||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 23 июля 2002 г. N 5-о02-105

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кузнецова В.В.,

судей Ахметова Р.Ф., Лаврова Н.Г.

рассмотрела в судебном заседании от 23 июля 2002 года кассационную жалобу осужденного Т. на приговор Московского городского суда от 7 марта 2002 года, которым

Т., родившийся 5 августа 1980 года, ранее не судимый, -

осужден по ст. 105 ч. 1 УК РФ к 9 годам лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п. п. "к", "н" УК РФ к 15 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно ему назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

На основании ст. ст. 97 ч. 1 п. "г", 99 ч. 2 УК РФ Т. постановлено назначить принудительную меру медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра от алкоголизма.

Заслушав доклад судьи Ахметова Р.Ф., объяснения осужденного Т., поддержавшего доводы своей кассационной жалобы, мнение прокурора Башмакова А.М., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Т. признан виновным в убийстве Ч., совершенном в ходе ссоры, а также в убийстве П.В., совершенном с целью скрыть другое преступление, неоднократно.

Преступления совершены 13 и 27 июля 2001 года в г. Москве при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Т. вину не признал и пояснил, что он к совершенным убийствам не причастен.

В кассационной жалобе осужденный Т., ссылаясь на неполноту, односторонность, необъективность следствия, несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, существенные нарушения уголовно-процессуального закона, противоречивость доказательств, ставит вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое расследование. В другой жалобе он же просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение. Отрицая свою вину в совершенных преступлениях, дачу показаний об обстоятельствах убийств объясняет применением к нему незаконных методов ведения следствия - психологическим воздействием. Ставит под сомнение доказательства, положенные в основу приговора. Считает, что его вина не доказана: нет очевидцев преступлений, и не обнаружены вещественные доказательства, подтверждающие его причастность к совершенным убийствам. Утверждает, что следственный эксперимент с его участием проведен с нарушением закона. Ссылается на то, что не проведена экспертиза для выяснения его физических возможностей на момент его "сильного алкогольного опьянения", не допрошены свидетели П.А., К.В., Ф. Ссылается на то, что у него в живых остался лишь брат, который является инвалидом 2 группы. Просит и о смягчении назначенного ему наказания.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии оснований для отмены данного приговора.

Как видно из материалов дела, выводы суда о виновности Т. в убийстве Ч., а также в убийстве П.В., совершенном при вышеуказанных отягчающих обстоятельствах, основаны на надлежаще исследованных в судебном заседании доказательствах, должный анализ и правильная оценка которым даны в приговоре.

Доводы Т. о его непричастности к совершенным убийствам, признание им вины в результате незаконных методов ведения следствия, на что делается ссылка и в кассационных жалобах, судом тщательно проверены и обоснованно отвергнуты, поскольку противоречат совокупности добытых по делу доказательств, в том числе и показаниям самого Т., положенным в основу приговора. Согласно этим показаниям Т. убийства потерпевших совершил, будучи в состоянии алкогольного опьянения: Ч. лишил жизни, нанося ей удары предметом типа ножа за то, что та отказывалась отдать ему документы его матери, а П.В. лишил жизни, нанося удары металлическим уголком и затягивая капроновую веревку, накинутую на шею потерпевшей, за то, что та рассказывала о совершенном им убийстве.

Отказ Т. от своих показаний об обстоятельствах совершенных им убийств не является основанием для исключения этих показаний из числа доказательств обвинения, поскольку они согласуются и подтверждаются совокупностью других подробно изложенных в приговоре доказательств, в том числе данными протоколов осмотра места происшествия, выводами экспертиз. К тому же, эти показания Т. получены с соблюдением требований закона, в ходе многочисленных допросов с участием адвокатов, защищающих его интересы, а также в присутствии понятых.

То, что Т. в ходе предварительного следствия давал подробные показания об обстоятельствах совершенных им убийств добровольно, видно и из показаний свидетелей К.О. и К.Х., а также из исследованных в судебном заседании видеоматериалов.

То, что орудия преступления не обнаружены, существенного значения для данного дела не имеет, поскольку сведения об орудиях преступления в материалах дела, в том числе в показаниях Т., согласующихся с данными судебно-медицинских экспертиз, имеются.

Согласно выводам судебно-медицинских экспертиз смерть потерпевшей Ч. наступила от острой кровопотери, развившейся вследствие повреждения сосудов шеи твердым плоским предметом с острым краем, а смерть потерпевшей П.В. - от механической асфиксии вследствие удавления петлей.

То, что на предметах одежды Т. следы крови потерпевших не обнаружены, не является бесспорным доказательством, оправдывающим данного осужденного, поскольку согласно показаниям свидетеля Б., а также самого Т. последний свою одежду каждый раз после происшествия стирал.

Сомневаться в объективности положенных в основу приговора доказательств оснований не имеется, поскольку каждое из них согласуется и подтверждается совокупностью других доказательств.

Что касается обстоятельств дела, то они исследованы всесторонне, полно и объективно. В проведении дополнительных следственных действий, экспертиз, а также в проверке других версий необходимости нет.

Как видно из материалов дела, нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, не допущено.

В то же время в соответствии с п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 1 от 27 января 1999 года "О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)", согласно которому, если виновный в разное время совершил два убийства, за первое из которых он не был судим, содеянное в целом должно квалифицироваться по п. "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ, а при наличии других квалифицирующих признаков - также по соответствующим пунктам ч. 2 ст. 105 УК РФ, из приговора подлежит исключению осуждение Т. по ст. 105 ч. 1 УК РФ, поскольку по данному делу имеет место вышеописанный случай.

Что касается наказания, назначенного Т. по ст. 105 ч. 2 п. п. "к", "н" УК РФ, то оно смягчению не подлежит, поскольку назначено в соответствии со ст. 60 УК РФ и соответствует тяжести содеянного, личности виновного и обстоятельствам дела. Данное наказание невозможно признать явно несправедливым вследствие его суровости.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского областного суда от 7 марта 2002 года в отношении Т. изменить, исключить из приговора осуждение Т. по ст. 105 ч. 1 УК РФ.

Этот же приговор в части осуждения Т. по ст. 105 ч. 2 п. п. "к", "н" УК РФ к 15 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"