||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 июля 2002 года

 

Дело N 5-В02-108

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Нечаева В.И.,

    судей                                          Потапенко С.В.,

                                                         Кебы Ю.Г.

 

рассмотрела в судебном заседании от 30 июля 2002 г. гражданское дело по иску М., Я. к ЗАО "Коммерческий банк развития предпринимательской деятельности "Гута-Банк", С. о признании договора купли-продажи акций недействительным, взыскании денежных сумм по протесту заместителя Председателя Верховного Суда РФ на постановление президиума Московского городского суда от 8 ноября 2001 года.

Заслушав доклад судьи Ю.Г. Кебы, выслушав объяснения Я., М., поддержавших доводы протеста, представителей ЗАО КБ "Гута-Банк" Б., П., возражавших против доводов протеста, представителя С. - К., поддержавшей доводы протеста, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., полагавшей протест обоснованным, Судебная коллегия

 

установила:

 

М. и Я. обратились в суд с иском к закрытому акционерному обществу "Коммерческий банк развития предпринимательской деятельности "Гута-Банк" и С. о возмещении убытков в размере стоимости утраченных ценных бумаг, упущенной выгоды и признании недействительными договоров купли-продажи ценных бумаг, сославшись на то, что 16.11.98 заключили с ответчиком депозитарные договоры, согласно которым банк принял на себя обязательства по хранению сертификатов ценных бумаг, учету и удостоверению прав на ценные бумаги, принадлежащие истцам, путем открытия и ведения счетов депо; как утверждают последние, по вине ответчика с их счетов депо неправомерно переведены ценные бумаги по подложным поручениям и договорам купли-продажи, которые истцы не подписывали, поскольку не имели намерения распорядиться этими ценными бумагами.

Решением Тверского межмуниципального суда г. Москвы от 29 сентября 2000 г. с ЗАО "Гута-Банк" в пользу М. взыскано 9844413 руб. 50 коп., в пользу Я. - 10704164 руб.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 июля 2001 г. решение суда оставлено без изменения.

Постановлением президиума Московского городского суда от 8 ноября 2001 г. удовлетворен протест прокурора г. Москвы, состоявшиеся судебные постановления отменены и дело направлено на новое рассмотрение в тот же межмуниципальный суд.

В протесте заместителя Председателя Верховного Суда РФ ставится вопрос об отмене постановления президиума от 08.11.2001.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ приходит к следующему.

Согласно ст. 330 ГПК РСФСР основаниями к отмене решения, определения, постановления суда в надзорном порядке являются:

1) неправильное применение или толкование норм материального права;

2) существенное нарушение норм процессуального права, повлекшее вынесение незаконного решения, определения, постановления суда.

В силу ст. 327 того же Кодекса при рассмотрении дела в надзорном порядке суд проверяет правильность применения и толкования норм материального и процессуального права судами первой и кассационной инстанций по имеющимся в деле материалам в пределах доводов протеста.

Суд надзорной инстанции в интересах законности может выйти за пределы протеста и проверить дело в полном объеме (часть 2 той же статьи).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает необходимым на основании части 2 ст. 327 ГПК РСФСР выйти за пределы протеста и проверить судебные постановления, вынесенные по настоящему делу, в полном объеме.

Под интересами законности, которые дают суду, рассматривающему дело в надзорном порядке, основания для выхода за пределы надзорного протеста, следует, в частности, понимать необходимость обеспечить по рассматриваемому делу правильное применение норм материального права.

Изложенное вытекает из статьи 2 Гражданского процессуального кодекса РСФСР (в редакции Федерального закона, принятого 7 июля 2000 г.), согласно которой одной из задач гражданского судопроизводства является правильное рассмотрение и разрешение гражданских дел, а гражданское судопроизводство должно способствовать укреплению законности и правопорядка.

Отменяя решение суда и кассационное определение, президиум Московского городского суда сослался на то, что в рамках уголовного дела от 26.07.2001 проведена почерковедческая экспертиза, по заключению которой подписи на поручениях о переводе ценных бумаг и договорах купли-продажи ценных бумаг выполнены, вероятно, самими истцами.

Заключение почерковедческой экспертизы, на которое сослалась надзорная инстанция, как основание к отмене решения, составлено после вступления решения суда по настоящему делу в законную силу, а потому оно не могло быть предметом судебного разбирательства, и ссылка президиума городского суда на данное заключение противоречит требованиям ст. 327 указанного Кодекса и не может служить основанием к отмене решения, в силу чего постановление президиума не может быть признано законным и подлежит отмене.

Из материалов дела видно, что 12.05.2000 банк перевел принадлежащие истцам ценные бумаги с их счетов на счет С. Основанием для перевода послужили полученные банком по факсимильной связи поручения истцов на перевод ценных бумаг и договоры купли-продажи, заключенные между истцами и С.

Удовлетворяя частично иск, суд исходил из того, что М. и Я. договоров купли-продажи не заключали, ценные бумаги не отчуждали и не давали банку поручения о переводе ценных бумаг на счет С., поэтому суд пришел к выводу о наличии вины банка и возложении на него ответственности по возмещению ущерба.

Однако такой вывод суда сделан без установления юридически значимых обстоятельств и не соответствует материалам дела.

Так, в материалах дела имеются договоры купли-продажи от 11 мая 2000 г., заключенные между С. и М., а также Я. о продаже ценных бумаг и поручение банку, переданные по факсимильной связи (л.д. 13 - 25 т. 1, л.д. 15 - 26 т. 2).

В уточненных исковых требованиях М. и Я. (л.д. 81 - 83 т. 16 л.д. 38 - 40 т. 2) - истцы - оспаривали подписи под договорами, просили признать договоры недействительными и применить последствия ничтожных сделок.

В соответствии со ст. 50 ГПК РСФСР каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.

Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой из сторон они подлежат доказыванию, ставит их на обсуждение, даже если стороны на какое-либо из них не ссылались. Доказательства предоставляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Суд может предложить им представить дополнительные доказательства. В случае когда предоставление дополнительных доказательств для сторон и других лиц, участвующих в деле, затруднительно, суд по их ходатайству оказывает им содействие в собирании доказательств.

В нарушение требований указанной статьи, имея противоречивые данные о заключении договоров купли-продажи ценных бумаг от 11.05.2000 и оспаривании подписей в тексте договоров, суд не поставил на обсуждение вопрос о назначении экспертизы, а также о подложности документов ст. 177 ГПК РСФСР, не оказал содействие сторонам в предоставлении доказательств в подтверждение своих требований и возражений и вопрос о заключении договоров купли-продажи от 11 мая 2000 г. между истцами и С., были ли они подписаны истцами, остался невыясненным.

При этом следует иметь в виду, что от установления этого юридически значимого обстоятельства для дела зависит вопрос о виновных действиях ответчика и возложении на него ответственности по возмещению ущерба.

Согласно п. 2.1.2 депозитарного договора депозитарий обязан осуществлять действия с ценными бумагами депонента только в соответствии с его поручениями, поэтому при доказанности того обстоятельства, что истцами были заключены договоры купли-продажи акций с поручением банку их перечисления, сам по себе факт нарушения порядка оформления документов банком по переводу акций не может служить достаточным основанием для возложения на банк ответственности по возмещению ущерба и, следовательно, вывод суда о возложении ответственности по возмещению ущерба является преждевременным.

Удовлетворяя частично иск, суд исходил из того, что истцы договоров купли-продажи не заключали, ценные бумаги не отчуждали и не давали банку поручения о переводе ценных бумаг на счет С. При этом суд сослался на то, что этот факт им установлен бесспорно. Данное утверждение не соответствует обстоятельствам дела, поскольку одним из основных доводов банка - ответчика по делу (о чем имеется указание и в решении) было именно противоположное утверждение о том, что утрата банком ценных бумаг произошла в результате умысла истцов, под которым в данном случае также следует понимать и добровольное отчуждение ценных бумаг иному лицу.

Согласно ч. 5 ст. 197 ГПК РСФСР резолютивная часть решения должна содержать вывод суда об удовлетворении иска или об отказе в иске полностью или в части.

Как указано выше, М. и Я. заявлены требования о признании договоров купли-продажи ценных бумаг от 11 мая 2000 г. недействительными и применения последствий ничтожных сделок. В мотивировочной части решения суд указал, что истцы не заключали договоры купли-продажи ценных бумаг с С., хотя в деле, как указано выше, имеются копии таких договоров и правовых доводов в их опровержение не приведено. Более того, резолютивная часть решения, в нарушение требований названной статьи ГПК РСФСР, не содержит выводов суда об удовлетворении иска или об отказе в удовлетворении заявленных требований.

Данные нарушения привели к тому, что 19 апреля 2002 г. Хорошевский районный суд повторно рассмотрел дело в этой части и в иске ЗАО "КБ Гута-Банк" к С., М. о признании договоров купли-продажи ценных бумаг от 11.05.2000 недействительными в силу их ничтожности и применения последствий недействительности сделки отказал.

Поскольку юридически значимые обстоятельства по делу не установлены и допущены существенные нарушения норм ГПК РСФСР, вывод суда о частичном удовлетворении иска нельзя признать законным, и, следовательно, решение суда подлежит отмене.

Имея в виду, что коллегия по гражданским делам Московского городского суда от 18 июля 2001 г. не устранила допущенные судом нарушения, определение кассационной инстанции также подлежит отмене.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 327, 329, 330 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Тверского межмуниципального районного суда г. Москвы от 29 сентября 2000 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 июля 2001 г. и постановление президиума Московского городского суда от 8 ноября 2001 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"