||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 июля 2002 г. N 85-Д02-32

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ермилова В.М.

судей Валюшкина В.А. и Ботина А.Г.

рассмотрела в судебном заседании 24 июля 2002 года по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации дело в отношении П.

По приговору Малоярославецкого районного суда Калужской области от 17 января 2001 года

П., <...>, русский, несудимый,

осужден: по ст. 118 ч. 3 УК РФ на 1 год исправительных работ с ежемесячным удержанием в доход государства 10% заработка, по ст. 109 ч. 1 УК РФ на 1 год лишения свободы, а по совокупности преступлений на 1 год 2 месяца лишения свободы в колонии-поселении.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Калужского областного суда от 30 марта 2001 года приговор оставлен без изменения.

Постановлением президиума Калужского областного суда от 17 апреля 2002 года протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ, в котором был поставлен вопрос об отмене приговора, кассационного определения и направлении дела на новое судебное рассмотрение, оставлен без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Валюшкина В.А., заключение прокурора Богдашкина А.П. об удовлетворении протеста, судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда П. признан виновным в совершении преступлений при таких обстоятельствах:

9 августа 2000 года примерно в 23 часа 30 минут П. пришел в дачный дом, принадлежащий А. и А.Л., где между П., с одной стороны, и А. и А.Л., с другой стороны, произошла ссора, в ходе которой П., предвидя возможность причинения вреда здоровью потерпевших в результате своих действий, оттолкнул от себя А.Л., отчего последняя, падая, ударилась о стол. Кроме того, он же дважды оттолкнул А., отчего тот, падая, ударился головой об пол.

В результате неосторожных насильственных действий П. А.Л. был причинен закрытый перелом пятой пястной кости правой руки и закрытый перелом пятой плюсневой кости правой стопы, которые причинили ее здоровью вред средней тяжести.

А. была причинена тупая закрытая черепно-мозговая травма, сопровождавшаяся кровоизлиянием в мягкие ткани правой теменно-височной области; линейным переломом свода и основания черепа с эпидуральным кровоизлиянием, субдуральным кровоизлиянием, ушибом головного мозга, отеком головного мозга, вторичными размягчениями и кровоизлияниями в головной мозг, гипостатической пневмонией, эрозивно-язвенным геморрагическим гастритом с кровотечением, которые повлекли смерть А. 19 августа 2000 г.

В протесте поставлен вопрос об отмене состоявшихся судебных решений и передаче дела на новое судебное рассмотрение в связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона.

Проверив дело, обсудив доводы протеста, судебная коллегия находит его подлежащим удовлетворению.

Согласно требованиям ст. 20 УПК РСФСР следователь, прокурор, суд обязаны принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, выявить как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого обстоятельства. Приговор суда может быть постановлен только на доказательствах, добытых с соблюдением уголовно-процессуального закона.

Данное требование закона органами предварительного расследования было нарушено и не восполнено судом в ходе судебного следствия.

Так, суд в обоснование виновности П. сослался в приговоре на акт судебно-медицинского исследования трупа потерпевшего (л.д. 21 - 24) и заключение судебной экспертизы трупа (л.д. 49), выполненные одним и тем же лицом - судебно-медицинским экспертом К., чем существенно нарушил требования ст. 67 УПК РСФСР о том, что эксперт не может принимать участия в производстве по делу, если он участвовал в деле в качестве специалиста.

Как усматривается из акта N 222 от 20 августа 2000 года судебно- медицинского исследования трупа, оно проведено судмедэкспертом К. до возбуждения уголовного дела. При этом проводился не только наружный осмотр трупа, но и его патологоанатомическое исследование. Данное обстоятельство исключает участие К. в качестве эксперта при проведении судебно-медицинской экспертизы трупа потерпевшего по настоящему делу.

Таким образом, судебно-медицинская экспертиза трупа выполнена с грубым нарушением норм уголовно-процессуального закона.

Однако президиум Калужского областного суда, оставляя без удовлетворения протест, аргументировал свое решение следующим образом.

По смыслу уголовно-процессуального закона врач, проводивший исследование трупа потерпевшего до назначения судебно-медицинской экспертизы данного трупа, не может быть признан специалистом.

В соответствии со ст. 133-1 УПК РСФСР, следователь перед началом следственного действия, в котором участвует специалист, должен соблюсти определенные процессуальные процедуры, в том числе с разъяснением прав и обязанностей специалиста.

Поскольку перед исследованием трупа потерпевшего в отношении судебно-медицинского эксперта К. требования ст. 133-1 УПК РСФСР не выполнялись, то он не может быть признан специалистом в смысле требований уголовно-процессуального закона. Следовательно, обстоятельств, исключающих возможность его участия в производстве по делу, не имелось.

Однако такое толкование уголовно-процессуального закона является ошибочным.

Согласно требованиям ст. 67 УПК РСФСР эксперт не может принимать участие в производстве по делу: если он участвовал в качестве специалиста, за исключением случая участия врача-специалиста в области судебной медицины, в наружном осмотре трупа.

Тем самым законодатель прямо предусмотрел исключение из числа специалистов лишь врача, принимавшего участие именно в наружном осмотре трупа.

К. же производил его внутреннее исследование, на основании которого сделал выводы. А это по смыслу закона исключает его дальнейшее участие в качестве судебно-медицинского эксперта при проведении судебно-медицинской экспертизы по трупу потерпевшего. В противном случае нарушается принцип объективности ее проведения.

При таких данных приговор, кассационное определение, постановление президиума подлежат отмене, а дело направлению на новое судебное разбирательство, в ходе которого в соответствии со ст. 20, 68 и 314 УПК РСФСР необходимо устранить отмеченные недостатки, принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, в том числе, назначить и провести повторную судебно- медицинскую экспертизу трупа А., и в зависимости от полученных данных решить вопрос о виновности или невиновности П. в инкриминируемом ему деянии.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 378 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Малоярославецкого районного суда Калужской области от 17 января 2001 года, определение судебной коллегии по уголовным делам Калужского областного суда от 30 марта 2001 года и постановление президиума Калужского областного суда от 17 апреля 2002 года в отношении П. отменить, а дело направить на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"