||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 июля 2002 г. N 48-о02-104

 

Председательствующий: Каленова В.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Колесникова Н.А.

судей Хинкина В.С. и Коваля В.С.

рассмотрела в судебном заседании от 19 июля 2002 г. кассационные жалобы осужденных И. и Г. на приговор Челябинского областного суда от 7 марта 2002 г., которым

И., <...>, ранее судим: 03.02.83 г. по ст. ст. 146 ч. 2 п. п. "а", "б", 206 ч. 2 УК РСФСР к 7 годам лишения свободы; 21.03.91 г. по ст. ст. 15 - 145 ч. 2, 206 ч. 2 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы,

осужден по ст. 102 п. п. "г", "и", "н" УК РСФСР к 12 годам лишения свободы; на основании ст. 40 ч. 3 УК РСФСР по совокупности с приговором от 09.11.2000 г. путем частичного сложения наказаний назначено к отбыванию 14 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

Г., <...>, судим: 12.04.90 г. по ст. ст. 144 ч. 2, 212-1 ч. 2 УК РСФСР к 2 годам исправительных работ с удержанием 20% заработка в доход государства; 25.01.91 по ст. 212-2 ч. ч. 1, 2 УК РСФСР с присоединением неотбытого наказания к 2 годам 2 месяцам лишения свободы;

осужден по ст. 102 п. п. "г", "н" УК РСФСР к 11 годам лишения свободы; на основании ст. 40 ч. 3 УК РСФСР по совокупности с приговором от 09.11.2000 г. путем частичного сложения наказаний назначено к отбыванию 13 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Постановлено взыскать с И. и Г. в пользу Б. по 75000 рублей в возмещение, компенсации за моральный вред и по 2541 рублю - расходы, связанные с погребением.

Этим же приговором осуждены Ф., Р., в отношении которых приговор не обжалован и не опротестован.

Заслушав доклад судьи Хинкина В.С., объяснения осужденного Г. и мнение прокурора Хорлиной И.О. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

И. и Г. признаны виновными по приговору в умышленном убийстве по предварительному сговору группой лиц и с особой жестокостью Б.А., а И., являясь лицом, ранее совершившим попытку умышленного убийства.

Преступление совершено в г. Миассе 29 сентября 1994 года при изложенных в приговоре обстоятельствах.

Вину осужденные не признали.

В кассационных жалобах и в дополнениях к ним:

осужденный И. указывает, что осужден необоснованно, что суд вопреки указаниям суда кассационной инстанции, отменившего предыдущий приговор, не выполнил их, не принял мер к исследованию доказательств и установлению фактических обстоятельств, не проверил доводы осужденных о невиновности, признав показания Г. на предварительном следствии правдивыми, хотя Г. утверждал, что они даны под воздействием недозволенных методов; суд не обеспечил явку в суд свидетелей М. и К., признал объективными показания потерпевшей Б., хотя очевидцем преступления она не была, а ею показания даны со слов указанных свидетелей, и дело рассмотрено судом с нарушением уголовно-процессуального закона и положений ст. 51 Конституции Российской Федерации;

осужденный Г. просит об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение, утверждает, что дело рассмотрено ненадлежащим составом суда, в который входила народный заседатель достигшая 82-летнего возраста; указывает, что установленные судом обстоятельства не соответствуют фактическим и основаны на его, Г., показаниях полученных с нарушением уголовно-процессуального законодательства и на показаниях потерпевшей Б., которые носят производный характер от показаний свидетелей М., К., К.Р., которые судом не допрошены, хотя их показания содержат противоречия, выводы судебно-медицинской экспертизы находятся в противоречии с его объяснениями, доводы о его отсутствии на месте преступления и непричастности к убийству не опровергнуты.

Проверив материалы дела и обсудив доводы жалоб, Судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения.

Вина осужденных установлена исследованными в судебном заседании и приведенными в приговоре доказательствами, на основании которых суд правильно установил фактические обстоятельства.

Так, из показаний потерпевшей Б. следует, что со слов М., близкого знакомого их семьи, ей стало известно, что ее муж совершил кражу шубы и долларов из квартиры К.Р. и был там задержан К., а затем связан и увезен четырьмя парнями, вызванными К.Р. Ими были А. по кличке "Адидас", С. - "Бешеный" и двое из г. Свердловска. Со слов же М. ей известно, что мужа убили те, кто приезжал к К.Р.

Из показаний свидетеля К.Р., данных ею на следствии и исследованных в суде следует, что по приходу домой от К., помогавшей по хозяйству, она узнала, что, выгуливая собак, он увидел в квартире свет и на лестнице столкнулся с мужчиной (Б.А.), одетым в куртку ее сына. С помощью газового пистолета он задержал его. Она позвонила другу сына Е., который послал к ней ребят. Приехавшим С., И. и высокому парню она сказала, что у нее пропали доллары. Ребята пообещали разобраться и уехали с Б.А. в пос. Строителей к его ребятам. Позднее она спросила о Б.А. Ей ответили, что разобрались с ним, и он должен принести деньги. Потом она спросила у Е. о Б.А. Он ответил, что его уже нет в живых, что его убили ребята, которые увезли его.

Из показаний свидетеля К. следует, что после задержания они с К.Р. разбирались с задержанным, выясняли, что он - Б.А. Они связали его. Он назвал фамилию М., которому К. рассказал по телефону, что Б.А. залез в квартиру К.Р. Приехавшие по просьбе К.Р. четверо парней: И., С., высокий и смуглый разбирались с Б.А., и И. ударил Б.А. кулаком в лицо. Потом по предложению И. Б.А. увезли на машине. Впоследствии от Е. слышал, что тот слышал разговор между женой Я. и "бешеным" (С.), что Б.А. как живой стоит перед его глазами. Когда он, К., спросил у К.Р. о Б.А., то из ее ответа понял, что Б.А. убили.

Аналогичное следует из исследованных судом показаний свидетеля М., которому К. рассказал о судьбе Б.А. Кроме того, когда он узнал о смерти Б.А. и пытался его разыскивать, то ему передавали, чтобы он прекратил поиски.

Труп потерпевшего Б.А., как видно из протокола осмотра места происшествия, обнаружен закопанным на глубине 0,5 метра в зарослях кустарника на берегу озера Ильмень в одежде и надетых на тело холщовых мешках.

Согласно выводов судебно-медицинской экспертизы трупа Б.А. на его теле обнаружены: конструкционный перелом правого рожка подъязычной кости, характерный для удавления - сдавливания шеи руками или иными предметами, а также полные и неполные переломы ребер сгибательного и разгибательного характера слева и справа по различным анатомическим линиям, всего 10 ребер, что составляет 37,5 процентов от всего костного каркаса грудной клетки. Такое количество переломов обычно сопровождается шоком и тяжелым общим состоянием, что могло способствовать наступлению смерти от асфиксии, так как смерть человека, находящегося в тяжелом состоянии наступает быстрее. Указанные переломы, по мнению эксперта, относятся к категории тяжкого вреда здоровью. Смерть Б.А. наступила от совокупности вышеуказанных телесных повреждений с удавлением от сдавливания шеи. Непосредственно до перелома правого рожка подъязычной кости имели место удары руками, ногами, молотком, способствовавшие наступлению смерти Б.А. Эти выводы находятся в соответствии с другими доказательствами.

Хотя в судебном заседании Г. вообще отрицал свое нахождение в г. Миассе в день убийства Б.А. и причастность к преступлению, а И. показал, что к К.Р. он ездил с С. и А., но к убийству Б.А. он не причастен, что потерпевшего убил А., рассказавший им об этом на другой день, однако исследованные судом показания И., Г., С., данные ими на предварительном следствии, в совокупности с другими исследованными доказательствами свидетельствуют о виновности И. и Г. и опровергают их доводы.

Так, из этих показаний Г. следует, что по просьбе К.Р. они вчетвером: он, И., А. и С. на машине под управлением последнего приехали к ней, увидели в квартире Б.А. При разбирательстве Б.А. вел себя агрессивно, отказывался называть другое лицо, с которым он был, и И. предложил увезти в пос. Строительный, чтобы с Б.А. разобрались его ребята. В пути Б.А. стал драться, бить ногами в рулевое управление, и они тоже ударили Б.А. кулаками. Потом С. остановил машину и ударил 2 раза молотком по голове Б.А. Потом в пути Б.А. вновь стал драться. С. на первом же повороте свернул, и они приехали на берег озера, где Б.А. по предложению А. вывели из машины, и А. бил его молотком по голове; он, Г., пнул в грудь и живот, а И. также пинал Б.А. по телу. Потом его бил молотком по голове С. Б.А. после этого перестал двигаться, но был жив. Испугавшись, его подтащили к воде, обливали, но он не шевелился. Испугавшись, что он умер, его бросили в воду. Пока обсуждали, что делать, от головы Б.А. пошли круги. Он, Г. испугался и опустил голову Б.А. еще ниже в воду. Поняв, что Б.А. умер, И. и С. предложили закопать труп. В кустарнике привезенной им и С. лопатой они вырыли яму; копали он, И. и А., а С. наблюдал за обстановкой на дороге. Потом на труп надели холщовый мешок, опустили в яму и закопали. На заправочной станции купили 5 литров бензина, облили место захоронения, чтобы не разрыли собаки, и уехали. На следующий день он уехал в г. Екатеринбург.

Свои показания Г. подтвердил при выходе на место происшествия, указал место захоронения трупа, что зафиксировано в видеозаписи этого следственного действия, просмотренной судом.

Из показаний И. на следствии и в суде следует, что о совершенном убийстве знает со слов А., который рассказал, что он убил Б.А. молотком, показал место захоронения.

Из показаний находящегося в розыске С., исследованных в судебном заседании следует, что к К.Р. ездили четверо: он, И., Г., А. За рулем был он, С., так как у Г. не было водительских прав. С целью разобраться с Б.А. они довезли его до выезда на центральную дорогу, где он вышел и ушел добровольно обещал вернуть похищенное, а они с И. уехали. При этом Г. и А. оставались у дома К.Р.

Таким образом осужденные дали показания по своему усмотрению.

Анализируя приведенные и другие доказательства и оценив их в совокупности, суд правильно установил фактические обстоятельства и опроверг доводы Г., что его в г. Миассе в день преступления не было и доводы И. о том, что Г. не участвовал в поездке с Б.А. в пос. Строительный, а показания Г. о том, что признательные показания он дал под воздействием недозволенных методов, суд обоснованно отверг.

Изложенное свидетельствует о доказанности вины И. и Г. в убийстве потерпевшего Б.А., поскольку оба они участвовали в непосредственном лишении жизни, и их действия квалифицированы правильно.

Доводы жалоб о неисследованности и неправильном установлении фактических обстоятельств, о нарушении норм уголовно-процессуального законодательства и положений ст. 51 Конституции РФ являются несостоятельными. Суд обоснованно огласил и исследовал показания лиц, не явившихся в судебное заседание, принимал меры к обеспечению их явки и признав в соответствии со ст. 286 УПК РСФСР необходимым такое оглашение этих показаний.

Назначенное осужденным наказание соответствует требованиям ст. 60 УК РФ и является справедливым.

Необоснованными являются доводы жалобы Г. о незаконном составе суда по той причине, что в него входила народный заседатель в возрасте 82 года поскольку предельный возраст пребывания в должности в 65 лет, установленный Федеральным конституционным законом от 15.12.2001 N 5-ФКЗ, распространяется лишь на судей федеральных судов. Для граждан, участвующих в осуществлении правосудия предельного срока или ограничения в возрасте законом не предусмотрено.

Таким образом, оснований к отмене приговора не имеется.

Вместе с тем приговор подлежит изменению по следующим основаниям.

В описательной части приговора суд при описании преступного деяния указал, что оно совершено И., Г., А., в отношении которого дело прекращено в связи с его смертью, и лицом, находящимся в розыске, а при мотивировке умысла осужденных И. и Г., направленного на лишение жизни указал, что эти лица совершили преступление с С., действуя с единым умыслом, согласованно, между тем С. находился в розыске, и дело в отношении него выделено в отдельное производство.

При таком положении, указание в приговоре на приведенное обстоятельство об участии в преступлении С. подлежит исключению из приговора.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Челябинского областного суда от 7 марта 2002 года в отношении И. и Г. изменить, исключив из него указание об участии в преступлении С.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы И. и Г. оставить без удовлетворения.

 

Председательствующий

Н.А.КОЛЕСНИКОВ

 

Судьи

В.С.ХИНКИН

В.С.КОВАЛЬ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"