||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 июля 2002 г. N 84-о02-13

 

Предс.: Осипова Н.М.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе:

Председательствующего - Говорова Ю.В.

судей - Сергеева А.А. и Грицких И.И.

рассмотрела в судебном заседании от 29 июля 2002 года кассационные жалобы осужденного Ж. и потерпевшей П. на приговор Новгородского областного суда от 29 марта 2002 года, которым

Ж., <...>, русский, со средним образованием, неженатый, неработавший, несудимый, -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "к", "н" УК РФ к шестнадцати годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 222 ч. 1 УК РФ Ж. оправдан.

Постановлено взыскать с Ж. в пользу П. в счет компенсации морального вреда 80000 рублей, в доход государства в возмещение судебных издержек 1050 рублей.

Заслушав доклад судьи Грицких И.И., мнение прокурора Шинелевой Т.Н., полагавшую необходимым приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Ж. признан виновным и осужден за убийство Р. на почве личных неприязненных отношений и за убийство Л. с целью сокрытия другого преступления - убийства Р., совершенные 22 сентября 2001 года на поляне в лесном массиве недалеко от деревни Поводье Новгородского района Новгородской области при указанных в приговоре обстоятельствах.

В кассационной жалобе осужденный Ж. указывает, что с приговором он не согласен. По его мнению, предварительное расследование проводилось необъективно, неполно, с нарушением уголовно-процессуального закона, в частности, ст. ст. 20, 21 УПК РФ. Утверждает, что вину свою он признал частично, как совершившего превышение самообороны. Показания свидетелей на следствии имеют "идентичное" сходство, а в суде они дали разногласные пояснения, противоречивые своим первым объяснениям. В связи с этим они не могут соответствовать действительности.

Показания свидетелей К. и Ж.С. суд проигнорировал, счел недостоверными.

Судебно-психолого-психиатрическая экспертиза была проведена не в сентябре 2001 года, а 10 января 2002 года. С точки зрения осужденного, два выстрела были произведены без цели, мимо нападавшего. Третий выстрел был произведен вслепую, который и был роковым для Л. Следственный эксперимент проведен неполно, невсесторонне, необъективно. Орудие преступления по делу отсутствует.

Просит провести тщательное судебное расследование по делу.

В кассационной жалобе потерпевшая П. указывает, что приговор является слишком мягким. Утверждает, что ружья в ее доме не было. Угроз от ее сына в адрес Ж. она не слышала. От жителей поселка и от сына знала, что у него и осужденного установились неприязненные отношения. На протяжении одного года и одиннадцати месяцев Ж. искал встречи с ее сыном с намерением убить. Он заранее все рассчитал, убил потерпевших умышленно. Никакой самообороны у Ж. не было.

В возражениях на жалобу осужденного потерпевшая П. изложенные в ней доводы находит необоснованными. Считает, что свидетели со стороны Ж. говорили неправду.

Обсудив доводы осужденного и потерпевшей П., изложенные ими в жалобах, судебная коллегия считает, что приговор является законным, обоснованным и справедливым.

Виновность Ж. в совершении установленного судом преступления подтверждена собранными по делу, проверенными в судебном заседании и указанными в приговоре доказательствами.

Сам осужденный Ж. пояснил в судебном заседании, что с Р. он был знаком, с которым в последнее (перед происшедшим) время у него сложились неприязненные отношения.

Утром 22 сентября 2001 года вместе со С. он (Ж.) ходил в лес в район деревни Шабаново за грибами, вернулся домой около 13 часов. Отдохнул и около 15 часов снова решил отправиться в лес, чтобы посмотреть грибные места. Взял рюкзак, поехал на велосипеде. По дороге встретил своего приятеля Б., пригласил его с собой.

Не доезжая до деревни Поводье, он (Ж.) пошел в лес к узкоколейной дороге в сторону деревни Шабаново, а Б. остался на дороге с велосипедами.

За несколько метров от поляны, которую местные жители называют "Ресторан", ему (Ж.) навстречу вышел Р., в руках которого было двуствольное ружье. Сказал ему: "Вот ты и попался, сейчас я тебя грохну", - наставил ствол ружья ему в спину и потребовал пройти на поляну. На поляне возле велосипедов, отвернувшись, что-то делая, сидел родственник Р. - Л. Р. сказал Л. готовить ветки. Он (Ж.) понял, что его хотят убить, очень испугался, от страха его "заколотило". Почувствовал, что Р. ослабил ружье, опустил стволы ружья ему в ноги. Он (Ж.) резко повернулся, ногой ударил Р. под правое колено, схватился руками за ружье, стал бороться с Р. Они пытались отобрать ружье друг у друга. Правая рука Р. соскользнула, последний держал ружье левой рукой, которая находилась ближе к прикладу. Его (Ж.) рука как-то соскочила на курки, произошел выстрел. Р. упал. От случившегося в глазах у него (Ж.) потемнело, он был в возбужденном состоянии. Оглянулся, заметил Л., который шел в его сторону с поднятыми руками, выстрелил в него. Л. присел, согнулся, но не упал, продолжал двигаться на него. Он (Ж.) увидел возле дерева велосипед, на нем патронташ с патронами. Перезарядил ружье двумя патронами и еще два раза выстрелил в Л.

Последний упал лицом вниз, понял, что он мертв. После этого он (Ж.) подошел к Р., за ноги оттащил в лес за сваленное дерево, накрыл тело ветками. Увидел идущих мужчину и женщину. Чтобы они его не опознали, повернулся к ним спиной.

Потом взял ружье, патронташ с патронами, с поляны ушел. По пути разобрал ружье, спрятал в грунт, выбросил приклад ружья и патронташ.

Вернулся к Б. Тот спросил его о грибах, которому сказал, что собрал немного. О происшедшем Б. ничего не рассказывал. На велосипеде они приехали в пос. Пролетарий.

Указал, что для сокрытия тела Р. рубил ветки он, а потом заявил, что они уже лежали приготовленные. От Б. до поляны он прошел примерно один километр.

На предварительном следствии при допросе в качестве подозреваемого (л.д. 122 - 124 т. 1) Ж. указывал, что на поляне, где были убиты потерпевшие, он не был, находился от нее на расстоянии 1,5 км. Выстрелов не слышал. Об убийстве Р. и Л. узнал 23 сентября 2001 года. После возвращения с Б. в Пролетарий последнего отправил домой, сам с Ж.С. купили бутылку водки и выпили ее. Затем собственноручно Ж. указывал (л.д. 134 - 138 т. 1), что ему с поляны навстречу с ружьем в руках вышел Р., сказал: "Вот мы и встретились". Направил на него ружье, взвел курки и сказал, чтобы он шел на поляну. Он (Ж.) шел впереди, а сзади его толкал Р. стволами ружья в спину. Крикнул Л., чтобы тот готовил ветки. Боковым зрением он (Ж.) увидел, что Р. ослабил ружье, стволы направил ему в ноги. Он воспользовался этой заминкой, резко повернулся к нему, правой рукой схватился за ружье, ногой ударил Р. под правое колено сзади, отчего последний упал и выпустил из рук ружье. Ружье осталось у него (Ж.) в руках. С ним он отскочил от Р. в сторону. Когда Р. поднялся с колена, он отбежал в сторону леса на несколько шагов и произвел выстрел в сторону Р. Тот упал. В это время, услышав выстрел, Л. повернулся к нему (Ж.) и он выстрелил в него примерно в живот. Л. согнулся, но продолжал стоять. Справа от себя он (Ж.) увидел валяющийся патронташ. Разломив ружье, он вытащил 2 металлические гильзы, положил их в карман своей куртки. Вытащил из патронташа 2 патрона, зарядил ружье и сразу стал стрелять в Л., попав ему в туловище. Потерпевший упал.

При допросе в качестве обвиняемого (л.д. 145 - 147 т. 1), давая аналогичные показания, Ж. указывал, что он отбил у Р. правой рукой с разворота ствол ружья в сторону. Левой ногой ударил Р. по ноге. Последний упал на колено. Он в это время выдернул у Р. ружье, отскочил с ним в сторону и сразу выстрелил в потерпевшего. Р. упал лицом вниз. Л. повернулся к нему и он (Ж.) выстрелил ему в живот.

Л. застонал, но стоял на ногах, немного согнувшись вперед. Возле велосипеда он (Ж.) увидел патронташ с патронами. Взял из него два патрона, зарядил ими ружье и с расстояния около 3-х метров выстрелил еще два раза в Л. После этого подошел к нему. Л. не дышал, был мертв.

Убегая с места происшествия, по дороге разобрал ружье. Ствол и цевье затолкал по отдельности в мягкую почву, забивая их сапогом, чтобы их не было видно. На некотором расстоянии от этих мест выбросил патронташ с патронами, затем - приклад ружья, две гильзы. Мест захоронения этих предметов не запомнил.

При допросах в качестве обвиняемого (л.д. 96 - 103; 110 - 115 т. 3) Ж. стал показывать, что он ствол ружья рукой выбил в сторону, стал бороться с Р., они крутанулись. В ходе борьбы он (Ж.) случайно нажал на курок и произошел выстрел. Р. упал на пригорок. Далее он (Ж.) увидел, что Л. в порыве идет на него с криком: "Все равно мы тебя грохнем, куда бы ты не делся". Он выстрелил в Л. Стрелял из опасения за свою жизнь. Помнит, что он (Ж.) был в возбужденном психическом состоянии. Л. согнулся и зарычал от боли, но продолжал идти на него. Находясь в состоянии психического напряжения, видя у велосипеда патронташ, схватил из него два патрона, переломил ружье, вынул из него 2 гильзы, перезарядил его и произвел еще два выстрела в Л. Куда дел гильзы, не помнит.

Доводы осужденного о нахождении его в той ситуации в состоянии самообороны, о случайности выстрела в Р., о производстве выстрелов в Л. без цели на его убийство, два выстрела были произведены мимо потерпевшего, а третий - вслепую - несостоятельны, на материалах дела не основаны, противоречат им.

Эти версии на предварительном следствии и в судебном заседании тщательно проверялись, своего подтверждения не нашли, как опровергнутые доказательствами по делу, они судом обоснованно отвергнуты.

Так, потерпевшая П. пояснила в судебном заседании, что ее сын Р. рассказывал о том, что у него с Ж. произошла ссора. Ж. угрожал ему расправой. Р. избегал встреч с Ж. Она чувствовала, что сын боялся осужденного. Летом 2001 года Р. пришел домой испуганный, сказал, что возле речки к нему с ружьем подходил Ж., угрожал и говорил, чтобы он молил бога, поскольку в том месте много людей, иначе он убил бы его. Она просила сына разобраться с Ж. по-хорошему, на что он отвечал, что ему с ним говорить не о чем, он (Р.) взял только свои сети. Р. рассказывал ей, что Ж. просил К.М. привести его в дубняк, чтобы убить.

Р. и Л. на охоту не ходили.

После смерти ее отца, продав ружье и боеприпасы Л.С., с 1991 года оружия у них в доме не было.

22 сентября 2001 года Р. и Л. никуда не собирались. Она уговорила их сходить в лес за ягодами. После 12 часов она их покормила. Л. пошел за велосипедом, а она стала собирать их в дорогу. В рюкзак положила продукты питания, 3 бутылки воды, топор, нож. В лес они собирались с ночевкой. Р. был одет в армейскую защитного цвета форму, обут в резиновые короткие сапоги. На Л. были рубашка, олимпийка от спортивного костюма. С собой они взяли две телогрейки. На велосипед сложили вещи, рюкзак и 3 ведра для ягод. В лес они пошли в 13 часу пешком, велосипед с вещами везли рядом. Никакого ружья Р. и Л. с собой не брали. О том, что Ж. пойдет в лес, они не знали.

О смерти сына - Р. и брата - Л. она узнала ночью от работников милиции.

Указала, что, направляясь в лес, Р. и Л. шли по центральной дороге. Полагает, что Ж. о намерениях потерпевших пойти в лес сказал либо С. или сам увидел их и поехал вслед за ними с целью убийства ее сына. До этого Ж. уже был в лесу. Знал, что все грибники и ягодники останавливаются на поляне, называемой "Ресторан", отдыхают там. Утверждала, что у Ж. было ружье, он ходил на охоту.

Потерпевшая Л.В. показала в суде, что с Л. она состояла в браке, но в последнее время проживала с А., хотя ходила к Л., стирала белье, делала уборку в его комнате. Оружия у него не было, она его у него никогда не видела.

Свидетель К.М. в суде подтвердил свои показания на следствии о том, что со слов Р. знал о том, что у последнего с Ж. был конфликт, который произошел из-за того, что Ж. не отдавал Р. долг, а последний украл у него из сарая рыболовные сети. За это Ж. обозлился на Р. Летом 2001 года он (К.М.) распивал с Ж. спиртное. Последний просил его позвать Р. к речке в дубняк, сказал: "Сам уходи, я его завалю". Эти слова он (К.) принял тогда за шутку, не придал им значения, а при встрече с Р. передал ему разговор с Ж.

22 сентября 2001 года он (К.М.) пришел к П. Зашел Л. и сказал, что он с велосипедом. Р. и Л. собрались в лес за ягодами. Какого-либо оружия, в том числе охотничьего ружья, при них в момент ухода не было. По габаритам рюкзака разобранное ружье туда бы не поместилось.

Свидетель Ж.А. показал в судебном заседании, что у осужденного с Р. были неприязненные отношения. Ж. угрожал Р., обращался к некоторым людям, чтобы те привели Р. на речку. Замечал, что Р. боится Ж. Ружья у Р. не было.

В судебном заседании с отмеченными показаниями брата осужденный согласился.

Свидетель К.А. пояснил в суде, что он видел уходивших днем 22 сентября 2001 года Р. и Л. в лес за клюквой. У них был один велосипед. В рюкзак Л. сложил два ведра и фуфайку черного цвета. Второй рюкзак зеленого цвета был подвязан под рамой велосипеда. Р. был обут в короткие резиновые сапоги Л. он (К.А.) дал свои сапоги. Ребята звали его с собой, но он отказался. У них ружья не было. Ружье в разобранном виде в рюкзак потерпевших положить было невозможно. Оружия в доме Р. он не видел.

Свидетель Б.В. показал в суде, что 22 сентября 2001 года он ходил в лес за грибами, возвращался домой в 15 часу. Перед деревней Поводье встретился с Р. и Л. Он остановился, поговорил с ними 1 - 2 минуты. Те сказали, что идут за ягодами. У них был один велосипед. Шли они медленно, велосипед вел Л., Р. шел рядом.

Подъезжая к поселку Пролетарий, он (Б.В.) встретил ехавших на велосипедах двух мужчин, один из которых был Ж.

Свидетель Б. пояснил в судебном заседании, что 22 сентября 2001 года он встретил Ж., который, как и он, ехал на велосипеде, пригласил его съездить с ним, посмотреть, есть ли в лесу грибы. Он согласился. Ж. был одет в спортивный костюм, на нем были резиновые сапоги. У Ж. был самодельный рюкзак за плечами. Направились они в сторону деревни Поводье. Не доезжая до деревни метров 150, остановились. Ж. с рюкзаком пошел в лес, а он с велосипедами остался у дороги. Минут через 5 у прохожего спросил время, тот ответил, что времени 14 часов 55 минут. Ж., уходя, сказал, что пойдет в сторону кладбища, так как там есть грибные места. Возвратился он к нему примерно через 40 минут. Находился Ж. в обычном, нормальном состоянии. Сказал ему, что он убил двух человек. Словам Ж. он не поверил, воспринял их как шутку. По дороге домой они ни о чем не говорили. Приехав в поселок Пролетарий, заехали к Ж. домой, покурили, он (Б.) попил воды и уехал домой.

Свидетель Л.Н. пояснил в суде, что 22 сентября 2001 года с К.О. и Е. он ходил в лес за грибами. По дороге домой им встретились Р. и Л. Они были спокойные, шли рядом, везли велосипед, на котором было два рюкзака. В разговоре с К.О. сообщили, что идут с ночевкой в лес за ягодами. Кроме клюквы в тех местах ничего не растет. Р. и Л. ничего у них не спрашивали, никем не интересовались. Ружья у них он не видел. Он (Л.Н.) просил у Р. попить и тот дал ему пластиковую бутылку с водой. Встретились они с потерпевшими от поляны "Ресторан" на расстоянии примерно 500 метров.

Потом, когда они (свидетели) вышли из леса, Е. сообщил, что слышал выстрелы.

Аналогичные показания дал в суде свидетель Е., указав, что, подходя к деревне, он слышал два выстрела с небольшим промежутком по времени.

Свидетель А.Н. показал в суде, что 22 сентября 2001 года вместе с Л.Н. он шел лесом из поселка Пролетарий в деревню Шабаново. Пройдя деревню Поводье, не доходя до узкоколейной дороги, на лесной дороге услышал сначала один, а затем еще два выстрела. Проходя мимо поляны, которую местные жители называют "Ресторан", увидел лежащего на поляне вниз лицом мужчину. Недалеко от поляны, в лесу стоял к ним спиной мужчина, что-то там делал. Заподозрив неладное, он и Л.Н. поспешили оттуда уйти, однако оглядывались назад. Видели, что стоявший в лесу мужчина очень быстро удалился с поляны. Он (А.Н.) решил вернуться туда, посмотреть, что там произошло. Обнаружил лежавшего на поляне мужчину мертвым. Где перед этим стоял мужчина, в куче веток заметил торчавшие ноги человека без обуви. Решил, что это второй труп. У дерева стоял велосипед, на котором висели один или два рюкзака. На поляне были разбросаны бутылки. Однако обстановку он не рассматривал, быстро оттуда ушел. Вечером о происшедшем сообщил в милицию.

Вина Ж. в содеянном подтверждается данными протоколов осмотров места происшествия.

Согласно заключений судебно-медицинских экспертов у Л. 1952 года рождения были выявлены: огнестрельные (2) слепые дробовые ранения живота с повреждением печени и краевым оскольчатым переломом 12 ребра справа по передней подмышечной линии, входные раны на правой и левой боковой поверхности брюшной стенки, ссадины левой боковой поверхности брюшной стенки; огнестрельное сквозное пулевое ранение грудной клетки с повреждением правой почки, сердца и околосердечной сорочки, верхней доли левого легкого, входная рана на задней поверхности грудной клетки справа, выходная рана на передней поверхности левой половины грудной клетки.

Данные телесные повреждения являлись прижизненными, образовались незадолго до смерти в короткий промежуток времени, являлись огнестрельными, возникли в результате 3-х выстрелов из ручного огнестрельного оружия, вполне возможно, из гладкоствольного охотничьего ружья, снаряженного пулевыми и дробовыми снарядами.

Смерть Л. наступила от причиненного ему тяжкого вреда здоровью - огнестрельных ранений грудной клетки и живота с повреждением сердца, левого легкого, печени.

Раневые каналы имели направление: ран N 3 и N 6, указанных экспертом, сзади наперед, справа налево, снизу вверх; раны N 5 справа налево, спереди назад и снизу вверх; раны N 4 слева направо, спереди назад и снизу вверх. Огнестрельное слепое дробовое ранение правой боковой поверхности брюшной стенки образовалось в результате выстрела в упор. Огнестрельное слепое дробовое ранение левой боковой поверхности брюшной стенки возникло в результате выстрела из ручного огнестрельного оружия с расстояния 1 - 5 метров.

Кроме указанных выше огнестрельных ранений, у Л. имелась открытая тупая черепно-мозговая травма - ушиб головного мозга с кровоизлиянием под мягкие мозговые оболочки в правой лобной доле, перелом затылочной кости с переходом на основание черепа, кровоизлияния в мягкие ткани головы в теменной и затылочной областях, ушибленные раны теменной и затылочной областях.

Эти повреждения также являлись прижизненными, образовались в результате воздействия тупого твердого предмета, вполне вероятно, при падении и ударе теменной и затылочной областью головы о предмет или предметы с ограниченной повреждающей поверхностью.

При судебно-химическом исследовании крови и мочи из трупа Л. обнаружен этанол в крови в концентрации 0,4%, в моче этанол не обнаружен, что соответствует физиологической норме.

У Р. 1975 года рождения были обнаружены: огнестрельное пулевое сквозное ранение головы с повреждением костей черепа и вещества головного мозга, входное пулевое ранение в области левой глазницы, выходное - в правой височной области, которое было причинено при действии огнестрельного оружия, заряженного пулевым снарядом, повлекло за собой тяжкий вед здоровью, закончившийся смертельным исходом. Раневой канал шел спереди назад слева направо.

Смерть Р. наступила от огнестрельного ранения головы с повреждением вещества головного мозга и костей черепа.

Во время причинения Р. повреждений последний находился лицом по отношению к травмирующей силе.

Данные исследования указывают на то, что Р. на момент смерти находился в легкой степени алкогольного опьянения.

Заключениями судебно-баллистических экспертиз установлено, что дробь, пыжи и прокладка, изъятые с места происшествия, являлись составными частями охотничьих патронов 12 калибра и могли быть отстреляны в охотничьем ружье 16-12 калибра. Дробь из трупа Л., изъятая из дерева с места происшествия, пуля, картонная прокладка предназначены для снаряжения охотничьих патронов 12 калибра, они могли быть выстреляны из гладкоствольного оружия 12 калибра.

Кусочек ткани темно-синего цвета, изъятый с солдатского ремня, и кусочек материи, вероятно, являлись частями материала спортивной кофты с трупа Л.

Выявленные огнестрельные повреждения на одежде и ремне Л. носили огнестрельный характер, являлись входными и выходными, были образованы в результате двух дробовых выстрелов и одного пулевого выстрела.

По заключению эксперта дробины, изъятые из дерева с места происшествия, и дробины, изъятые из трупа Л., имели сходный химический состав.

Проверив изложенные и другие доказательства в судебном заседании, оценив их с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, все их в совокупности с точки зрения достаточности для разрешения дела, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности виновности Ж. в убийстве Р. на почве личных неприязненных отношений и в убийстве Л. с целью сокрытия другого преступления - убийства Р.

Действия Ж. по указанным в приговоре основаниям по ст. 105 ч. 2 п. п. "к", "н" УК РФ судом квалифицированы правильно.

Выводы суда мотивированы, они соответствуют фактическим обстоятельствам по делу, основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах.

Обстоятельства по делу исследованы полно, всесторонне, объективно.

Положенные в основу обвинения осужденного доказательства получены в установленном законом порядке, их допустимость сомнений не вызывает.

Показания Ж., которые он давал на предварительном следствии и в судебном заседании, проверялись, причины изменений им пояснений выяснялись, всем им, а также другим собранным по делу доказательствам при постановлении приговора дана верная юридическая оценка, в том числе показаниям свидетелей К., Ж.С.

Суд обоснованно показания этих свидетелей в судебном заседании признал недостоверными, поскольку они не соответствуют другим доказательствам; пояснения К. противоречат его же показаниям в ходе следствия.

На предварительном расследовании К. утверждал, что о фактах угроз со стороны Р. и Л. в адрес Ж., о их намерении убить последнего ему не было известно. В то же время он знал, что Р. "очень сильно" боялся Ж. Он (К.) употреблял спиртные напитки с потерпевшими, последние "никогда угроз в адрес Ж. в его присутствии не высказывали, тем более, не приглашали его участвовать в убийстве" осужденного. Будучи задержанным, находясь под стражей в одной камере с Ж., беседовал с ним, в том числе по поводу погибших, однако никогда не говорил ему, что те собирались его (Ж.) убить.

Свидетель Р.О. указала в суде, что она встречалась 7 июня 2001 года с Ж.С. на поминках своего брата. Р. угроз в адрес Ж. не высказывал. Утверждала, что в июне в районе их поселка ягод не бывает.

Поясняя, что в присутствии Р.О., потерпевший интересовался, где Ж. собирает в лесу ягоды, при этом высказывая угрозу убийством Ж., сама свидетель Ж.С. признала в судебном заседании, что действительно на 7 июня ягод нет, на следствии об этом не говорила, стала говорить об этом случае после разговора с адвокатом и свидания с Ж.

Показания всех других допрошенных по делу свидетелей противоречий не содержат. Ссылки осужденного на противоречия в пояснениях свидетелей, положенных судом в основу его обвинения, на материалах дела не основаны. Не доверять таковым у суда оснований не было.

Данных, свидетельствующих о незаконных методах ведения следствия, по делу не установлено.

Приведенные в приговоре показания Ж. на следствии он давал при допросах с участием его защитника в лице адвоката.

Использование в качестве орудия преступления огнестрельного оружия, поражающие свойства которого ему были известны, производство из него выстрелов в жизненно важные органы потерпевших, в Л. - неоднократно, характер и локализация причиненных им потерпевшим телесных повреждений свидетельствуют о наличии у Ж. умысла на лишение жизни как Р., так и Л.

Между его действиями и наступившими последствиями - смертью потерпевших имеется прямая причинная связь.

Мотив посягательства Ж. на Р. и Л. проверялся, он установлен и правильно указан в приговоре.

Действия Ж. носили умышленный характер, действовал в отношении потерпевших осужденный сознательно, последовательно, целенаправленно.

Психическое состояние Ж. исследовалось.

Заключением судебной психолого-психиатрической экспертизы установлено, что Ж. как в период инкриминируемых ему деяний, так и в период проведения экспертизы каким-либо психическим заболеванием или временным психическим расстройством не страдал и не страдает, он мог и может осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

Экспертами установлено, что Ж. в период, предшествовавший совершению преступления, не находился в эмоциональном состоянии, существенно влияющим на способность правильно осознавать явления действительности, содержание той ситуации и на способность произвольно регулировать свое поведение. Эксперты не усмотрели данных, свидетельствующих о нахождении его в момент совершения вмененных ему деяний в состоянии аффекта. Ж. не обнаруживает индивидуально-психологических свойств, способных существенно повлиять на его поведение в исследуемой ситуации.

Экспертиза проведена компетентными на то лицами, личность осужденного, обстоятельства дела экспертам были известны, они являлись предметом исследования в ходе проведения экспертизы, получили оценку в заключении. Выводы врачей-экспертов подробно мотивированы, они соответствуют материалам дела. Объективность заключения сомнений не вызывает.

С учетом этого заключения, данных о личности, всех обстоятельств по делу в отношении инкриминируемых ему деяний Ж. обоснованно признан вменяемым.

Для проведения в отношении него повторной, в том числе стационарной, судебно-психолого-психиатрической экспертизы оснований нет.

Тот факт, что экспертиза была проведена не сразу в сентябре после происшедшего, а спустя определенное время, о чем указывает осужденный в жалобе, нарушением закона не является. Это не повлияло и не могло повлиять на экспертную оценку.

Дав анализ доказательствам, всем фактическим данным по делу, суд сделал обоснованный вывод о том, что в той ситуации в состоянии необходимой обороны, в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения Ж. не находился.

Не соглашаться с выводами суда оснований не имеется.

Само по себе необнаружение орудия преступления - огнестрельного оружия не помешало и не могло помешать суду всесторонне разобрать дело, не повлияло и не могло повлиять при наличии изложенных в приговоре доказательств на выводы суда о виновности Ж. в содеянном.

Осужденный как на следствии, так и в судебном заседании признал, что после происшедших событий ружье он разобрал, некоторые от нее части он выбросил, другие - спрятал в грунт. Выбросил патронташ и оставшиеся патроны, гильзы. Утверждал на следствии, что места захоронений этих предметов не помнит. В том районе, где по его пояснениям он прятал составные части ружья, выбрасывал их, неоднократно проводились меры по их отысканию, однако обнаружить их не представилось возможным.

С доводами потерпевшей П. о мягкости назначенного осужденному наказания согласиться нельзя.

Наказание Ж. назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенного им преступления, данных о его личности, всех обстоятельств по делу, влияния назначенного наказания на его исправление, в соответствии с требованиями ч. 1 ст. 6 УК РФ. Наказание ему назначено в пределах санкции закона, по своему виду и размеру оно несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и вследствие чрезмерной суровости не является. При назначении осужденному наказания требования закона судом не нарушены.

Для отмены приговора за мягкостью назначенного Ж. наказания, как о том ставит вопрос потерпевшая П. в своей жалобе, а также для смягчения ему наказания судебная коллегия оснований не находит.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, органами предварительного расследования и судом не допущено.

Кассационные жалобы осужденного и потерпевшей П. удовлетворению не подлежат.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Новгородского областного суда от 29 марта 2002 года в отношении Ж. оставить без изменения, а кассационные жалобы Ж. и потерпевшей П. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"