||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 июля 2002 года

 

Дело N 11-Г02-18

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Нечаева В.И.,

    судей                                               Кебы Ю.Г.,

                                                    Потапенко С.В.

 

рассмотрела в судебном заседании от 30 июля 2002 г. дело по заявлению прокурора Республики Татарстан о назначении выборов депутатов представительных органов местного самоуправления в Республике Татарстан по кассационному протесту прокурора Республики Татарстан на решение Верховного Суда Республики Татарстан от 24 мая 2002 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Потапенко С.В., объяснения представителей Государственного Совета Республики Татарстан С., Х., Л., возражавших против доводов протеста прокурора, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации, Власовой Т.А., поддержавшей доводы протеста, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

прокурор Республики Татарстан обратился в суд с заявлением о назначении выборов депутатов представительных органов местного самоуправления в Республике Татарстан, ссылаясь на то, что в республике до настоящего времени не избраны представительные органы местного самоуправления районов и городов республиканского подчинения.

Представители Государственного Собрания и Президента РТ требования заявителя не признали.

Решением Верховного Суда Республики Татарстан от 24 мая 2002 г. в удовлетворении заявления прокурору РТ отказано.

В кассационном протесте, поданном участвующим в деле прокурором, поставлен вопрос об отмене решения и о направлении дела на новое рассмотрение по тем основаниям, что судом неправильно применен и истолкован материальный закон.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного протеста прокурора, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для его удовлетворения.

В соответствии с п. "н" ст. 72 Конституции Российской Федерации установление общих принципов организации системы органов государственной власти и местного самоуправления отнесено к совместному ведению Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

По предмету совместного ведения субъект Российской Федерации вправе принимать свои законы, но эти законы должны соответствовать федеральному законодательству по данному предмету совместного ведения (ч. 2 ст. 76 Конституции Российской Федерации).

Согласно ч. 3 ст. 13 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" порядок образования, объединения, преобразования или упразднения муниципальных образований, установления и изменения их границ и наименований определяется законом субъекта Российской Федерации. То есть уровни, на которых создаются муниципальные образования, устанавливаются в соответствии с законами субъектов Российской Федерации. Законом Республики Татарстан не установлено образование муниципальных образований на уровне районов и городов республиканского подчинения, поэтому не имеется законных оснований для назначения выборов в представительные органы местного самоуправления районов и городов республиканского подчинения, не приобретших в установленном законом порядке статус муниципального образования.

Заявление прокурора РТ сводится к требованию о назначении даты выборов представительных органов местного самоуправления в порядке, установленном Федеральным законом от 26 ноября 1996 года "Об обеспечении конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы местного самоуправления". Вместе с тем в соответствии со ст. 1 указанного Закона определены случаи его применения при нарушениях конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы местного самоуправления если:

законодательным (представительным) органом субъекта Российской Федерации не принят закон, устанавливающий порядок проведения муниципальных выборов;

представительным органом местного самоуправления или на местном референдуме не принят устав муниципального образования;

в муниципальном образовании отсутствует выборный представительный орган местного самоуправления;

полномочия органов местного самоуправления осуществляются должностными лицами, назначенными органами государственной власти;

законом субъекта Российской Федерации не установлен порядок образования, объединения, преобразования и упразднения муниципальных образований;

истекли установленные сроки полномочий выборных органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления. Суд обоснованно отказал в удовлетворении требований заявителя, поскольку в Республике Татарстан создана необходимая правовая база, позволяющая определить территории местного самоуправления и провести выборы органов местного самоуправления в муниципальных образованиях, в перечень которых районы и города республиканского подчинения не входят.

Такой вывод соответствует правовой позиции, высказанной Конституционным Судом Российской Федерации в постановлении "По делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 2 Федерального закона от 26 ноября 1996 года "Об обеспечении конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы местного самоуправления" в связи с запросом Тульского областного суда" от 3 ноября 1997 года, где, в частности, отмечено, что согласно статье 131 (часть 1) Конституции Российской Федерации местное самоуправление осуществляется в городских, сельских поселениях и на других территориях с учетом исторических и иных местных традиций. Конкретизируя это положение, Федеральный закон "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" определяет, что муниципальное образование - это городское, сельское поселение, несколько поселений, объединенных общей территорией, часть поселения, иная населенная территория, предусмотренная данным Федеральным законом, в пределах которых осуществляется местное самоуправление, имеются муниципальная собственность, местный бюджет и выборные органы местного самоуправления (абзац второй пункта 1 статьи 1); местное самоуправление осуществляется на всей территории Российской Федерации в городских, сельских поселениях и на иных территориях; территории муниципальных образований - городов, поселков, станиц, районов (уездов), сельских округов (волостей, сельсоветов) и других муниципальных образований - устанавливаются в соответствии с законами субъектов Российской Федерации с учетом исторических и иных местных традиций (пункт 1 статьи 12). Отсюда следует, что территориальное устройство местного самоуправления жестко не связано с административно-территориальным делением, перечень территорий муниципальных образований является открытым и эти территории устанавливаются в соответствии с законами субъектов Российской Федерации с учетом исторических и иных местных традиций. Пункт 1 статьи 2 Федерального закона "Об обеспечении конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы местного самоуправления" не устанавливает какого-либо нового территориального деления, а связывает формирование местного самоуправления с уже существующим территориальным делением субъекта Российской Федерации, то есть с установленной им самим и существовавшей на день вступления в силу Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" системой местного самоуправления в субъекте Российской Федерации.

Поэтому оснований для назначения выборов в органы местного самоуправления несуществующих муниципальных образований в соответствии с Федеральным законом "Об обеспечении конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы местного самоуправления" не может быть.

Выводы суда первой инстанции мотивированы, соответствуют собранным по делу доказательствам, и оснований для признания их неправильными не установлено. Учитывая требования закона и установленные судом обстоятельства, суд правильно разрешил возникший спор, а доводы, изложенные в кассационном протесте прокурора, являются необоснованными. На основании изложенного и руководствуясь п. 1 ст. 305 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Верховного Суда Республики Татарстан от 24 мая 2002 г. оставить без изменения, а кассационный протест прокурора Республики Татарстан - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"