||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 31 июля 2002 г. N 5-о02-106

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ермилова В.М.,

судей Валюшкина В.А. и Ботина А.Г.

рассмотрела в судебном заседании от 31 июля 2002 года кассационные жалобы осужденной Г.Н. и адвокатов Прохорова А.Д., Маркова Е.В. на приговор Московского городского суда от 13 февраля 2002 года, которым

Г.Н., <...>, несудимая -

осуждена по ст. 290 ч. 4 п. п. "а", "г" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 3 годам лишения свободы без конфискации имущества с лишением на основании ст. 47 УК РФ права занимать должности, связанные с контрольно-распорядительной деятельностью, в государственных учреждениях и в органах местного самоуправления сроком на 3 года с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима;

К., <...>, несудимый -

осужден по ст. 290 ч. 4 п. п. "а", "г" УК РФ к с применением ст. 64 УК РФ к 3 годам лишения свободы без конфискации имущества, по ст. 292 УК РФ к 1 году лишения свободы, по ст. 327 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы с лишением на основании ст. 47 УК РФ права занимать должности, связанные с контрольно-распорядительной деятельностью, в государственных учреждениях и в органах местного самоуправления и по совокупности преступлений на основании ст. 69 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы без конфискации имущества с лишением права занимать должности, связанные с контрольно-распорядительной деятельностью, в государственных учреждениях и в органах местного самоуправления сроком на 3 года с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Этим же приговором осужден О. по ст. 290 ч. 4 п. п. "а", "г" УК РФ, в отношении которого приговор не обжалован.

Заслушав доклад судьи Ермилова В.М., объяснения осужденной Г.Н. и адвоката Мордвинова А.А., просивших смягчить наказание Г.Н. до не связанного с лишением свободы, выступление прокурора Сафонова Г.П., полагавшего оставить приговор без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Г.Н., работавшая первым заместителем начальника Отдела службы судебных приставов по Восточному административному округу Главного управления юстиции г. Москвы, и К., работавший судебным приставом-исполнителем этого же управления, признаны виновными в том, что группой лиц по предварительному сговору, получили взятку в виде денег в крупном размере за незаконные действия в пользу взяткодателя и представляемых им лиц, которым они в силу своего должностного положения могли способствовать.

Кроме того, К. признан виновным в служебном подлоге и в подделке официального документа, представляющего права, в целях его использования и использовании заведомо подложного документа.

Преступления совершены в г. Москве при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденные Г.Н. и К. вину признали полностью.

В кассационных жалобах:

осужденная Г.Н. считает приговор несправедливым вследствие суровости назначенного ей наказания. Указывает, что после ее задержания она сразу же дала показания и согласие о сотрудничестве с сотрудниками РУБОП, полностью признала вину и в содеянном раскаялась. В своих показаниях она поясняла, что никаких преступных действий по исполнительному производству о взыскании штрафа с Г. не производила. Ссылается на то, что у нее малолетний ребенок, на положительные данные о своей личности и на ухудшение здоровья. Просит смягчить ей наказание до не связанного с лишением свободы;

адвокат Прохоров в защиту осужденной Г.Н. считает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Указывает, что Г.Н. занимала должность старшего судебного пристава - первого заместителя начальника Отдела ССП, которая Положением о территориальном отделе ССП г. Москвы вообще не предусмотрена и в материалах дела нет никаких документов определяющих круг возложенных на это лицо служебных обязанностей. Поэтому, по его мнению, выводы суда о том, что Г.Н., занимая этот пост, являлась должностным лицом, является ошибочным. Полагает, что Г.Н. получила деньги в качестве оплаты за оказанную услугу, не входящую в ее должностные обязанности и не связанные с ее служебной деятельностью, поэтому не могут признаваться взяткой. В связи с этим, ставит вопрос о переквалификации действий Г.Н. на ст. 285 ч. 1 УК РФ, как злоупотребление должностными полномочиями из корыстной или иной заинтересованности. Считает, что назначенное судом наказание Г.Н. не соответствует тяжести преступления и личности осужденной вследствие суровости. Просит приговор в отношении Г.Н. изменить, переквалифицировать ее действия со ст. 290 ч. 4 п. п. "а", "г" на ст. 285 ч. 1 УК РФ, по которой назначить наказание не связанное с лишением свободы. В случае квалификации действий Г.Н. по ст. 290 ч. 4 п. п. "а", "г" УК РФ, просит смягчить ей наказание до не связанного с лишением свободы;

адвокат Марков в защиту осужденного К. считает, что приговор не основан на требованиях закона, просит его изменить (доводы не указывает).

Проверив материалы дела, и обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, судебная коллегия находит их не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Выводы суда о доказанности вины осужденных Г.Н. и К. в совершенных преступлениях основаны на собранных по делу доказательствах, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании.

Помимо показаний самих осужденных К. и Г.Н. об обстоятельствах совершенных ими преступлений, полно изложенных в приговоре, вина осужденных подтверждается показаниями свидетеля И., П., Х., С., Б. и другими доказательствами, анализ и оценка которым даны судом в приговоре.

Из показаний свидетеля И. усматривается, что в 1997 году он приобрел у Г. автомашину "Тойота 4-раннер" за 40 000 долларов США. В марте - апреле 2000 года он поехал со своими друзьями в г. Зеленоград. На посту-пикете ГИБДД его остановили сотрудники ГИБДД, проверили документы и автомашину и сообщили, что машина находится в розыске, на нее наложен арест. Машину поставили на стоянку, а ему сообщили телефон судебного пристава-исполнителя К., в производстве которого находится исполнительное производство в отношении Г. Он позвонил К., который разъяснил, что собственником автомашины является Г., на имущество которого, в том числе и на эту автомашину, наложен арест, что машина будет реализована, а деньги пойдут в счет погашения долга Г. в сумме 250 000 рублей. Он объяснил, что эту машину купил у Г. К. предложил ему уплатить долг за Г., чтобы вернуть себе машину. Он согласился, после чего К. оформил акт описи и ареста имущества - автомашины, постановление о прекращении розыска автомашины и постановление о снятии ареста с автомашины. Они договорились, что поскольку переоформление автомашины занимает длительное время, он, И., уедет на автомашине, а когда можно будет приехать и переоформить документы, К. ему позвонит. К. должен был договориться с ЗАО "Объединение Госфонд", чтобы эту машину реализовали ему, И. В конце июня - начале июля 2000 года К. позвонил ему и сообщил, что можно приезжать, все документы он оформил. Он сказал К., что ему сложно собрать 250 000 рублей. К. сказал, что есть вариант заплатить меньше, машину оценят в 104 000 рублей, а сверху нужно дать ему 3500 долларов США для последующей передачи наверх. 5 или 6 июля 2000 года ему позвонила домой ранее незнакомая Г.Н., которая представилась первым заместителем старшего судебного пристава службы судебных приставов по Восточному административному округу и предложила приехать к ней в пятницу на прием по поводу реализации автомашины. Затем позвонил К. и сказал, что за машину он должен внести 103 654 рубля, 2000 долларов США - Г.Н., 500 долларов США - людям, оформлявшим документы. 7 июля 2000 года они с К. уточнили сумму, которую он, И., должен привезти: 3820 долларов США - за машину, 2000 долларов США - Г.Н., 500 долларов США - остальным лицам. Г.Н. с этим согласилась. 14 июля 2000 года в ЗАО "Объединение Госфонд" он отдал К. 103 654 рубля и 500 долларов США и тот пошел в помещение магазина. Через некоторое время К. вернулся, принес справку-счет о приобретении автомашины его, И., братом. После этого в машине он отдал И. 2000 долларов США, после чего К. был задержан сотрудниками РУБОП.

Получение от И. 2500 долларов США в кассационных жалобах в защиту осужденных К. и Г.Н. не оспаривается.

С доводами кассационной жалобы адвоката Прохорова о том, что Г.Н. не являлась должностным лицом, и что деньги получила в качестве оплаты за оказанную услугу, не входящую в ее должностные обязанности, нельзя согласиться.

Г.Н., занимая должность первого заместителя начальника Отдела службы судебных приставов по Восточному административному округу Главного управления юстиции г. Москвы, осуществляла функции представителя власти, следовательно, в соответствии с примечанием 1 ст. 285 УК РФ, является должностным лицом.

Из показаний Г.Н., а также К., свидетеля Б. и других доказательств видно, что Г.Н. получила деньги от И. за действия, которые входят в круг ее служебных обязанностей.

Суд первой инстанции правильно расценил преступные действия К. и Г.Н. по ст. 290 ч. 4 п. п. "а", "г" УК РФ, как получение должностным лицом взятки, группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере, за незаконные действия в пользу взяткодателя, связанные с незаконной продажей ему арестованного автомобиля с нарушением порядка реализации такого имущества, которому они способствовали в силу своего служебного положения.

Вина К. в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 292, 327 ч. 1 УК РФ, подтверждается как показаниями самого К., так и свидетеля Д., Ш., актом от 05.06.2000 года, составленным К., об изъятии автомашины "Тойота 4-раннер" у ответственного хранителя И., актом от 05.06.2000 года передачи арестованного имущества - автомашины "Тойота 4-раннер" на реализацию и другими доказательствами.

Свидетель Д. показал, что он не выступал в качестве понятого при составлении судебным приставом-исполнителем К. вышеназванных актов, действия указанные в актах в его присутствии не проводились, и подпись от его имени в актах выполнена не им.

Ставить под сомнение всесторонность, полноту объективность исследования обстоятельств дела и правильность оценки судом собранных доказательств по делу, оснований не имеется. Выводы суда в приговоре основаны на доказательствах, которые собраны с соблюдением требований ст. ст. 69, 70 УПК РСФСР.

Адвокат Марков не указывает в жалобе, на каких конкретно требованиях закона, по его мнению, не основан приговор и почему он просит его изменить.

Из материалов дела видно, что ни судом, ни органами следствия не допущено каких-либо существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлиять на постановление законного и обоснованного приговора.

Обсуждая вопрос о мере наказания осужденным К. и Г.Н., судебная коллегия считает, что при назначении им наказания суд учел требований ст. 60 УК РФ и назначил наказание соответствующее характеру и степени общественной опасности совершенных преступлений, личности виновных и обстоятельствам дела. Судом учтены все обстоятельства, смягчающие их наказание, и положительные данные о личности виновных, в том числе и те, на которые указывается в кассационных жалобах в защиту осужденной Г.Н. С их учетом суд нашел возможным назначить осужденным более мягкое наказание, чем предусмотрено законом за совершенное преступление. Поэтому доводы кассационных жалоб о том, что судом не учтены обстоятельства, смягчающие вину осужденной Г.Н., и что ей назначено чрезмерно суровое наказание, являются необоснованными.

Руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского городского суда от 13 февраля 2002 года в отношении Г.Н. и К. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"