||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 июля 2002 г. N 5-о02-103

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Лаврова Н.Г.

судей - Борисова В.П. и Родионовой М.А.

рассмотрела 30 июля 2002 года уголовное дело по кассационной жалобе адвоката Лосевой Е.А. на приговор Московского городского суда от 28 февраля 2002 года, по которому

О. <...>, не судимый,

осужден к лишению свободы по ст. 102 п. "е" УК РСФСР на 13 лет, по ст. 159 ч. 2 п. "г" УК РСФСР на 5 лет 6 месяцев лишения свободы. В соответствии со ст. 40 УК РСФСР назначено 15 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Постановлено взыскать с О. в доход государства 423 800 рублей.

Заслушав доклад судьи Борисова В.П., выслушав объяснение адвоката Лосевой Е.А., просившей приговор отменить, мнение прокурора Башмакова А.М., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

О. признан виновным в мошенничестве, причинившем значительный ущерб гражданину, а также в умышленном убийстве Ш. с целью скрыть другое преступление.

Преступления совершены в 1994 году в Московской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный О. вину не признал.

В кассационной жалобе адвокат Лосева Е.А. считает приговор незаконным. Полагает, что вина О. материалами дела не доказана, приговор основан на противоречивых доказательствах добытых с нарушением закона. Выводы суда не соответствуют установленным в судебном заседании обстоятельствам. Утверждает, что мошеннические действия совершила Г., которая через своего знакомого Ю., продала квартиру Ш. и получила за нее деньги. Находит, что вина О. в убийстве Ш. не доказана, его деяния в приговоре не конкретизированы. "Признательные" показания Ф., на которых основан приговор, не могут быть служить доказательством, так как Ф. отказался от них, заявив еще на следствии о применении к нему недозволенных методов следствия. О недостоверности этих показаний свидетельствует и то, что не смогли обнаружить место совершения убийства и труп убитого, указанных в этих показаниях. Считает, что не опровергнуты доводы осужденного о том, что он не совершал убийства Ш. Не приняты меры к розыску Ш., не проверены показания свидетелей П., Г., М. о том, что они видели Ш. после вмененного О. времени убийства. Указывает на нарушения закона в ходе следствия, нерассмотрение заявленных осужденным и его адвокатом ходатайств. Просит приговор отменить, а дело направить на дополнительное расследование.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, судебная коллегия находит, что вина О. в совершенных преступлениях подтверждается его собственными показаниями на предварительном следствии, показаниями свидетелей и другими материалами дела.

Так, из показаний О., данных на предварительном следствии и признанных судом достоверными, видно, что в начале 1994 года у него возникло намерение заняться бизнесом, о чем он сообщил Ш. Ш. предложение понравилось, но денег у того не было, в связи, с чем сам Ш. предложил продать свою квартиру. Однако, он, О., квартиру Ш. продавать не хотел и предложил тому отдать свою квартиру в залог Ю., называя последнего по имени "Паша". Получив от Ю. под залог квартиры деньги в сумме 10 000 долларов США, которые потом надо было отдать с процентами, он деньги Ш. не отдал, так как боялся, что тот их потеряет. Деньги эти он потратил на свои нужды: с согласия Ш. за 4 000 долларов приобрел автомашину марки ВАЗ-2109, а остальную сумму истратил. Поскольку проценты долга росли, он предложил Ш. продать свою квартиру Ю. Когда же квартиру продали, он лично получил от Ю. еще 4 000 долларов США, которые также потратил. Однако, Ш. стал сожалеть о продаже квартиры и постоянно об этом говорил. Сам он не знал, что делать и обо всем рассказал Ф. Тот предложил убить Ш. Сначала он, О., не соглашался, но потом Ш. стал высказывать намерения куда-то сообщить о продаже квартиры и он согласился. С Ф. они договорились вывезти Ш. в лес на шашлыки, напоить спиртным и там задушить. Примерно в конце октября или середине ноября 1994 года он совместно с Ф., Л. и Т., на своей автомашине марки ВАЗ-2109, захватив с собой несколько бутылок водки, вывез Ш. в лесной массив по Пятницкому шоссе, в заранее подысканное для убийства место. Там они напоили Ш. водкой, а когда тот сильно опьянел, сел в салон автомашины и уснул на переднем сиденье, они с Ф. также сели в салон автомашины. Там Ф. накинул Ш. на шею веревку и стал душить, изо рта у него пошла кровь, затем он стих. После этого они с Ф. перетащили труп Ш. к яме и закопали.

Из показаний свидетеля Ф., данных на предварительном следствии и признанных судом достоверными, усматривается, что с О. он познакомился в мае 1993 года, и с тех пор поддерживал дружеские отношения. В этом же году он познакомился и с Ш., проживавшим с О. в одном корпусе. Между ним и Ш. сложились нормальные отношения, он часто заходил к Ш. вместе с О. Общаясь с Ш., О. начал спаивать того и, в конце концов, в начале 1994 года подбил Ш. продать свою квартиру. Спустя несколько недель они вместе с О., К. и Ш. вчетвером ездили в Тверскую область, где в одной из деревень у неизвестного мужчины О. приобрел фиктивную справку о том, что Ш. якобы выезжает на постоянное место жительства в Тверскую область. Как пояснил О., без такой справки Ш. нельзя было выписать из его квартиры. Заниматься продажей квартиры О. помогал парень по имени Дима (Ю.). После того, как квартира Ш. была продана, у О. появились деньги, он стал приобретать аппаратуру, приобрел автомашину марки ВАЗ-2109 вишневого цвета. Примерно в июле 1994 года к нему домой на своей автомашине ВАЗ-2109 вместе с Ш., Л. и Т. приехал О. и пригласил поехать отдохнуть за город. На этой автомашине они по Пятницкому шоссе приехали к лесному массиву в районе деревни Брехово. Когда они распили спиртное, пошел дождь. Ш. от выпитого опьянел, пошел к автомашине и сел на переднее сиденье рядом с водителем. Он, Ф., вместе с О. также сели в автомашину, причем О. сел на заднее сиденье за Ш. Затем О. достал из кармана своей одежды веревку сине-голубого цвета, накинул на шею сидевшему впереди Ш., перекрутил веревку и стал Ш. душить. Ш. начал хрипеть, изо рта у него пошла пена. После этого Ш. затих, объясняя причину убийства Ш., О. заявил, что тот намеревался сообщить о продаже своей квартиры "тетке" Г. При содействии Т., он, Ф. и О. перетащили труп и бросили в яму, которую О. засыпал с помощью лопаты.

Из показаний свидетеля Т., данных на предварительном следствии и признанных судом достоверными, видно, что Ш. действительно был задушен О., и при этом убийстве присутствовали как он, так и Л. В этом убийстве он, Т., участия не принимал, и все случившееся явилось для него полной неожиданностью. После того, как О. убил Ш. и вместе с Ф. закопал труп, О. предупредил всех, что если кто-нибудь спросит о Ш., то следует говорить, что "никто о нем ничего не слышал". Места, где произошло убийство и закопан труп, он не помнит.

Из показаний свидетеля Ю. усматривается, что в начале 1994 года к его товарищу К. обратился О. с просьбой дать под залог квартиры Ш. на 2 - 3 месяца деньги в сумме 10 000 долларов США. Как пояснил О., он и Ш. собирались заняться бизнесом. Такой суммой денег К. не располагал и направил О. к нему, Ю. К нему же, по этому вопросу обратился и Ш. Сам он также не располагал деньгами в такой сумме, но потом ему удалось договориться со своим знакомым по имени Олег, который пообещал необходимую сумму дать. Когда Ш. исполнилось 18 лет, он оформил документы на приватизацию квартиры. Затем был оформлен договор купли-продажи на его, Ю., имя. Свой экземпляр договора он передал Олегу, который, в свою очередь, дал ему 10 000 долларов США под 10 или 15 процентов. Полученные от Олега деньги он передал О. Ш. оставался прописанным в квартире, и разговора о его выписке не было. Через некоторое время О. приобрел у них с К. автомашину ВАЗ-2109 вишневого цвета за 4 000 долларов. Еще через несколько дней к нему, Ю., обратился Ш. и без объяснения причин сказал, что возвратить деньги не сможет. Об этом он сообщил Олегу, который предложил продать квартиру. Они нашли покупателя К., который предложил купить квартиру за 18 000 долларов. Он, Ю., вместе с Ш. ходил в РЭУ, где по просьбе последнего написал заявление о выписке Ш. из занимаемой квартиры. После оформления договора купли-продажи квартиры Ш., он в присутствии Ш. передал О. деньги в сумме 4 000 долларов. Перед тем, как отдать О. деньги, он разговаривал с Ш. и от того узнал, что все деньги находятся у О., и он их ему не отдает. Ш. же верил О. и был убежден, что тот "прокрутит" деньги и купит ему другую квартиру. Последний раз он видел Ш. в 1994 году, затем Ш. исчез.

Аналогичные показания дал свидетель К.

Из показаний свидетеля М. видно, что весной 1994 года к нему на автомашине ВАЗ-2109 вишневого цвета приезжал ранее ему незнакомый молодой человек, который объяснил, что один его знакомый хочет оформиться на работу в животноводческом комплексе в качестве пастуха или скотника, но жить ему негде. Поскольку ему, М., были нужны люди для работы на животноводческом комплексе, он согласился предоставить принимаемому на работу человеку жилье в своей квартире, и в сельсовете паспортистка оформила соответствующую справку.

Из показаний свидетеля Д. усматривается, что весной 1994 года к нему обращался О. с просьбой уговорить Ш., продать свою квартиру, чтобы на вырученные деньги заняться бизнесом. Он не стал выполнять данную просьбу, поскольку был уверен, что сделка эта носит мошеннический характер и никаких денег О. ему не отдаст. При купле-продаже квартиры Ш. он не присутствовал, но после этого у О. появились деньги, он приобрел автомашину, стал разъезжать по базам отдыха. Ш. стал разыскивать О., чтобы тот вернул ему деньги, а тот скрывался. Осенью Ш. исчез. Однажды, он, Д., в присутствии М. спросил у О., где находится Ш., на что О. ответил, что купил Ш. дом в деревне и тот уехал туда жить.

Суд первой инстанции тщательно проверил данные показания и дал им надлежащую оценку.

Судебная коллегия такую оценку, данную судом этим показаниям, находит правильной, поскольку они последовательны и согласуются с другими имеющимися в материалах дела доказательствами, в том числе:

со свидетельством о праве собственности Ш. на жилище от 2 марта 1994 года;

со справкой Калининского РОВД Тверской области, согласно которой деревни Романово на территории района нет и что Ш. не значится прописанным на территории области;

со справкой БТИ и договором купли-продажи квартиры Ш. от 9 марта 1994 года;

с выпиской из протокола заседания призывной комиссии от 14 апреля 1994 года о том, что Ш. признан негодным к военной службе с диагнозом "олигофрения в степени легкой дебильности";

с актом судебно-медицинской экспертизы о том, что показания Ф. и О. в отношении картины умирания Ш. при сдавлении органов шеи петлей соответствуют генезу смерти при механической асфиксии.

Доводы жалобы адвоката Лосевой Е.А. о том, что О. не совершал хищение чужого имущества путем обмана, являются несостоятельными, так как опровергаются собственными показаниями О. о том, что он получил деньги за квартиру Ш., и истратил на свои нужды.

Несостоятельны и утверждения адвоката о причастности к этому преступлению Г., поскольку данная версия судом проверялась, и подтверждения не нашла.

Что касается доводов жалобы о том, что не принимались меры к розыску Ш., не проверены показания свидетелей, якобы видевших его после вмененного О. убийства, то эти доводы являются несостоятельными, поскольку опровергаются материалами дела, из которых видно, что принимались меры к установлению местонахождения Ш., но установить его местонахождение не удалось. Суд дал надлежащую оценку и показаниям свидетелей П., Г. и М., признав их недостоверными с приведением в приговоре соответствующих мотивов.

Доводы адвоката о том, что нельзя ссылаться на показания свидетеля Ф., как и на показания других свидетелей, так как к ним применялись незаконные методы следствия, были предметом тщательного исследования в ходе судебного разбирательства, которые обоснованно признаны неубедительными. Суд дал надлежащую оценку этим показаниям, указав, в отношении Ф., что его показания об обстоятельствах убийства Ш. подтверждаются другими доказательствами и свидетельствуют о том, что он был очевидцем происшедшего.

Существенных нарушений норм УПК РСФСР, влекущих безусловную отмену приговора, по делу не выявлено.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что суд первой инстанции правильно установил фактические обстоятельства дела и обоснованно пришел к выводу о виновности О. в инкриминируемых ему преступлениях.

Действия О. квалифицированы правильно.

При назначении наказания О. суд учел общественную опасность содеянного, обстоятельства дела, а также данные, характеризующие его личность.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского городского суда от 28 февраля 2002 года в отношении О. оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"