||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 июля 2002 г. N 50-о01-91

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего С.А. Разумова

судей Верховного Суда Л.И. Глазуновой и Е.В. Дубровина

рассмотрела в судебном заседании 25 июля 2002 года

кассационные жалобы осужденных Д.Ю., Н., К.А., Д.В., адвокатов Леденевой В.Р., Родионцева С.А., Смирнова А.А., Дергачева А.А. и потерпевшего Х. на приговор Омского областного суда от 29 июня 2001 года, которым

Д.Ю.,

<...>, русский, гражданин Российской Федерации, образование среднее специальное, ранее не судимый, -

осужден:

по п. п. "а", "в", "г", "з" ч. 2 ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 24 мая 1996 года) к семи годам лишения свободы;

по п. "б" ч. 3 ст. 163 УК РФ к семи годам лишения свободы с конфискацией имущества:

по п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 163 УК РФ к пяти годам лишения свободы;

по п. п. "а", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ к семи годам лишения свободы с конфискацией имущества;

в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено девять лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

По п. п. "а", "в" ч. 3 ст. 126, ст. 33 и п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 162, п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ Д.Ю. оправдан.

К.А.,

<...>, русский, образование среднее специальное, ранее не судимый, -

осужден:

по п. п. "а", "б", "в", "г", "з" ч. 2 ст. 126 УК РФ к восьми годам лишения свободы;

по п. п. "а", "б", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ к семи годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ к восьми годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по п. "б" ч. 3 ст. 163 УК РФ к восьми годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ч. 4 ст. 166 УК РФ к шести годам лишения свободы;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено десять лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

По ч. 3 ст. 126 УК РФ К.А. оправдан.

Н.,

<...>, русский, образование среднее, ранее не судимый, -

осужден:

по п. п. "а", "в", "г", "з" ч. 2 ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 24 мая 1996 года) к пяти годам лишения свободы;

по п. "б" ч. 3 ст. 163 УК РФ к семи годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по п. п. "а", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ к семи годам лишения свободы с конфискацией имущества;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено восемь лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

Д.В.,

<...>, русский, гражданин Российской Федерации, образование среднее, ранее не судимый, -

осужден:

по п. п. "а", "в", "г", "з" ч. 2 ст. 126 УК РФ к шести годам лишения свободы;

по п. п. "а", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к пяти годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к шести годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по п. "б" ч. 3 ст. 163 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к шести годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ч. 4 ст. 166 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к четырем годам лишения свободы;

по ч. 1 ст. 167 УК РФ к одному году лишения свободы;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено семь лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

Приговором разрешены гражданские иски по возмещению имущественного ущерба и морального вреда.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации С.А. Разумова, объяснения осужденного Д.Ю., заявившего о фабрикации против него уголовного дела и просившего отменить приговор и дело производством в отношении него прекратить; защитника Убожко Л.Г., поддерживающего доводы жалоб и выступления осужденного Д.Ю.; адвоката Строковой, представляющей интересы потерпевшего Х. и просившей об отмене приговора в отношении Д.Ю.; адвоката Кирюхина, представляющего интересы потерпевшего И., просившего внимательно разобраться в деле, поскольку И. не считает выводы суда достоверными; возражения прокурора Шаруевой М.В., полагавшей возможным оставить приговор без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

судом первой инстанции признаны виновными и осуждены: Д.Ю. и Н. за похищение потерпевшего И. по предварительному сговору, из корыстных побуждений. Они же и К.А. - за вымогательство имущества у И. в крупном размере и за разбойное нападение на потерпевшего И.; К.А. - за похищение потерпевшего Х. по сговору с неустановленными лицами; К.А. и Д.Ю. - за вымогательство имущества у Х.; К.А. - за разбойное нападение на Х.; К.А. и Д.В. - за похищение потерпевшего Б., за вымогательство у потерпевшего имущества в крупном размере, за разбойное нападение на Б., а также за завладение автомобилем Б. без цели его хищения; К.А. и Д.В. - за разбойное нападение на потерпевшего М.; Д.В. - за уничтожение и повреждение чужого имущества, повлекшее причинение значительного ущерба для потерпевшего.

Преступления осужденными были совершены в 1999 - 2000 годах в г. Омске при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда.

В судебном заседании Д.Ю. вину в содеянном не признал, К.А., Н. и Д.В. - признали свою вину частично.

В кассационных жалобах основных и дополнительных:

Осужденный Д.Ю. указывает на многочисленные, по его мнению, нарушения норм УПК РСФСР. Считает, что судебное заседание было проведено односторонне, в зале судебного заседания присутствовали оперативные работники, которые психологически влияли на потерпевших и свидетелей и те не имели возможность свободно выразить свои мысли. Судом не были учтены показания потерпевшего Б., который показывал, что опознал его, Д.Ю., по ошибке, не было взято во внимание заявление свидетелей С. и Л. о физическом воздействии на них в ходе расследования со стороны оперативных работников. Полагает, что И. принудили давать показания против него, поскольку о его причастности в похищении потерпевший стал давать только спустя полтора года после возбуждения уголовного дела.

Д.Ю. утверждает, что у него с Х. были нормальные отношения, они были деловыми партнерами, Х. перевозил топливо по поручению К.А. и что-либо вымогать у Х. и совершать на него разбойное нападение ни у него, ни у К.А. не было необходимости.

Д.Ю. просит отменить приговор и прекратить в отношении него уголовное преследование за отсутствием в его действиях составов преступлений.

Адвокат Леденева В.Р. в защиту осужденного Д.Ю. указывает на непоследовательные показания И., которые должны были быть проверены в судебном заседании, однако И. не участвовал в рассмотрении дела и выяснить причину противоречий в его показаниях не представилось возможным. В судебном заседании никто не подтвердил, что Д.Ю. давал указание похитить И. и требовать от него передачи денег. Судом не устранены противоречия в показаниях С., М. и Н. с одной стороны и И. - с другой стороны. Отсутствие состава вымогательства, на взгляд адвоката, отсутствует в связи с показаниями М. о том, что его задолженность перед Н. может компенсировать И., который должен примерно ту же сумму ему - М., в силу чего с И. и требовали передачи долга.

По эпизоду с потерпевшим Х. вина Д.Ю. не доказана. Сам Х. в заявлении о совершенном на него нападении указал фамилии напавших на него лиц, однако, фамилии Д.Ю. в заявлении указано не было и только через полтора года Х. стал показывать на Д.Ю., как на участника совершенного на него нападения. Эти обстоятельства вызывают большие сомнения в достоверности и не могут быть положены в основу обвинительного приговора в отношении Д.Ю. Адвокат просит отменить приговор и дело в отношении Д.Ю. прекратить за отсутствием в его действиях состава преступлений.

Осужденный Н. в жалобах указывал, что приговор постановлен на доказательствах, которые страдают большим изъяном. В основу приговора положены противоречивые показания С., И. и других лиц. Считает показания И. по эпизоду купли-продажи двух автомашин надуманными, в этом эпизоде нет состава преступления, а имеется гражданско-правовая сделка, которая не была завершена до конца между сторонами в ней участвующими. Н. утверждает, что И. по их просьбе самостоятельно поехал на лодочную станцию, где между ними состоялся разговор о дальнейших партнерских отношениях и ни о каком хищении ни у кого из присутствующих умысла не возникало. В судебное заседание, по мнению Н., не были вызваны все необходимые свидетели, которые могли бы прояснить все обстоятельства дела. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство.

Адвокат Родионцев С.А. в защиту осужденного Н. просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение, поскольку в судебном заседании не были выяснены многие обстоятельства, которые могли бы повлиять на квалификацию действий Н. Адвокат полагает, что показания И. и С. являются ложными и не могут быть положены в основу обвинительного приговора. У М. имеется расписка о долге перед Н. и поэтому показания М. о том, что ему должен такую же сумму И., с которого Н. и может востребовать долг, являются достоверными, что, по мнению адвоката опровергает версию о составе вымогательства в действиях Н. Показания И. о его похищении крайне противоречивы, в разбойном на него нападении в судебном заседании вообще не было представлено доказательств.

Осужденный К.А. отвергает доказательства своей причастности к совершенным преступлениям в отношении потерпевших Б. Х. и И. Полагает, что на потерпевших и свидетелей оказывалось психологическое давление и они не имели возможности давать правдивых показаний. Отрицает какую-либо организацию в похищении потерпевших и утверждает, что все они деловые партнеры и все переговоры, которые состоялись на лодочной станции, носили добровольный характер, без какого-либо насилия над потерпевшими. Поскольку все обстоятельства не были исследованы в полном объеме, осужденный К.А. просит отменить приговор и дело направить на новое судебное рассмотрение.

Адвокат Смирнов А.А. утверждает, что К.А. не принимал участие в похищении И., он только разнимал дерущихся на лодочной станции И. и С. и вполне мог причинить им телесные повреждения, наличие которых никак не подтверждает версию о похищении И. При допросах И. показывал, что у него не вымогали деньги, а только интересовались, какую сумму ему отдал С.

По эпизоду с потерпевшим Х. в действиях К.А. также нет состава преступления, поскольку Х. просил привлечь к ответственности неизвестных ему лиц, совершивших на него нападение, а К.А. и Х. были знакомы и между ними всегда были хорошие отношения. Поскольку Х. не указал фамилию К.А., следовательно, он не участвовал в похищении Х.

По эпизоду с потерпевшим Б. К.А. не имел прямого умысла на завладение вина, он не совершал самостоятельных действий по завладению имущества Б. и поэтому адвокат просит о переквалификации действий К.А. по данному эпизоду на ст. 33 и ч. 2 ст. 161 УК РФ. По остальным эпизодам адвокат просит приговор в отношении К.А. отменить и дело производством прекратить.

Осужденный Д.В. утверждает, что по эпизоду с потерпевшим Б. он оказался невольным свидетелем происходящего. Он видел, как Саид и Рамазан били Б., а затем связали ему руки и попросили им помочь перевезти Б. на лодочную станцию. По их же указанию он ездил на склад и грузил в машину вино. Он понимал, что Б. задерживали незаконно и незаконно изымали вино, однако он действовал не по своей воле, а выполнял просьбу Саида и Рамазана.

Д.В. отрицает свое участие в нападении на М. и утверждает, что вышел из машины и этих событий не видел.

Считает, что было нарушено его право на защиту, поскольку протокол судебного заседания не был изготовлен в указанные законом сроки, и он не имел возможности своевременно с ним ознакомиться. Полагает, что судебное заседание проходило с обвинительным уклоном. Просит отменить приговор и дело направить на новое судебное рассмотрение.

Адвокат Дергачев А.А. полагает, что в судебном заседании не было добыто доказательств виновности Д.В. по эпизоду совершенных преступлений в отношении потерпевшего Б. Сам потерпевший Б. не утверждает, что он видел Д.В. на лодочной станции. В гараже, со слов Б. он видел Д.В., но уже после своего избиения и ему показалось, что у Д.В. был удивленный и растерянный взгляд.

Относительно потерпевшего М. вина Д.В. в судебном заседании не была подтверждена. Д.В. отрицает свое участие в нападении на М. Потерпевший М. на Д.В. не указывает, как на участника нападения. Каких-либо других доказательств в судебном заседании представлено не было. Просит по эпизоду с Б. приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение, а в отношении эпизода, связанного с потерпевшим М. приговор отменить и дело производством в этой части прекратить.

Потерпевший Х. не согласен со столь суровым осуждением Д.Ю. Объясняет свои показания в отношении Д.Ю. обидой на него и злостью за то, что тот связался с преступными элементами, каковым, на его взгляд, является К.А. Уточняет, что Д.Ю. не требовал от него делиться прибылью в размере 60%, а только передал ему эти слова по требованию К.А. Считает приговор в отношении Д.Ю. чрезмерно суровым и просит смягчить ему наказание.

Изучив материалы дела, и обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным. Вина осужденных в совершенных ими преступлениях нашла свое полное подтверждение собранными и исследованными в судебном заседании доказательствами.

По эпизоду совершения преступлений в отношении потерпевшего И., Д.Ю., К.А. и Н. не отрицали того, что все они вместе с И. находились на лодочной станции 3 января 1999 года, куда И. был привезен П. Однако каких-либо преступных действий в отношении И. кто-либо из них не совершал.

В судебном заседании в порядке ст. 286 УПК РСФСР, в связи с невозможностью явки потерпевшего И. в судебное заседание, были исследованы его показания и просмотрена видеозапись его допроса в ходе предварительного расследования.

Как видно из показаний И. он был знаком с М. и до августа 1998 года он с ним заключил несколько коммерческих сделок. Он также работал со С., который продал М. две машины, за которые М. не рассчитался. Он участия в этой сделке не принимал. 3 января 1999 года при выходе из подъезда своего дома, он увидел подошедшего к нему мужчину, как он позже узнал - это был Д.Ю., который предложил ему сесть в машину. Он отказался и хотел вернуться домой, но около подъезда его догнал Д.Ю., схватил его за одежду, выстрелил из газового пистолета, но в него не попал. В это время к ним подбежал Н. и еще один неизвестный ему человек, они сбили его с ног, надели наручники и насильно затолкнули в машину, после чего привезли его на лодочную станцию и там стали избивать. В избиении принимали участие Д.Ю., Н., а затем к ним присоединился К.А., которого представили как работника 6 отдела МВД. Н. брал у К.А. пистолет, наставлял его на него и нажимал курок; но выстрелов не было. Затем приехал С. и стал утверждать, что передал ему 380 000 рублей, это обстоятельство он отрицал, т.к. С. никаких денег ему не передавал. Затем его поместили в комнату с железной клеткой, пристегнули к клетке наручниками и стали вновь избивать, он потерял сознание. Затем К.А. привел его в другую комнату, где находился Д.Ю. и они стали требовать от него передачи 15 тыс. долларов США, предложили позвонить его знакомому К. и взять эти деньги у него в долг. Он позвонил К., но тот отказался дать указанную сумму. Пришедший С. вновь стал утверждать, что передал ему 380 000 рублей, наставлял на него обрез ружья и нажимал на курок, но выстрелов не было. 4 января К.А. дал ему телефон и велел сообщить семье, что он вернется домой 5 января, что он и сделал. До 5 января он продолжал находиться на лодочной станции, после чего его посадили в машину и привезли к дому. Сопровождающий его К., напомнил, что он должен передать ему 15 тыс. долларов США и переписать принадлежащую ему машина на человека, на которого ему укажет С.

Свидетель С. в судебном заседании показал, что Н. и К. заключили с М. сделку и отправили ему две машины иностранного производства, М. обещал расплатиться дизтопливом. М., в свою очередь, должен был деньги И., который этот факт признал на лодочной станции во время проводов М., уезжавшего в Новый Уренгой. Во время распития спиртного на лодочной станции у него возникла ссора с И. и он несколько раз ударил его. Больше в отношении И. никто никаких действий не предпринимал.

В связи с тем, что указанные показания С. находились в противоречии с теми показаниями, которые он давал в ходе предварительного расследования, суд в порядке ст. 286 УПК РСФСР огласил их и исследовал в судебном заседании.

Так, С. при расследовании дела показывал, что М. должен был за проданные ему машины Н. и К. 15 тыс. долларов США, но заявил, что ему такую же сумму должен И. и предложил забрать эти деньги у И. 3 января 1999 года он по просьбе Н. приехал на лодочную станцию, где увидел сильно избитого И. На лодочной станции находились Д.Ю., К.А., К., М. и другие лица. Он сказал Н., что передавал И. 300 000 рублей, Н.требовал от И. отдать эти деньги и И. соглашался это сделать. Во время требования денег Н. наставлял на И. обрез ружья и нажимал на курок, требовал, чтобы то же самое делал и он. Зная, что ружье не заряжено, он наставлял его на И. и нажимал на курок. Д.Ю. он сказал, что И. готов отдать деньги. 4 января Д.Ю. в его присутствии требовал от И. передачи денег. 5 января он вместе с Н. и К. отвезли И. домой, при этом К. требовал от И. переписать принадлежащую И. машину на человека, которого он, К., укажет. К. угрожал И. уничтожить всю семью, если он сообщит о случившемся в правоохранительные органы.

Свидетель М., показания которого исследовались в судебном заседании в порядке ст. 286 УПК РСФСР, в ходе предварительного расследования показывал, что в августе 1998 года приобрел у Н. и К. два автомобиля импортного производства, за которые должен был рассчитаться дизельным топливом, но не смог этого сделать. Каких-либо долговых обязательств И. перед ним не было. В январе 1999 года он находился в г. Омске и был приглашен на лодочную станцию, где также находились Д.Ю., Н., К.А. и другие, незнакомые ему лица. В одной из комнат он видел сильно избитого И. По поводу этого Д.Ю. ему сказал, что по поводу долгов с И. они разберутся сами.

Изложенные показания И., С., М. свидетельствуют о причастности Д.Ю., Н. и К.А. в похищении И. и вымогательстве у него денег в виде 15 тыс. долларов США.

Доводы осужденных и их адвокатов о недостоверности показаний потерпевшего и свидетелей опровергаются не только их показаниями, достоверность которых у судебной коллегии не вызывает сомнений, но и совокупностью других доказательств, которые подтверждают показания И. и свидетелей С. и М. и опровергают утверждения осужденных.

Так, заключением судебно-медицинского эксперта подтверждено наличие у И. закрытой черепно-мозговой травмы, сотрясение головного мозга, множественность ссадин головы и тела. Все эти повреждения могли образоваться от ударов тупыми твердыми предметами, каковыми могут быть руки, а также ноги, обутые в жесткую обувь. Ссадины на лучезапястных суставах могли быть причинены наручниками.

И. твердо опознал Н. и Д.Ю., как лиц, которые совершили его похищение из дома, а затем избивавших его на лодочной станции и вымогавших у него 15 тыс. долларов США. Кроме того, И. показал, что Д.Ю. забрал у него золотой браслет. И. также опознал и К.А., который совместно с Д.Ю. и Н. избивал его на территории лодочной станции и вымогал деньги.

При осмотре территории лодочной станции там обнаружена темная комната без окон с железной дверью и остатками решеток вдоль стен. Это обстоятельство также подтверждает правдивость показаний И. о том, что его приковывали к железной решетке наручниками в темной комнате и избивали там.

По эпизодам совершения преступлений в отношении потерпевшего Х. Д.Ю. и К.А. показывали, что у Х. действительно было изъято дизтопливо в количестве 23 кубических метров, поскольку это топливо принадлежало Д.Ю. и К.А. К.А., кроме того, не отрицал, что он вместе со своим знакомым 4 июля 1999 года приезжал на плавбазу около 2 часов ночи, представился сотрудником ОБЭП и перевез Х. на лодочную станцию, где они выясняли у Х. обстоятельства перекачки 23 куб. м топлива. Каких-либо противоправных действий в отношении Х. они не совершали.

Несмотря на отрицание своей вины Д.Ю. и К.А., их виновность по данным эпизодам подтверждена совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании.

Так, потерпевший Х. показал, что временно работая на теплоходе СТ-788, он занимался покупкой и перепродажей дизтоплива. К.А. и Д.Ю. до этого он не знал. На 4 июля 1999 года он приобрел 23 куб. м топлива и договорился продать дизтопливо С., для этого подогнал теплоход СТ-788 к плавбазе и начал перекачку. В это время к теплоходу подошел катер "Амур", из него вышли три человека, один из них, К.А. представился работником ОБЭП, угрожая пистолетом, надел на него наручники, заставили перейти на катер "Амур", на голову одели мешок и привезли его на лодочную станцию. Там к нему подошел Д.Ю. и потребовал передать ему 60% полученной прибыли и сказал, что все расчеты должны производиться через К.А. Пока он находился на лодочной станции топливо с теплохода на сумму 50 600 руб. пропало. Впоследствии ему неоднократно звонил К.А. и требовал деньги. 24 сентября 1999 года к нему домой приехал К.А. и потребовал поехать с ним на лодочную станцию. Он опасался за свою жизнь и жизнь семьи и согласился с требованием К.А. Там К.А. потребовал передать ему 140 000 рублей. Таких денег у него не было, но он съездил домой и привез К.А. 20 тысяч рублей.

Свидетель Х. показала, что в начале июля 1999 года мужа не было дома несколько дней, а когда он вернулся, то рассказал, что неизвестные ему люди похитили с теплохода дизтопливо и вымогают у него деньги. 24 сентября 1999 года к мужу приехали на машине К.А. и его знакомые и увезли его. Через некоторое время муж вернулся, забрал 20 тыс. рублей и вновь уехал. Вернулся он в 5 часов утра и рассказал, что от него требуют передачи еще 120 тыс. рублей.

Свидетель Олейников показал, что 3 июля 1999 года он перекачивал дизтопливо с теплохода Х. на плавбазу "Мартимекс". Около часа ночи к теплоходу подошел катер "Амур", с него сошли трое мужчин, которые надели наручники на Х. и увезли его. Они же приказали перекачать топливо в указанный ими бензовоз, что он и сделал.

Доводы осужденных и адвокатов о том, что показания Х. органами следствия были истолкованы неверно и что он не показывал на Д.Ю., как на лицо, совершившее его похищение и вымогавшее у него деньги, не могут быть признаны состоятельными.

Из материалов дела видно, что Х. неоднократно допрашивался и давал по обстоятельствам совершенных против него преступных действий, последовательные и одинаковые показания, которые подтверждены вышеприведенными показаниями свидетелей. Не доверять показаниям Х. у суда первой инстанции и у судебной коллегии нет оснований.

По эпизодам преступной деятельности осужденных в отношении потерпевших Б. и М. их вина подтверждена показаниями потерпевшего Б. и М.

Так, Б. показал, что у него на складе оставались нереализованные 34 ящика молдавского вина, которые он предполагал переправить в Москву. 16 февраля 2000 года он пришел на склад, в помещение также зашел Д.В. и с ним двое неизвестных ему лиц. Ему брызнули в лицо из баллончика газом, ударили несколько раз деревянным предметом по голове, руки сковали наручниками, глаза заклеили скотчем, посадили на машину и увезли на лодочную станцию. В дороге били по голове пистолетом, забрали документы и деньги в сумме 1500 рублей. Нападавшие требовали передачи им ящиков с вином. Опасаясь за свою жизнь он написал записку на склад с просьбой выдать 34 ящика с вином и подтвердил свое распоряжение телефонным звонком по требованию нападавших. Когда вино было привезено, ему сказали, что его количества мало и потребовали дополнительно передать 4 тыс. долларов США. Вновь опасаясь избиения и за свою жизнь, он согласился передать эти деньги и позвонил М., у которого попросил в долг 4 тыс. долларов США. Вместе с похитителями он приехал к дому М., тот сел в машину и стал возмущаться тем, что он, Б. связан и избит. Он велел М. передать деньги похитителям, предупредив его, что те вооружены.

Д.В. и К.А. не отрицали того, что они ездили на склад с запиской Б. и забирали со склада коробки с вином, которые привезли на лодочную станцию.

По заключению судебно-медицинского эксперта Б. были причинены множественные ссадины и кровоподтеки лица и головы, мягких тканей, ссадины лучезапястных суставов, что характерно для применения наручников.

Потерпевший М. показал, что после звонка Б., который попросил в долг 4 тыс. долларов США, к нему в квартиру поднялись двое незнакомых ему молодых мужчин, вместе с которыми он спустился к машине, в которой находился связанный и избитый Б. Он стал возмущаться этим обстоятельством. В это время один из парней схватил его за шею, приставил к ней нож, а второй похитил у него из кармана 4 тыс. долларов США, с руки у него сняли золотые часы и печатку, которую в последующем обнаружили в машине. Всего у него было похищено имущества на сумму 130368 рублей. После этого нападавшие убежали.

Доводы К.А. и Д.В. о том, что они не совершали нападения на Б. и М., опровергаются их же показаниями, данными в ходе предварительного расследования, которые были оглашены в силу противоречивости показаний данных в ходе расследования дела и в судебном заседании.

В ходе расследования К.А. и Д.В. неоднократно добровольно давали показания и подтверждали их при выходе на место преступления. Суд обоснованно признал их достоверными, поскольку они объективно совпадают с показаниями Б. и М., не доверять которым у суда не было никаких оснований.

Действия Д.В. и К.А. по завладению автомашиной Б. без цели ее хищения и действия Д.В. по уничтожению и повреждению имущества Б. также подтверждены доказательствами, изложенными в приговоре суда.

Доводы осужденных и адвокатов о том, что судебное следствие было проведено необъективно, не могут быть признаны состоятельными. Как видно из материалов дела и приговора, суд первой инстанции объективно разобрался в обстоятельствах дела, все сомнения и неточности по предъявленному обвинению осужденным были учтены и исключены из обвинения, чему в приговоре дана мотивированная объективная оценка.

Все процессуальные действия в ходе предварительного расследования и в судебном заседании были проведены в соответствии с нормами УПК РСФСР, каких-либо существенных нарушений процессуального законодательства допущено не было.

Суд правильно квалифицировал действия всех осужденных, указав ее в приговоре.

При назначении наказания осужденным суд учел характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, роль каждого из осужденных в содеянном, данные о личности каждого из них, обстоятельства, смягчающие и отягчающие их наказание.

Судебная коллегия находит назначенное наказание обоснованным, соответствующим содеянному и не находит, что оно является чрезмерно жестким, поскольку назначено оно в рамках санкций, предусмотренных за преступления, в которых осужденные признаны виновными и осуждены за них.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Омского областного суда от 29 июня 2001 года в отношении Д.Ю., К.А., Н. и Д.В. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Д.Ю., Н., К.А. и Д.В., а также адвокатов Леденевой, Родионцева, Смирнова и Дергачева, а также потерпевшего Х. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"