия, а в отношении П. еще и об исключении указания о его оправдании по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ и о переквалификации его действий с п. "в" ч. 3 ст. 162 на п. п. "б", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ.

В кассационных жалобах:

- осужденный З. указывает на необъективность судебного разбирательства, поскольку его доводы о том, что на следствии он оговорил себя под влиянием оперативных работников, оставлены без внимания, показаниям П., Б. и свидетеля П.Л. не дано критической оценки, экспертиза по брюкам и обуви не проведена. Не отрицая нанесения ударов Я.Б., затем и пришедшему в дом Я., а также то, что забрал часы и документы указывает на отсутствие умысла на разбойное нападение, на невыяснение судом фактических обстоятельств случившегося, при этом суд оставил без внимания, что Я. обратился в милицию только через месяц. Считает, что дело в этой части против него сфабриковано. Просит изменить приговор, дав содеянному им правильную оценку и снизить наказание до минимума;

- осужденный П., считая осуждение по эпизоду нападения на Я. и Я.Б. незаконным, ссылается на отсутствие сговора на нападение, показания других осужденных и потерпевших о том, что он последних не бил и ничего из их дома не брал, оставлены без внимания. Считая наказание слишком суровым, ссылается на то, что не принято во внимание его заболевание туберкулезом, его явка с повинной. Просит разобраться в деле;

- осужденная Б., считая наказание чрезмерно суровым, и, ссылаясь на первую судимость, отсутствие отягчающих обстоятельств, раскаяние, нахождение на ее иждивении престарелой матери, просит изменить приговор и применить к ней акт об амнистии.

В возражениях потерпевшие С. и М. считают доводы осужденных необоснованными. Осужденными З., П. и Б. принесены возражения на кассационный протест и кассационные жалобы.

Проверив дело, обсудив доводы, содержащиеся в кассационных протесте и жалобах, судебная коллегия находит, что вывод суда о виновности З. и П. в тайном хищении имущества С.И., П. и Б. в тайном хищении имущества Я., а З. в разбойном нападении на него, З. и П. в разбойном нападении на С., Б. в тайном хищении его имущества, а З. и в убийстве С., З. в умышленном причинении смерти К. и Т., а П. в умышленном причинении смерти Л., соответствует фактическим обстоятельствам уголовного дела и основан на доказательствах, анализ которых дан в приговоре.

Виновность З. и П. в краже имущества С.И., помимо показаний самих осужденных по обстоятельствам ее совершения, подтверждается объяснениями потерпевшего С.И. о пропаже из его дома 30 августа 2001 года денег, продуктов питания, посуды и другого имущества, протоколом осмотра места происшествия и другими приведенными в приговоре доказательствами.

Вывод суда о виновности П. и Б. в тайном хищении имущества Я., а З. в разбойном нападении на потерпевшего, осужденными в жалобах фактически не оспаривается.

Как следует из показаний З. в судебном заседании, 6 сентября 2001 года ночью они втроем пришли к Я. с целью выяснения отношений с Я. Воспользовавшись отсутствием последнего и с учетом того, что Я.Б., пребывавший в состоянии опьянения, спал, они решили совершить кражу. П. для освещения жег бумагу, а они с Б. стали искать вещи. Внезапно появившийся Я., стал возмущаться, сказал, что вызовет милицию, и пошел к выходу. Он догнал его, нанес несколько ударов руками, ногами по различным частям тела, и стеклянной бутылкой по голове. Тот упал. Он снял с руки Я. часы с браслетом, а когда последний стал подниматься, он горлышком от бутылки несколько раз ударил того в голову и лицо. Тот встал и убежал. Забрав куртку, двое часов, портмоне, они ушли.

П. и Б. дали аналогичные З. показания, пояснив, что договоренности о нападении на Я. у них не было и лично они насилия к потерпевшему не применяли.

Виновность осужденных по этому эпизоду также подтверждается показаниями потерпевшего Я., давшего аналогичные осужденным пояснения с того момента, как вернулся домой, застав там З., П. и Б., похищавших его имущество, протоколом обыска по последнему месту жительства осужденных, заключением эксперта, согласно которому у Я. обнаружены резаные повреждения, причинившие легкий вред его здоровью, заключением эксперта-биолога по пятнам крови, обнаруженным на месте происшествия, а также и другими доказательствами.

Содержащееся в жалобе П. утверждение о том, что по данному эпизоду он осужден за разбойное нападение, не соответствует описательной части приговора.

Обстоятельства совершения П. и З. разбойного нападения на С., а Б. - кражи имущества потерпевшего в кассационных жалобах ими фактически не оспариваются, а что касается выдвинутых З. доводов о том, что удары ножом в живот потерпевшему С., повлекшие его смерть, причинены не им, а другим лицом, то эти его доводы были предметом судебного разбирательства и обоснованно признаны несостоятельными.

Так, из показаний П. следует, что, воспользовавшись опьянением С., который лег спать, они решили похитить его имущество, но неожиданно З. нанес С. удар пустой бутылкой по голове, и тут же ударил его ножом в живот. На вопрос Б., зачем З. это сделал, тот ответил, что для завладения магнитофоном. С. стал возмущаться их действиями, извлек нож у себя из живота и потерял сознание. Он и З. продолжили хищение, а Б. стояла у окна. С. опять стал подавать признаки жизни, на что З. предложил ему добить его. Опасаясь расправы со стороны З., который ранее неоднократно бил его, он взял тот же нож и, создавая видимость совершения убийства, нанес несколько легких повреждений С. в область шеи. После смерти С., они со З. и Б. похитили у С. имущество, и ушли из квартиры. Нож З. оставил в доме Ш.

Осужденная Б. дана аналогичные П. показания.

Свои показания П. и Б. подтвердили при следственном эксперименте с их участием, настаивая на том, что удар С. ножом в живот нанес З.

Суд обоснованно сослался на эти показания П. и Б., поскольку они согласуются и с другими добытыми по делу доказательствами.

Так, при осмотре квартиры С. по ул. Радиотехнической в гор. Ельце обнаружен труп ее хозяина с повреждениями в области головы, живота и шеи. С места происшествия были изъяты осколки бутылки и коробка от аудиокассеты.

Согласно заключению эксперта при исследовании трупа С. были обнаружены 4 колото-резаные раны на боковой поверхности шеи справа, квалифицируемые как легкие, причинившие легкий вред здоровью С., а также проникающее колото-резаное ранение брюшной полости с повреждением стенки желудка, поджелудочной железы, корня брыжейки тонкого кишечника, квалифицируемое как причинившее тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни. Ранение брюшной полости причинено колюще-режущим орудием с плоским клинком. Смерть С. наступила в результате острого внутрибрюшного кровотечения, как следствие проникающего ранения брюшной полости с повреждением желудка, поджелудочной железы и корня брыжейки кишечника.

В ходе следствия у Ш. при производстве выемки был изъят нож с зеленой ручкой, которым, как явствует из заключения эксперта, и были причинены ранения С.

Виновность З. в убийствах К. и Т., а П. - Л., осужденными фактически не оспаривается, и помимо показаний самих З. и П. по обстоятельствам, при которых во время распития спиртных напитков 11 сентября 2001 года с участием нескольких человек З. на почве ссоры была сначала убита К., затем Т., а П. была лишена жизни пришедшая на пьянку Л., их виновность подтверждается объяснениями очевидцев преступлений: осужденной по делу Б., свидетеля П.Л., протоколом следственного эксперимента с участием З. и П., протоколом осмотра дома по ул. Королева в гор. Ельце, согласно которому в нем в ванной комнате были обнаружены трупы К., Т. и Л., заключениями судебно-медицинских экспертов о причинах смерти К., Т. и Л., которые находятся в точном соответствии с показаниями З. и П., а также Б. и П.Л. о способе и механизме убийства указанных лиц.

Виновность З. и П. по указанному эпизоду подтверждается и другими приведенными в приговоре доказательствами.

Всесторонне, полно и объективно исследовав обстоятельства дела, дав имеющимся доказательствам дела в их совокупности надлежащую оценку, проверив все версии, выдвигаемые в защиту З., П. и Б. и отвергнув их, выяснив причины имеющихся противоречий, суд пришел к обоснованному выводу о виновности осужденных в инкриминируемых им преступлениях.

Указанные в жалобах З. и П. обстоятельства никоим образом не ставят по сомнение обоснованность их осуждения за содеянное.

Юридическая оценка всех действий Б., З. по эпизодам в отношении С.И. и убийствам С., К. и Т., а П. по эпизодам преступлений в отношении С.И., Я. и убийству Л., является правильной.

Нарушений закона, являющихся основанием для отмены приговора, не имеется.

Вместе с тем, приговор в отношении З. и П. подлежит изменению по следующим основаниям.

Как установил сам суд, воспользовавшись отсутствием Я. и тем, что Я.Б., находившийся в доме в состоянии опьянения, спал, договорились о тайном хищении имущества Я., которое и начали совершать. Появление Я. для осужденных явилось неожиданностью, в связи с чем П. и Б. на время прекратили свои действия, а З. применил в отношении Я. насилие, договоренности о чем у него с остальными осужденными, не было.

При таких обстоятельствах, З. не может нести ответственность за разбойное нападение, совершенное группой лиц по предварительному сговору.

Кроме того, применявшаяся З. при разбойном нападении бутылка, а затем и "розочка" от этой бутылки, не может расцениваться как оружие, и является предметом, используемым в качестве оружия.

Поскольку действиями З. здоровью Я. был причинен легкий, а не тяжкий вред, все указанные признаки разбойного нападения в отношении Я. подлежат исключению из приговора.

Что касается разбойного нападения на С., то судом не приведено ни одного доказательства, свидетельствующего о наличии между З. и С. предварительной договоренности на это преступление, в связи с чем указанный квалифицирующий признак подлежит исключению.

Применявшийся при нападении на С. кухонный нож, как это видно из материалов дела, не признан холодным оружием. Поэтому указанный квалифицирующий признак по этому эпизоду разбойного нападения подлежит уточнению, с указанием, того, что это преступление совершено с применением предметов, используемых в качестве оружия.

Несмотря на установление самим судом того обстоятельства, что тяжкий вред здоровью С. причинен действиями З., П., тем не менее, осужден по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ, предусматривающим ответственность за причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Поэтому и в этой части приговор подлежит изменению.

Вносимые в приговор в отношении З. изменения, не являются основанием для смягчения ему наказания, которое ему, а также Б., назначено с учетом характера и степени общественной опасности преступлений, данных о личности З. и Б. и всех обстоятельств дела.

Просьба Б. о применении к ней акта об амнистии была предметом судебного разбирательства, которая обоснованно оставлена без удовлетворения по основаниям, приведенным в приговоре.

При назначении П. наказания в связи с переквалификацией его действий судебная коллегия учитывает характер и степень общественной опасности преступлений, данные о личности П., смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства. Вносимые в отношении него изменения являются основанием для назначения ему по совокупности преступлений более мягкого наказания.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 387, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Липецкого областного суда от 14 марта 2002 года в отношении З. и П. изменить:

- исключить из приговора в отношении Я. в части осуждения З. за разбойное нападение квалифицирующие признаки "группой лиц по предварительному сговору", "с применением оружия" и "с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего";

- исключить из приговора в отношении С. в части осуждения З. и П. за разбойное нападение квалифицирующий признак "группой лиц по предварительному сговору", а также указать на совершение ими преступления не с применением оружия, а с применением предметов, используемых в качестве оружия.

Переквалифицировать действия П. со ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на ст. 162 ч. 2 п. п. "б", "г" УК РФ, по которой назначить 9 (девять) лет лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 1, 162 ч. 2 п. п. "б", "г" и 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РФ, окончательно назначить П. 17 (семнадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима, с конфискацией имущества.

В остальном приговор о них, а также в отношении Б. оставить без изменения, а кассационные протест и жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"