||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 июля 2002 года

 

Дело N 20-Г02-10

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Манохиной Г.В.,

    судей                                          Соловьева В.Н.,

                                                     Макарова Г.В.

 

рассмотрела в судебном заседании от 25 июля 2002 г. дело по заявлению прокурора Республики Дагестан о признании противоречащими федеральным законам ст. ст. 3 (абзац 4), 11 (абзац 5), 14, 16 (часть 1), 19 Закона Республики Дагестан "О нормативных правовых актах Республики Дагестан" от 16 апреля 1997 года N 8 по кассационной жалобе Председателя Народного Собрания Республики Дагестан на решение Верховного суда Республики Дагестан от 28 мая 2002 г., которым требование прокурора удовлетворено.

Выслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Соловьева В.Н., объяснения председателя Государственного Совета Республики Дагестан - Г., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

прокурор Республики Дагестан обратился в суд с заявлением о признании противоречащими федеральным законам ст. ст. 3 (абзац 4), 11 (абзац 5), 14, 16 (часть 1), 19 Закона Республики Дагестан "О нормативных правовых актах Республики Дагестан" от 16 апреля 1997 года N 8.

По мнению заявителя, оспариваемые статьи Закона Республики Дагестан "О нормативных правовых актах Республики Дагестан" противоречат федеральным законам, подлежат признанию недействительными и не подлежащими применению.

В судебном заседании представитель прокуратуры Республики Дагестан отказался от заявленных требований в части признания противоречащими федеральным законам ст. ст. 3 (абзац 4), 11 (абзац 5), 14, 16 (часть 1) указанного Закона в связи с тем, что указанные статьи приведены в соответствие с федеральными законами.

В то же время представитель Прокуратуры Республики Дагестан поддержал свое заявление в части признания противоречащей федеральным законам ст. 19 Закона Республики Дагестан "О нормативных правовых актах Республики Дагестан" и просил его удовлетворить.

Представитель Народного Собрания Республики Дагестан в возражениях на заявление прокурора Республики Дагестан просил ее отклонить, пояснив, что Народным Собранием Республики Дагестан на 29 сессии принят Закон Республики Дагестан "О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Дагестан "О нормативных правовых актах Республики Дагестан".

Так, в статьи 3 (часть 4), 11 (часть 5), 75 (пункт 3), 77 (часть 2) Закона Республики Дагестан "О нормативных правовых актах Республики Дагестан" внесены изменения, связанные с внесением изменений в статью 113 Конституции Республики Дагестан, касающиеся исключения положения о международных договорах.

В статьи 14 и 19 внесены изменения, связанные с внесением изменений в статьи 1 и 4 Конституции Республики Дагестан, касающиеся соответственно верховенства Конституции и законов Республики Дагестан на всей территории Республики Дагестан и высшей юридической силы Конституции Республики Дагестан.

Решением Верховного Суда Республики Дагестан от 28 мая 2002 г. заявление прокурора Республики Дагестан удовлетворено частично.

Признаны противоречащими подпункту "д" части 1 статьи 1, статьям 5, 21, части 1 статьи 23 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" от 6 октября 1999 года N 184-ФЗ положения статьи 19 Закона Республики Дагестан "О нормативных правовых актах Республики Дагестан".

В целом статья 19 указанного Закона признана недействующей и не подлежащей применению со дня вступления настоящего решения в законную силу. В кассационной жалобе Председатель Народного Собрания Республики Дагестан просит отменить решение суда, ссылаясь на то, что его выводы не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, не учтено, что нормативные указы и постановления Государственного Совета Республики Дагестан не нарушают принципа разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную, но способствуют сбалансированности полномочий соответствующих органов власти и восполняющих пробелы законодательства в сфере регулирования законами соответствующих общественных отношений.

Проверив материалы дела, изучив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит постановленное по данному делу решение подлежащим оставлению без изменения по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 6 Конституции Республики Дагестан государственная власть в Республике Дагестан осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны.

Согласно статье 71 Конституции Республики Дагестан Народное Собрание - парламент Республики Дагестан - представительный и законодательный орган государственной власти Республики Дагестан.

Согласно статье 87 Конституции Республики Дагестан Государственный Совет Республики Дагестан возглавляет исполнительную власть и обеспечивает взаимодействие органов государственной власти Республики Дагестан.

Законом Республики Дагестан "О нормативных правовых актах Республики Дагестан" от 16 апреля 1997 года N 8 с изменениями в редакции Закона от 13 мая 2002 года N 23 в статье 19 определено: "нормативные указы и постановления Государственного Совета, восполняющие пробелы законодательства в сфере регулирования законами, действуют до принятия соответствующих законов Республики Дагестан".

В случае принятия Государственным Советом Республики Дагестан нормативных указов и постановлений, восполняющих пробелы законодательства в сфере регулирования законами, Государственный Совет не позднее 30-ти дней после их вступления в силу вносит в Народное Собрание в порядке законодательной инициативы соответствующие проекты законов. Народное Собрание рассматривает такие законопроекты в первоочередном порядке.

Верховным Судом РД правильно обращено внимание на то, что, таким образом, статья 19 указанного Закона РД предусматривает возможность Государственного Совета Республики Дагестан принимать нормативные указы и постановления "восполняющие пробелы законодательства в сфере регулирования законами", действующие "до принятия соответствующих законов Республики Дагестан". Однако положения статьи 19 Закона Республики Дагестан "О нормативных правовых актах Республики Дагестан" противоречат подпункту "д" части 1 статьи 1, статьям 5, 21, части 1 статьи 23 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" от 6 октября 1999 года N 184-ФЗ, которые не предусматривают принятия высшим исполнительным органом государственной власти субъекта Российской Федерации актов по вопросам, относящимся к полномочиям законодательного органа, подлежащим регулированию законом субъекта Российской Федерации.

Так, согласно подпункту "д" части 1 статьи 1 ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" деятельность органов государственной власти субъекта Российской Федерации осуществляется в соответствии с принципом разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную в целях обеспечения сбалансированности полномочий и исключения сосредоточения всех полномочий или большей их части в ведении одного органа государственной власти либо должностного лица.

Статьями 5 и 21 указанного Федерального закона определены основные полномочия законодательного (представительного) органа государственной власти и высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации. Из подпункта "б" части 1 статьи 5 указанного Закона следует, что законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта Российской Федерации "осуществляет законодательное регулирование по предметам ведения субъекта Российской Федерации и предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации в пределах полномочий субъекта Российской Федерации".

Из статьи 21 указанного Федерального закона не усматривается права принятия высшим исполнительным органом государственной власти субъекта Российской Федерации каких-либо актов по вопросам, относящимся к полномочиям законодательного органа, подлежащим регулированию законом субъекта Российской Федерации.

Судом учтено и принято в этой связи во внимание то, что Федеральный закон "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации", регламентируя основы взаимодействия законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации и органов исполнительной власти субъекта Российской Федерации, в части 1 статьи 23 устанавливает, что в соответствии с конституционным принципом разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта Российской Федерации и высший исполнительной орган государственной власти субъектов Российской Федерации осуществляют свои полномочия самостоятельно.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ находит обоснованным вывод суда о том, что ст. 19 Закона Республики Дагестан "О нормативных правовых актах Республики Дагестан" вступает в противоречие с Федеральным законом "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" и поэтому подлежит признанию недействующей и не подлежащей применению с момента вступления решения суда в законную силу.

С учетом указанного вывода постановленное по данному делу решение является законным.

Доводы кассационной жалобы о том, что издание нормативных указов и принятие нормативных постановлений Государственным Советом Республики Дагестан, восполняющих пробелы законодательства в сфере регулирования законами и действующих до принятия соответствующих законов Республики Дагестан не противоречит ни республиканскому, ни федеральному законодательству, носит временный характер, что на федеральном уровне можно наблюдать аналогичное решение проблемы восполнения пробелов в законодательстве, несостоятельны, так как не основаны на законе и являются скорее предположением, чем утверждением действительного положения.

С учетом изложенного, руководствуясь ст. 305 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Верховного Суда Республики Дагестан от 28 мая 2002 г. оставить без изменения, кассационную жалобу Председателя Народного Собрания Республики Дагестан - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"