||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 23 июля 2002 г. N 11-Д02-41

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кузнецова В.В.

судей Бурова А.А. и Ахметова Р.Ф.

рассмотрела в судебном заседании от 23 июля 2002 года по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Меркушова А.Е. дело в отношении Н.

По приговору Набережночелнинского городского суда Республики Татарстан от 4 апреля 1997 года

Н. <...>, с неполным средним образованием, не имеющая судимости,

- осуждена по ст. 103 УК РСФСР на 7 (семь) лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Татарстан от 22 июля 1997 года приговор оставлен без изменения.

По постановлению судьи Козловского районного суда Чувашской Республики от 14 марта 2001 года Н. от назначенного наказания условно-досрочно освобождена на 9 месяцев 7 дней.

Президиум Верховного Суда Республики Татарстан своим постановлением от 27 марта 2002 года протест заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации, в котором ставился вопрос о переквалификации действий Н. со ст. 103 на ст. 105 УК РСФСР, оставил без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Бурова А.А. и заключение прокурора Полеонова В.А., поддержавшего протест, судебная коллегия

 

установила:

 

Н. признана виновной в совершении умышленного убийства.

Как указано в приговоре, преступление совершено при следующих обстоятельствах.

22 декабря 1996 года около 1 часа ночи Н., находясь в состоянии алкогольного опьянения, в своей квартире, из личных неприязненных отношений умышленно нанесла удар ножом в область живота своему мужу, Н.А., причинив ему тяжкие телесные повреждений в виде проникающей колото-резаной раны живота в полость брюшины с повреждением аорты, осложнившейся острой кровопотерей, отчего тот скончался на месте совершения преступления.

В протесте ставится вопрос об изменении приговора и кассационного определения, переквалификации действий Н. со ст. 103 на ст. 105 УК РСФСР, назначении ей по этой статье наказания в виде 2 лет лишения свободы и отмене надзорного постановления.

Проверив материалы дела и обсудив приведенные в протесте доводы, судебная коллегия находит протест подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Вывод суда о виновности Н. в умышленном убийстве мужа на почве личных неприязненных отношений суд обосновал показаниями самой осужденной, потерпевшего Н.Д., свидетелей Н.В. и Ш., протоколом осмотра места происшествия и трупа, заключениями судебно-медицинского эксперта, протоколом следственного эксперимента.

Однако анализ приведенных в приговоре доказательств не дает основания признать, что она совершила указанное в приговоре преступление.

Как видно из материалов дела, потерпевший Н.Д., свидетели Н.В. и Ш. очевидцами происшедшего не были.

Сама же осужденная Н. показала, что 22 декабря 1996 года она со своим мужем и друзьями употребляла спиртные напитки, после чего пошла в гости к соседям, у которых осталась, примерно, до 1 часа ночи. Когда вернулась домой, пошла на кухню и стала резать пирог, чтобы с ним идти в гости к соседям. Однако к ней подошел муж, который стал говорить, что она никуда не пойдет, так как уже поздно. При этом он схватил ее за волосы и наклонил голову. Она попыталась вырваться и при этом нанесла ему удар рукой, в которой находился нож. Муж отошел и упал около ванной. О случившемся она сообщила соседям и вызвала "Скорую помощь".

Эти показания Н. ничем по делу не опровергнуты, а, напротив, подтверждаются протоколом следственного эксперимента, в ходе которого она рассказала об обстоятельствах нанесения удара ножом Н., и заключением судебно-медицинского эксперта, проводившего дополнительную экспертизу, о том, что локализация проникающей колото-резаной раны живота, направление раневого канала допускает причинение повреждения из положения, изложенного в протоколе следственного эксперимента.

Из показаний потерпевшего Н.Д. усматривается, что о случившемся он узнал от матери, которая ему сообщила, что она поругалась с отцом, поскольку он запретил ей идти к соседям, и, когда тот схватил ее за волосы и пригнул, она ударила его ножом в живот.

Решая вопрос о наличии или отсутствии признаков превышения пределов необходимой обороны, суды должны учитывать не только соответствие или несоответствие средств защиты и нападения, но и характер опасности, угрожавшей оборонявшемуся, его силы и возможности по отражению посягательства, а также иные обстоятельства, которые могли повлиять на реальное соотношение сил посягавшего и защищавшегося.

В состоянии душевного волнения, вызванного посягательством, обороняющийся не всегда может точно взвесить характер опасности и избрать соразмерные средства защиты.

Таким образом, превышение пределов необходимой обороны может быть лишь тогда, когда нападение существует в действительности или когда нападение хотя и прекратилось, но для обороняющегося в силу сложности обстановки или, по крайней мере, по обстоятельствам дела не был ясен момент окончания нападения.

Как усматривается из материалов дела, потерпевший Н.А., находившийся в состоянии алкогольного опьянения, схватил за волосы осужденную, пригнул ее голову, не отпускал, в связи с чем у Н. имелись реальные основания опасаться за свою жизнь и она нанесла удар ножом в живот потерпевшего.

При таких обстоятельствах показания Н. относительно того, что в момент случившегося она защищалась от нападения мужа, подтверждаются собранными по делу доказательствами и в деле не имеется каких-либо данных, опровергающих показания осужденной.

В данном конкретном случае, оценивая содеянное Н., надлежит признать, что в условиях сложившейся конкретной обстановки она находилась в состоянии необходимой обороны, но действовала с превышением ее пределов, нанеся удар ножом в безоружного потерпевшего.

Эти ее действия надлежит квалифицировать по ст. 105 УК РСФСР.

При таких обстоятельствах президиум Верховного Суда Республики Татарстан необоснованно оставил протест заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации без удовлетворения.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. 408 УПК РФ, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

приговор Набережночелнинского городского суда Республики Татарстан от 4 апреля 1997 года и определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Татарстан от 22 июля 1997 года в отношении Н. изменить: переквалифицировать действия Н. со ст. 103 на ст. 105 УК РСФСР, назначив ей по этой статье лишение свободы на 2 (два) года.

В остальном приговор и кассационное определение оставить без изменения.

Постановление президиума Верховного Суда Республики Татарстан от 27 марта 2002 года отменить.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"